Британский актер Дэниел Крейг рассказал в интервью подкасту SiriusXM, что предпочитает ходить в ЛГБТ-клубы, хотя он гетеросексуал. Мы поговорили с парнями и девушками о том, зачем они ходят в гей-клубы, чем они лучше других ночных заведений, и узнали у ЛГБТ-персон, как к этому относится их сообщество.

Халил, 28 лет, гетеросексуал

В гей-клубы, как и в гетеро, я хожу редко. Обычно делаю это с подругами, потому что друзья-парни не хотят, так как уверены, что «все сразу начнут приставать» к ним. Отвечаю, что теперь они понимают, как чувствуют себя девушки.

В первый раз я попал в гей-клуб Bulldog в 2011 году в Брайтоне, Англия. [Брайтон] считается одной из гей-столиц, и, конечно, мне захотелось сходить и посмотреть, что это за заведения. Меня удивило, что играла музыка адекватной громкости, и было ощущение, что я могу танцевать так, будто никто меня не видит. Не знаю, просто было приятно, и люди вели себя приветливее, чем в гетеро-клубах. В Москве я был в «Моно» и «Пропаганде», еще пару раз на дрэг-вечеринках в «Ровеснике» и «Неоне». Посетители в Англии, наверное, более расслабленные, чем у нас, но я давно там не был, поэтому не замечаю разницы.

Мне нравится, что музыка в ЛГБТ-клубах разнообразнее. Даже в Москве мало мест, где можно послушать Sophie, Леди Гагу и других поп-икон, которых я очень люблю. В гей-клубах нет атмосферы агрессии и альфа-самцовости, а гетеро-клубы похожи на загон с животными, где все смотрят с опаской или с хищным взглядом.

Кажется, что в ЛГБТ-тусовке более развита культура активного согласия и можно не бояться домогательств, что очень иронично идет вразрез страхам многих гетеропарней. Но, наверное, хорошо, что они этого не знают и можно отдохнуть без них.

По сути, они все равно остаются ночными клубами, где можно выпить и потанцевать. Специфика в том, что ЛГБТ-персонам комфортно, нет агрессии и нетерпимости. В гей-клубах безопасно всем, и это очень важно.

Евгения, 23 года, гетеросексуалка

Я регулярно хожу в гей-клубы вместе с друзьями, чаще всего бываем в «Центральной станции», «Трех обезьянах» и «Пропаганде». Там нестандартная атмосфера, веселые и зрелищные шоу и меньше риска, что ко мне или моей подруге будут приставать. Большинство гостей настроены позитивно, приветливы и вежливы. Еще в гей-клубах можно веселиться в окружении людей, с которыми у вас совпадают представления о свободе и толерантности.

Иногда в гей-клубах происходят неприятные моменты. Все могут быть самими собой, и порой это нарушает границы окружающих. К примеру, не каждый хочет посмотреть на парня, который залез на сцену, чтобы снять штаны и потрясти членом.

Встретить гетеромужчину в гей-клубе может быть неприятно, так как часто они заходят туда «по приколу», из‑за чего ведут себя неадекватно.

Еще мы с друзьями были в гей-клубе в Париже. Посетители, как мне показалось, чувствовали себя более уверенно и непринужденно, чем в московских заведениях. Все-таки у нас люди скованнее, если не считать профессиональных кросс-дрессеров (переодевание в одежду другого пола. — Прим. ред.). Но я уверена, что в будущем и у нас станет возможна такая же открытость и терпимость, как в Европе. В России давно существует сильная квир-культура, и в некоторых столичных регионах часто устраивают неплохие вечеринки.

В Европе посещение подобных мест гетеросексуалами не вызывает ни у кого удивления, в России же разговор об этом вызывает неудобные вопросы и даже может быть опасен. В гетеро-клубах у всех присутствующих нет какой‑то объединяющей идеи толерантности к ЛГБТ-сообществу, а для меня это важный вопрос человечности и адекватности. Но в клубах с посетителями от 18 до 26 лет, в таких, как «Ровесник», я чувствую себя комфортно. Знаю, что у моего поколения и ребят младше, вероятнее всего, нет агрессии к ЛГБТ-персонам.

Максим, 26 лет, гетеросексуал

Я не очень люблю клубы из‑за громкой музыки, поэтому хожу в них не так часто, а если и посещаю, то предпочитаю ЛГБТ-заведения, так как там безопаснее. В Москве я был только в «Секрете». Поцелуи посторонних людей меня не смущают — это нормально. Бывало, что со мной пытались познакомиться в гей-клубах, и, если честно, это даже льстит. Надо отдать парням должное — они отставали после отказа. В таких местах хорошая охрана: на входе стоят накаченные мужчины, которые к тому же строгие — сильно пьяных внутрь не пускают.

Выбираю гей-клубы в том числе из‑за музыки — хоть это и вкусовщина, но там она лучше. Еще в них больше естественности: здорово, когда люди знакомятся, флиртуют и никого не беспокоит, какого они пола. Это отзывается во мне.

Подробности по теме
Кто и зачем устраивает экскурсии для иностранцев по московским гей-местам
Кто и зачем устраивает экскурсии для иностранцев по московским гей-местам

Татьяна, 24 года, гетеросексуалка

Первый раз я посетила ЛГБТ-клуб в 19 лет вместе с друзьями-геями и подругой. Ребята давно хотели посмотреть, что там происходит, и уговорили меня присоединиться. Это был «Моно-бар» на «Чистых прудах». Тем летом мы посещали его чуть ли не каждую неделю — до пяти утра курили на открытой веранде, знакомились с людьми, обсуждали проблемы ЛГБТ-сообщества.

Как правило, посетители «Моно» проявляли интерес к феминизму. Мне запомнился только один мужчина, который сказал, что он гей, а потому его не волнуют проблемы женщин. Было обидно столкнуться с таким безразличием, но я не начала считать всех геев равнодушными к феминизму — многие из них поддерживают это движение. Другой мужчина признался, что работает на федеральном канале и не испытывает диссонанса от своей ориентации и позиции коллег. Это удивило меня.

Еще мы были в «Трех обезьянах» на «Краснопресненской», попали на дрэг-шоу, и в целом туда ходят разные люди, а целевая аудитория «Моно» — только мужчины. Правда, посетители «Трех обезьян» показались мне более высокомерными. Да, в обоих клубах люди были старше 30 лет, но если в «Моно» разница в возрасте не мешала им общаться с нами, обычными студентами, в «Трех обезьянах» чувствовалось какое‑то пренебрежение — причем в первую очередь не ко мне, а к моим друзьям-геям. Были, например, вопросы, кто «актив», а кто — «пассив», что, на мой взгляд, неуважительно.

Друзья пару раз ходили в «Центральную станцию» — я же не смогла присоединиться к ним из‑за занятости, к тому же мне не нравится их политика платного входа для женщин. Понимаю, что ЦС («Центральная станция». — Прим. ред.) позиционирует себя как клуб для геев, и в других ночных заведениях за вход платят мужчины. Но мне кажется не слишком справедливым устанавливать ограничения для другой угнетаемой группы, среди которой могут быть лесбиянки, трансгендерные женщины и остальные представительницы ЛГБТ-сообщества.

Последний раз я была в гей-клубе пару лет назад и в ближайшее время вряд ли появлюсь вообще в каких‑либо клубах. В студенчестве мы с друзьями могли позволить себе прийти пораньше, чтобы занять хорошие места, и остаться до закрытия. Сейчас же все работают, о тусовке нужно договариваться за месяц, а танцевать до утра — это что‑то из разряда подвигов.

Главный плюс — в гей-клубах нет такого сильного внимания к девушкам. Я могу быть уверена, что пьяные мужчины не будут навязывать свое общение, приставать и всячески досаждать. Минус — в такое место, как «Моно», нет смысла идти одной или с подругами, потому что пообщаться с кем‑то и весело провести время, как мне кажется, не удастся. Если в компании есть геи, то наладить контакт будет гораздо проще, но все-таки сложно отделаться от ощущения, что там ты никому не интересен. Так, когда мы были вдвоем с другом, то познакомились с мужчиной, который поддерживал разговор и угощал нас коктейлями, но было понятно, что он терпит меня только из‑за интереса к моему спутнику.

Я бы не оказалась в ЛГБТ-клубе без друзей-геев, и не думаю, что это было бы большим упущением. Да, на них интересно посмотреть, и здорово, что в России есть относительно безопасные пространства, где ЛГБТ-персоны могут знакомиться и развлекаться, но вряд ли гетеросексуальным людям будет интересно постоянно проводить там время. Тем более если они не увлекаются ЛГБТ-культурой.

Что ЛГБТ-персоны думают о гетеросексуалах в гей-клубах и зачем ходят туда сами?

Юлианна, 35 лет, не определилась с ориентацией

Впервые я оказалась в гей-клубе с коллегами, чтобы посмотреть выступление нашего общего знакомого. Было очень весело, и тогда я поняла, что лучше такие места — настоящие, непосредственные, — чем привычные «ночники», в которых воровство, домогательства и драки — обычные явления. После рождения ребенка я стала реже ходить в ЛГБТ-клубы — последний раз была несколько лет назад, еще до беременности.

В Мурманске есть только один гей-клуб — Town Hill. Он не сильно отличается от других, просто в нем уютнее, отличные коктейли и классная обстановка. Там больше милых, веселых и приятных людей, нет пьяных неадекватных мужчин, которые хотят только склеить девушку. Я долго идентифицировала себя как гетеросексуалку, но в последнее время мне сложно четко обозначить свою сексуальную ориентацию. Когда говорят «ЛГБТ-люди», у меня включается непонимание: «Это что, какой‑то новый пласт общества? Они такие же, как и все».

Гей-клубы дают мне свободу и понимание, кто я. В них не нужно притворяться, и очень жаль, что в остальное время в нашей стране приходится играть роль «нормальной». Что касается гетеросексуальных людей, то, мне кажется, пускать их в ЛГБТ-клубы не стоит: да, это можно назвать дискриминацией, но в России это в первую очередь безопасность для гостей, ведь случиться может что угодно.

Роман, 23 года, гомосексуал

В гей-клубах я бываю примерно раз в год-полтора. В Москве знаю три места: «Центральная станция», «Моно» и «Три обезьяны». Каждое из них уникально. Первый клуб очень большой, с разными зонами, и потому самый удобный — там есть музыка и атмосфера на любой вкус. «Моно» мне нравится меньше всех — большинству гостей от 35 лет, и когда ты младше, заметна колоссальная разница во взглядах. Публика кажется очень высокомерной. В «Трех обезьянах» спокойно, дружелюбно — для меня это самый оптимальный вариант.

ЛГБТ-клубы в целом безопаснее других: знаю, что ни перед кем не придется «пояснять за шмот» или стесняться танцевать так, как умею. Музыка тоже лучше. Я не люблю ремиксы, а в условной «Центральной станции» играет динамичный поп, который все знают. Еще там есть ощущение единства — такое я встречал из других клубов разве что в «Ровеснике» на вечеринке в стиле нулевых.

Несмотря на все плюсы, не могу сказать, что мне на 100% комфортно в ЛГБТ-клубах. Да, никто не пристает, но порой я ощущаю себя куском мяса, который оценивают за каждое действие. Берешь на баре коктейль — оценивают, куришь — оценивают. Мне это неприятно, потому что я хочу расслабиться, а не думать, хорошего ли мнения обо мне окружающие.

Другая проблема в том, что формат ЛГБТ-клуба я воспринимаю как некий «загон» для негетеросексуальных людей, мол, «мы тусуемся у себя среди своих». Поэтому, выбирая между вечеринкой в «Ровеснике», «Моно» или «Трех обезьянах», остановлюсь на первой. Там тоже отличная музыка и много молодых ребят, а единство между людьми более искреннее: все разные, но рады друг другу и равны, а не находятся там просто потому, что они ЛГБТ-персоны и это единственное место, где их не изобьют.

Гетеромужчины тоже заходят в гей-клубы. Пару раз были ситуации, когда они приставали к моим подругам. Это было отвратительно. Один мужчина вел себя настойчиво, не понимал слова «нет», и даже я, парень, почувствовал себя некомфортно. Когда он в очередной раз начал лезть к подруге, я утащил ее на танцпол, и больше мы его не видели, но остался неприятный осадок. Думаю, что можно пускать гетеросексуальных людей в ЛГБТ-клубы, но, как и всех, надо проверять на адекватность, чтобы они никому не навредили.

Настя, 20 лет, пансексуалка

В ЛГБТ-клубах я бываю где‑то раз в два-три месяца, одна или с партнером. «Малевич» — моя любовь, но и Police Club тоже неплохой. Для меня главный плюс таких мест в том, что я могу свободно флиртовать с понравившейся девушкой, и никто не пойдет против меня с вилами и факелами. А еще люблю дрэг-шоу, которых нет в гетеро-клубах.

Я не сталкивалась в гей-клубах с агрессией и, если честно, не встречала гетеросексуалов. Мне кажется, в ЛГБТ-клубы должны пускать всех, иначе получится обратная дискриминация. Я ведь хожу в другие клубы типа «Авроры» или Mod ради концертов, и никто не протестует. А вот что стоило бы сделать, так это улучшить охрану: поставить работающие металлоискатели, проверять карманы и сумки. Оскорбление я переживу, а вот нападение с оружием — нет.

Подробности по теме
«Никто не может запретить быть тем, кто вы есть»: как прошел онлайн-прайд в России
«Никто не может запретить быть тем, кто вы есть»: как прошел онлайн-прайд в России