Реклама
Тем временем в России
«Она заменяет мне маму»: монологи детей из детских домов и их наставников
11 апреля 2022 14:04
Ко Дню заботы «Афиша Daily» вместе с фондом «Солнечный город» сделала фотопроект с наставниками и их подопечными. Поговорили с героями о том, как им удается найти общий язык, как общение взрослого и ребенка меняет жизнь обоих и что наставничество дает тем, кто решил взять на себя ответственность за будущее воспитанника детского дома.

Виктория и Наташа

Виктория, 42 года

Наставница

О фонде «Солнечный город» я узнала в 2009 году из объявления в местном детском центре. Им нужны были игрушки и одежда, и я стала периодически отвозить их на гуманитарный склад. Захотелось стать волонтером, но возможности для этого появились только год назад. После заполнения анкеты меня пригласили на собрание, где я подробно узнала о проекте «Наставничество». Решилась поучаствовать не сразу: волновалась, было страшно зайти в детский дом, страшно взять ответственность за подростка, были сомнения — получится ли у меня? Но после прохождения тренинга что‑то внутри екнуло, что это мое.

Знакомства с Наташей я ждала долгих четыре месяца. Когда куратор проекта позвонила и пригласила в детдом для встречи с подопечной, я разволновалась. Что говорить? Что надеть? В назначенный день встречались сразу несколько пар: подростки заходили в комнату, и я гадала, кто же из них ко мне. И вот врывается высоченная красотка, хватает меня в охапку и произносит: «Я ждала тебя два года!» И все мои сомнения в этот момент лопнули — я там, где и должна быть!

Общение у нас сложилось сразу. Когда Наташа должна была приехать к нам в гости, у меня был план: вместе приготовить ужин и провести время с нашей семьей. Но она просто вырубилась — легла на диван и проспала несколько часов.

В детдоме всегда кипеж, нельзя закрывать двери, а у нас она впервые оказалась в безопасной и тихой обстановке. Когда я отвозила Наташу домой, мы разговорились: она вспоминала детство, родителей. Думаю, с этого момента она окончательно доверилась мне как взрослому другу.

Трудностей у нас было мало — только из‑за «провинностей» Наташи в детском доме, которые могли наказываться лишением встреч с наставниками. У девушки вспыльчивый характер, она не терпит несправедливости, как и многие подростки, и всегда бурно реагировала, когда что‑то казалось ей неправильным, могла даже поссориться с воспитателями. Но что бы ни происходило, у нас всегда оставалась связь по телефону. В такие моменты я поддерживала ее, подсказывала, нужно ли извиняться. Мне удалось научить Наташу признавать ошибки и просить за них прощения. Она поняла, что это не страшно и может давать положительный эффект. А ее поведение в детдоме улучшилось настолько, что однажды эти перемены в ее характере похвалил даже директор.

Наставничество помогает понять, что воспитанники детдома — не плохие люди. Например, у моей дочери был урок в школе, где обсуждалось материнство. Полина сказала, что, если у нее не получится родить, она возьмет ребенка из детдома, а ей ответили, что все дети там — «больные» и «трудные». Дочка рассказала им о Наташе и о важности нормального человеческого отношения к воспитанникам детдомов — надеюсь, получилось утереть нос «педагогу».

Неожиданно для себя я многое приобрела за время общения с Наташей. Она научила меня радоваться мелочам — молочному коктейлю («Что такое милкшейк?» — спросила Наташа, когда впервые оказалась в кафе), прогулкам по берегу Обского залива («А в ракушках есть жемчуг?»). Как‑то мы просто пили чай в кафе с блинчиками и смотрели на закат: Наташа положила голову мне на плечо, так и сидели. Она часто вспоминает это и просит снова туда съездить.

Наташа, 17 лет

Воспитанница детского дома

Воспитанницей детского дома я стала в 14 лет. Папа погиб из‑за наркотиков, когда мне исполнилось 12. А еще через год мама умерла от пневмонии. Родители всегда ругались и даже дрались — хороших моментов не было. Когда я осталась одна, родственники не взяли меня к себе: у всех уже были свои дети, и я была не нужна.

В детском доме не было страшно: он находился в нашем селе, я знала всех ребят оттуда, мы вместе учились в школе. Там я нашла много возможностей развиваться: занялась танцами и полюбила спорт. После уроков мы делали домашнее задание, а потом бежали играть в баскетбол и волейбол. По вечерам мы собирались в домашнем кинотеатре, а летом ездили в лагерь и на Обское море.

«Солнечный город» давно сотрудничает с нашим детским домом, поэтому я знала, что у ребят могут быть наставники. Я сразу заметила Вику: такая красивая, милая и добрая. Очень хотелось, чтобы именно она стала моей наставницей. После знакомства мы пошли гулять, но еще немного стеснялись. Вторая встреча пришлась на мой матч по волейболу. Вика приехала к нам в Криводановку (село в Новосибирской области. — Прим. ред.) и болела за меня — было приятно, ведь впервые кто‑то из близких присутствовал на моих соревнованиях.

За время наставничества Вика стала очень важным для меня человеком. Порой даже хочется, чтобы она была моей мамой, настолько тепло она относится ко мне. Вика поддерживает меня в любых начинаниях, поднимает настроение. Когда мы долго не видимся, то общаемся в мессенджерах, а в разлуке даже иногда плачу, настолько она мне дорога. Раньше мне было грустно, так как меня никто не навещает из близких, из родственников я ни с кем не общаюсь. Вика стала первой, кто приезжал ко мне каждые выходные, звала с собой в кино, магазин или кафе. Вдвоем нам всегда весело и тепло. У нас даже появился свой ритуал: вот уже вторую зиму мы ездим на Бердскую косу делать красивые фотографии.

Пока я не решила, кем вижу себя в будущем, но точно хотела бы стать наставником у ребенка из детского дома. По себе знаю, как дети радуются таким смелым и добрым людям. Возможно, когда у меня будет свое жилье и стабильный доход, я даже смогу усыновить ребенка.

Яна и Соня

Яна, 50 лет

Наставница

Моим первым участием в деятельности фонда «Солнечный город» была помощь в закупке средств гигиены для маленьких детей. Я захотела узнать больше о работе организации, в том числе и о волонтерстве. Мне рассказали про «Наставничество», когда взрослые общаются с ребенком и становятся ему другом, — так мы с Соней нашли друг друга. С первой встречи было чувство, что мы знакомы уже много лет. Мои родные очень хорошо восприняли участие в Сониной жизни. Она стала членом нашей семьи: приходит в гости ко мне и моим родителям, летом вместе ездим на дачу. Соня может общаться с моей мамой, а праздники отмечаем в кругу нашей семьи. 

Наши встречи были разнообразными — мы много общались, и я всегда старалась окружить ее заботой. Конечно, иногда приходилось проводить с ней серьезные беседы — о житейских делах или школе, на которую часто делался акцент. Подростковый возраст — это время, когда не очень хочется учиться. Мотивировать Соню удалось личным примером: я рассказывала, как занималась в ее возрасте и с чем сталкивалась.

Самый сложный момент — это выпуск из детдома. Из мира, где ребенок находится под полным контролем взрослого, он попадает в другой, где предоставлен сам себе. Даже в колледже то, как и чем они живут, никого не волнует , главное — приходить в общежитие. Детям выдают деньги, но они не умеют ими пользоваться. Я объясняла, как нужно распределять средства, чтобы хватало на еду и одежду. Сейчас Соня живет самостоятельно, а я помогаю только в вопросах здоровья: договариваюсь с врачами и записываю ее на прием.

Очень вдохновляет видеть, насколько благотворно твое участие влияет на ребенка, как он тянется к тебе, как ему важны твои забота и тепло. Это то, что дает мне силы. Наставничество учит меня быть терпимее и внимательнее к окружающим. Мы много фокусируемся на себе, а когда замечаем, что происходит у людей, это помогает понять, что жизнь — это еще и то, что ты можешь дать другим.

Соня, 20 лет

Бывшая воспитанница детского дома

В центр «Созвездие» я попала в 2017 году и прожила там два года. Оказалась я там после многочисленных и неудачных попыток инспекторов по делам несовершеннолетних изменить моих родителей и помочь им справиться с алкогольной зависимостью. С Яной я познакомилась в 2018 году в детдоме. Воспитатели предупредили, что ко мне придет наставник. Я переживала, что он мне не понравится, но вышло наоборот. Мы долго разговаривали, оказалось, что у нас много общего. Даже ее дача и дом, где я жила до «Созвездия», находились в одном поселке. Общий язык мы нашли почти сразу, потому что Яна была старше и опытнее меня. Ей всегда удавалось найти подход ко мне, дать совет, что‑то объяснить, даже поругать меня — но только чтобы я стала лучше.

Появление наставника — одно из лучших событий в моей жизни. Я считаю, что каждому ребенку из детдома нужен взрослый, который станет для него семьей. Тот, кто будет во всем поддерживать, консультировать. После выпуска из детдома не все воспитанники знают о своих правах, не всегда могут получить помощь — и в таких ситуациях спасает наставник, который знает ответы на вопросы. Яна помогает мне во всем, от лекарств, если я заболела, до мелочей — с учебой или поездкой на дачу. Она заменяет мне маму, настолько это родной человек.

Вместе с ее появлением в моей жизни стало больше ярких моментов. Мне запали в душу воспоминания, как мы праздновали Новый год: собрались всей семьей за столом, разговаривали, ходили смотреть салют. Еще нравится вместе ездить на дачу в машине, а по дороге смеяться над шутками, петь и по приезде помогать маме Яны. Этим летом я даже сама жарила шашлык, и всем понравилось!

Нас с Яной сближает любовь друг к другу, любовь матери и дочери, любовь двух друзей. Я могу доверить ей все, а в будущем хочу быть такой же. Успешным человеком, Соней, которая всего добьется, сможет построить счастливую семью и помогать другим. Хотела бы в будущем открыть собственное дело и иметь возможность поддерживать детей из детдомов.

Аня и Вероника

Аня, 37 лет

Наставница

Семь лет назад я стала преподавательницей йоги — это был мой способ сделать что‑то хорошее для окружающих, помочь им улучшить здоровье и прийти к внутренней гармонии. Тогда же я и заинтересовалась темой волонтерства: людей из этой сферы часто встречались мне на занятиях. Одно время я вместе с другими добровольцами ездила в детские дома, но наставничество подошло мне больше. Проще концентрировать внимание на одном ребенке и быть ему другом, а не приезжать к детям толпой с волонтерами и делать развлекательные мероприятия.

Стать наставницей окончательно решилась спустя полгода после того, как прошла тренинг в фонде. Эти шесть месяцев понадобились, чтобы понять, что я готова взять на себя такую ответственность. Первая встреча с Вероникой прошла онлайн, в разгар пандемии. Поначалу было волнительно, но вскоре мы нашли общий язык: стали регулярно созваниваться, а потом и встречаться. Из‑за правил детдома видеться с Вероникой получалось не так часто: ее не всегда отпускали, и мне казалось, что никому не нужно мое наставничество и помощь. Справиться с сомнениями помогла психолог — от нее я узнала, что Вероника очень рада нашему общению и нуждается в нем. 

Свободное время мы всегда проводим по-разному, занятие выбирает Вероника. Например, печем блины у меня дома, ходим в кино или кафе, гуляем по набережным. Вместе мы ездили в дельфинарий и катались на сноуборде. Еще много говорим о ее будущем, поступлении в колледж, планах в профессии. Все это помогает ей больше думать о взрослой жизни и обрести веру в себя, а не вариться в текущих проблемах внутри детдома.

Наставничество дает возможность делать добро. Мне важно, что я могу стать опорой человеку, у которого этого не было в семье, помочь ему поверить в себя.

Аким и Костя

Аким, 29 лет

Наставник

Два года назад по работе я переехал из Иркутска в Новосибирск. В интернете часто встречал посты, где люди рассказывали, как они помогают воспитанникам детдомов, ездят к ним, организовывают мероприятия. Мне тоже захотелось поработать с ребятами, так как казалось, что мне есть, чем с ними поделиться. Я отправил в детский дом сообщение с предложением помощи. Ответ пришел где‑то спустя месяц: сказали, что это должно проходить через благотворительные фонды. Так я решил участвовать в «Наставничестве». Семинары и тренинги лишь укрепили желание быть полезным для детей и понимание, что мне это нужно.

Обычно к наставникам прикрепляют воспитанников, но в моем случае им стал выпускник — Костя. Пока парень находился в детском доме, все шло хорошо: он был спокойным, неконфликтным. Но после выпуска, когда Костя почувствовал беззаботную, взрослую жизни, «расслабился»: появились сомнительные гулянки и алкоголь, пропуски по учебе, проблемы в общении. 

За Костю, я думаю, переживали больше, чем за других выпускников. Воспитатели верили в него, а с возрастом он стал не совсем таким, каким его хотели видеть. Костя подросток поколения Z, от которого ждали слишком многого, а он просто хочет жить, кайфовать без мыслей о будущем или перспективах. Наше с ним наставничество оказалось не сложнее, чем у других: изначально он сторонился меня, как и любого взрослого, но со временем увидел во мне старшего друга, которому можно доверять и рассказывать то, что другим знать не нужно.

Найти общий язык было нетрудно. На первой же встрече я убедил его, что не буду контролировать каждый шаг, что я всего лишь взрослый товарищ, который понимает его мироощущение. Мы общаемся около шести месяцев: Костя работает в гостинице для домашних питомцев и живет самостоятельно. Иногда мы встречаемся, ходим в бильярд, боулинг, кино или играем в настолки. 

У нас не очень много общих взглядов, кроме любви к большой и вкусной шаурме, но это и не критично. Главное для меня — помочь Косте влиться в общество так, чтобы его приняли.

Мне важно видеть, как он социализируется, строит планы. Постоянно напоминаю Косте, что если он не знает, как повести себя, то всегда может обратиться за советом. Не стараюсь завлечь парня своими занятиями или поменять круг общения, могу только показать, чем увлекаюсь, и познакомить со своими друзьями. И это касается всего остального: отдыха, работы, эмоций, поведения. Тем самым я, возможно, расширю его мировоззрение и предоставлю возможность выбора в более широком диапазоне.

Окружение по-разному относится к моему наставничеству. Кто‑то говорит, что это хорошее дело, кто‑то удивляется, спрашивает: «Зачем тебе это надо?» Есть и те, кто относится нейтрально. Но абсолютно все уважают этот выбор, потому что он мой. Меня знают человеком, который необдуманно ничего не делает. «Наставничество» — хороший проект, который учит доброте и человечности.

Юрий и Артем

Юрий, 37 лет

Наставник

О фонде и проекте я узнал случайно — увидел баннер на улице, изучил его вдоль и поперек, записал контакты, позвонил и подал заявку. Сложно сказать, почему решился на это. Было желание принести пользу кому‑нибудь. Мне не подходил вариант помогать деньгами, хотелось выстраивать человеческие отношения.

Я верю, что к любому человеку можно найти подход, главное — соблюдать обоюдные интересы. Общение с Артемом я выстраивал, основываясь на этом принципе: учитывал и свои, и его границы, сразу говорил, если что‑то идет не так. Так бывало, например, с долгом: иногда он забывался и не возвращал его вовремя, но путем обсуждения [личных границ] мы стабилизировали финансовые отношения. В детском доме он часто ссорился с воспитателями, спорил, но мы старались слушать друг друга и избегать обид или претензий.

Сложностью в наставничестве для меня стало умение сдерживать себя. Иногда взгляды человека кажутся глупыми, и в ответ хочется сказать что‑то неприятное. Опыт с Артемом научил меня, что люди делают резкие и далекие от реальности выводы не от глупости, а от нехватки опыта и знаний. Нужно не обижаться или критиковать собеседника, а наоборот, привести его логически к тому, чего не хватает для полноты картины. Не убивать желание размышлять на сложные темы, а добавить мотивации к изучению мира.

С Артемом мы общаемся уже пять лет: в первые годы он беспокоился, не был уверен, что мы будем долго поддерживать связь. Но со временем, сами не осознаем как, для нас стало естественным присутствие в жизни друг друга. 

Большая часть моей помощи в жизни Артема состояла в том, чтобы научить его самостоятельности и уверенности в себе. Я старался не акцентировать внимание на своих поступках. Хотелось, чтобы он понял: «Будешь действовать — будет результат». Особенно сложно с этим было после выпуска из детдома: Артем был уверен, что все плохо, все мешает, ничего не получится. Перестройка этого мышления путем разговоров заняла год. Затем я научил его концентрироваться на хорошем, что важно уметь радоваться и воспринимать позитивно то, что есть, и при этом не останавливаться на достигнутом. Я активно участвовал в его поступлении в колледж, делился идеями, где можно заработать деньги и куда сходить на образовательные курсы, постарался подсказать книги.

Не так давно я решил стать наставником для второго ребенка. У меня остается потребность делиться опытом, быть полезным. Я точно знаю, что такой взрослый был бы очень важен для меня. Обратная связь и понимание того, что ты делаешь, дает огромный ресурс и силы: это отвлекает, позволяет отключиться от ежедневных задач и проблем и перенастраивает мышление.

Мировоззрение подростков освежает наше собственное и позволяет по-другому смотреть на многие вещи. Когда ты можешь создать самый запоминающийся день для человека — это много стоит. В итоге у тебя появляются положительные эмоции от общения и возможность по-другому взглянуть на мир.

расскажите друзьям
Читайте также
События недели на afisha.ru
Рекомендации партнеров