«Афиша Daily» поговорила с Ксенией Разуваевой, руководительницей Федерального агентства по делам молодежи. Мы узнали, какие процессы происходят сейчас в молодежной политике, как работают с оппозиционно настроенными студентами и можно ли получить грант от государства на проведение рейва.

— Как агентство взаимодействует с теми людьми, которые уезжают из России, признаются иноагентами или занимают оппозиционную позицию? Многие герои молодого поколения сейчас покинули пределы России, как будет строиться диалог с ними, будет ли вестись работа над созданием новых имен?

— Вы в своем вопросе затрагиваете достаточно узкую прослойку — людей творческих профессий. Я соглашусь с вами в том, что их вклад нельзя преуменьшать. Но нельзя преувеличивать количество тех, кто по тем или иным причинам решил уехать, к тому же многие уже вернулись.
Наша задача как агентства — создавать условия для всех, вне зависимости от того, чем ребята интересуются.

Мы открыты к диалогу. Решение всех проблем — в диалоге, мы совершенно точно ни от кого не закрываемся.

А насчет работы над созданием новых имен можно только сказать, что наше время, безусловно, гораздо более насыщенно в информационном плане, от этого создается впечатление, что масштаб нынешних героев не тот, что прежде. Но это не так. Для меня сегодня настоящие герои — это молодые ученые, выдающиеся инженеры, предприниматели, поддерживающие локальное производство, развивающие новые рынки. Это те, кого я называю патриотами, — те, кто своими действиями, а не словами доказывают любовь к своей земле. Я думаю, что на таких лидеров должна равняться наша молодежь.

— Происходит отток молодых специалистов из страны, как будет решаться проблема освободившихся мест?

— Во-первых, любые сложности и кризисы — это всегда время возможностей. В этом смысле сейчас открыто множество дверей. Я ежедневно общаюсь с очень крутыми специалистами, которые не думают никуда уезжать, наоборот, они счастливы, потому что освободился высококонкурентный рынок, в том числе, в сфере креативных индустрий.
Особенно это касается креативных индустрий. Освобождается огромное количество ниш. Молодой предприниматель Игорь Голиков основал бренд модной одежды Kukla. И я одевалась в его вещи! И вот недавно мы общались и он сказал, что наконец-то у его компании появилась возможность масштабироваться, потому что крупные бренды не давали ему пробиться.
А предприниматель Игорь Сухов из небольшого города в Сибири построил самый крупный бизнес по бурению скважин. Бизнес староформатный, но он его круто технологизировал. Ему нет 35 лет.

В сфере технологического предпринимательства, творческих индустрий — везде открыто множество возможностей. У нас есть мощные инструменты, например, на конкурсной основе в рамках грантовой кампании Росмолодёжь распределяет 2,5 млрд рублей в год. Деньги получают лучшие, социально-значимые проекты, которые работают в разных направлениях, например, в сфере экологии, айти или волонтерства.

© Арсений Горшенин

— Многие студенты активно конфликтуют с руководствами вузов, например из‑за своей политической позиции. Они подписывают петиции, создают микромедиа. Как быть студенту, если его взгляды привели к конфликтам?

— Ключевой момент: все проблемы решает диалог.
Студенческое сообщество было, есть и остаётся ядром молодёжной политики, самой активной и яркой её частью, несмотря на то, что в соответствие с профильным законом молодой человек в России сегодня — это широкая возрастная рамка от 14 до 35 лет. Когда год назад я возглавила ведомство — первая цель, которую поставила себе наша команда — сделать работу с молодёжью — общей задачей, создать экосистему молодёжной политики и добиться того, чтобы наша возрастная группа пользовалась вниманием каждого отраслевого ведомства, крупных системообразующих корпораций. Первые ведомства, с которыми мы выстроили очень плотную, партнерскую связь — были Минобрнауки России и Минпросвещения России — в обоих появились профильные заместители министров, которые теперь курируют в том числе реализацию молодежной политики, помогают нам выстраивать диалог со школьными, студенческими сообществами.

У нас уже существует большое количество форматов диалогов со студентами. Например, есть проект «Твой Ход», это не конкурс, это экосистема возможностей. В проекте уже задействовано около 900 тыс. студентов. Это одна четвертая всего студенчества в стране. Для более глубокого понимания потребностей студентов, мы физически в этом году объехали 40 регионов страны и зашли в каждый университет, провели презентацию этого проекта, ответили на вопросы и пообщались. Лично поговорили с каждым — и это совсем другой уровень погружения в коммуникацию.
Платформа открывает много возможностей: образование, путешествия.

Я верю, что проблемы можно решить с помощью правильного построенного диалога

— И все-таки какой механизм есть у студента, чтобы решить конфликт внутри вуза?

— Студент должен занимать проактивную позицию в своем университете. Сейчас очень много структур самоуправления в вузах, и они далеко не бесполезны.

Мы работаем со студентами не только через ректоров или проректоров, мы взаимодействуем напрямую с аудиторией. Те студенты, которые занимают проактивную позицию, всегда будут услышаны.

Есть конкретный кейс. У нас была проблема. Мы ежегодно проводим грантовый конкурс. Мы столкнулись с тем, что мы выдаем гранты вузам, а студенты даже не знают, что такие возможности существуют.

Поэтому в этом году мы объявили в учебных заведениях, что они больше не смогут подать заявку на грант, если студенты за нее не проголосуют. В итоге 80 тысяч студентов проголосовали за проекты, и в грантовом конкурсе победили те вузы, которые провели питчинги и открытые обсуждения среди студентов.

Это же важно — выяснить, хотят ли студенты организовывать спортивное мероприятие, или им интересно больше направление экологии, или они вообще хотят построить свой собственный волонтерский центр.

© Арсений Горшенин

— А если студенты хотят получить грант на рейв?

— Может, если они рейв хотят, то почему бы и нет. Таких кейсов у нас вроде не случалось, но были творческие фестивали. Так что все возможно. В любом случае мы все спрашиваем у студентов. Мы следуем принципу соавторства — и ребята постоянно предлагают нам идеи. Это решает множество проблем коммуникации.

— Какие механизмы поддержки существуют для студентов из творческих вузов?

— Когда‑то я безумно хотела поступать в театральный вуз и сейчас рада, что через работу я могу соприкасаться с творческими людьми. Мы действительно много взаимодействуем с креативной молодежью, и у нас есть беспрецедентные меры поддержки именно для таких студентов.
В первую очередь наш флагман в этом плане — это арт-кластер «Таврида». Это Мекка для деятелей культуры. Все, что делается там, создается в коллаборации с крупными галереями, холдингами, медиа.

«Винзавод», все творческие вузы от ВГИКа до МАРХИ — наши партнеры и помогают отбирать ребят, которые туда поедут. Механизм работы арт-кластера упрощает процесс поиска своей ниши и аудитории. Если мы проводим программу для фотохудожников, то следующий логичный шаг такой: к нам приезжает лауреат премии «Легенды Тавриды» Ольга Свиблова и выбирает лучшие работы к себе на выставки. Так молодые художники, например, начинают выставляться в галерее Омельченко и других.

— В арт-кластер отправляет вуз?
— Нет, это открытый конкурс. Человек сам подает запрос и документы. Правда, конкурс у нас большой, до 20 человек на место, это круче, чем в любом университете.

Форум длится полгода, но заезд может быть и на одну неделю. И это очень много интенсивного обучения. Мы любим смешивать индустрии. Например, у нас есть арт-школа «Кириллица». Для нее мы собрали лингвистов, дизайнеров, которые используют кириллицу в одежде, и художников. Все это для создания классного продукта по заявленной теме.

Кино мы объединяем с театром. На стыке разных индустрий рождается что‑то интересное. Мы хотим создать практико-ориентированное образование.

— Поддерживается ли сейчас IT-отрасль в сегменте молодежных кадров и бизнесов? Какие программы существуют, какие возможности предлагаются?

— Сейчас все представители разных отраслей мечтают, чтобы их поддерживали так, как поддерживают IT-сферу.

В отношении IT-индустрии приняты беспрецедентные экономические меры: это снижение налога на прибыль, снижение страховых взносов на сотрудников, мораторий на проверки. Скоро выйдет целый пакет мер, который будет включать в себя льготную ипотеку для айтишников, льготные кредиты.

Все что угодно, только будь айтишником и создавай продукты. Минцифры очень круто поддерживает специалистов.

У нас тоже есть фокус на поддержку IT-индустрии в рамках нашей грантовой кампании. Например, проект «Цифровой прорыв» платформы «Россия — страна возможностей» — по сути, это хакатон, в рамках которого участники занимаются разработкой решений для разных компаний, а работодатели находят себе в команду талантливых ребят.

Наш проект принес плоды в том числе и для нашего агентства: платформа добро.рф — это наша разработка, собственный продукт молодых профессионалов. Один из крутых кейсов — история Андрея Каверина, сейчас он руководитель направления исследования данных «Сбера», он получил приглашение на работу после участия в финале «Цифрового прорыва». Андрей собрал команду и успешно выступил сначала в центральном IT-хабе «Цифрового прорыва» в 2020 году, а позже и в финале, предложив решение в кейсе «Сбера». Решение совмещало в себе почтовый клиент с моделями искусственного интеллекта, что позволяло высвободить время менеджера. В 2021 году команда Андрея в финале заняла 3-е место — участники разработали систему для отслеживания цифрового следа в сети.
Айтишником в России сегодня быть точно очень здорово и выгодно.

— Как сейчас обстоят дела в сфере волонтерских движений, какие программы существуют, как в них вовлечена молодежь?

— Волонтерство — это огромный тренд, и я верю в то, что оно всех объединит. Во время пандемии проект #МыВместе помог огромному количеству людей: волонтеры ездили по квартирам и привозили бабушкам продукты, развозили лекарства. Это была очень большая кампания. У нас также появилась премия #МыВместе. Мы вручаем ее за самые лучшие социальные проекты. У нас есть огромная платформа добро.рф, которая объединила 3,5 миллиона человек.

Эта платформа — очень простой и понятный маркетплейс, заходишь и выбираешь любое направление.
Волонтерство, кстати, бывает и профессиональное, среди уже определившихся со своим призванием. У нас, в числе прочих профессиональных волонтерских объединений, есть большое движение студентов-медиков.

© Арсений Горшенин

— В чем ключевые отличия Дня молодежи прошлых лет от этого года? Какими программами в этом году обогащен фестиваль?

 — То, что мы делаем сейчас с фестивалями в разных городах, — мы делаем впервые. У нас будут площадки в десяти крупных городах, и это не просто фестиваль для веселья, это время возможностей и пользы здесь и сейчас. Будут представлены крупнейшие компании для стажировок или летних практик, в том числе и оплачиваемых. Так что с праздника можно будет уйти с оффером. Или выбрать для себя волонтерский проект на лето. Для молодых предпринимателей мы предоставляем места — можно подать заявку и выставить свою продукцию. Вход для всех на фестиваль будет свободным.
Для молодых музыкантов мы даем шанс оказаться на большой сцене, но не просто разогревом какой‑нибудь звезды, а самостоятельно.

Главная концепция — это фестиваль возможностей. Сейчас сложное время, и он нужен как никогда, чтобы показать молодым людям пути развития и все, чем располагает страна для их реализации. Мы отмечаем молодость!