1 августа в России вступили в силу поправки в законы «О животном мире» и «Об охоте» — теперь можно будет получить разрешение на добычу краснокнижных животных «в исключительных случаях». Мы поговорили с активистом и автором петиции против поправок о том, почему их приняли и чем это грозит животным.

Что случилось?

1 августа в России вступили в силу поправки в законы «О животном мире» и «Об охоте». Одно из изменений касается краснокнижных животных. Раньше был разрешен только отлов, но теперь стала возможна их добыча «в исключительных случаях». Например, для мониторинга, регулирования их численности, охраны здоровья населения и устранения угрозы для жизни человека. Разрешение будет выдавать Росприроднадзор — оно будет одноразовым и привязанным к конкретному случаю. Однако, согласно закону «Об охоте», «добыча» означает и отлов, и отстрел.

При этом и Минприроды, и глава думского комитета по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов заявили, что поправки никак не повлияют на животных и что «охота на них по-прежнему запрещена» (за это предусмотрено до девяти лет лишения свободы. — Прим. ред.). В WWF также сказали, что не видят никакой угрозы. Но, по мнению Greenpeace, поправки приведут к тому, что богатые люди смогут безнаказанно убивать редких и исчезающих животных под видом охоты «в научных целях».

Поправки в федеральные законы приняли в декабре 2020 года. Один из их авторов, член комитета Госдумы по бюджету и налогам Владислав Резник, входит в президиум «Клуба горных охотников».

В 2016 году «Клуб горных охотников» попросил пять разрешений на отстрел путоранских баранов из Красной книги, обосновав это «научными интересами», в обмен на 30 млн рублей на развитие заповедника, но так и не получил их.

В прошлом году Резник предложил использовать для оценки угрозы исчезновения животных, растений и грибов данные государственного мониторинга вместо научных сведений, однако инициативу отклонили.

Что думает зоозащитник?

Арсений Филиппов

Организатор экологического движения Native Russian, режиссер-документалист, автор петиции против отстрела краснокнижных животных

Поправки настолько замороченные, что никто из зоозащитников и юристов поначалу не обратил внимания на то, что с ними что‑то не так. А потом наконец увидели формулировку о добыче краснокнижных животных в исключительных случаях. За восемь месяцев, что прошли с принятия закона, мы написали петиции, сняли фильм, обращались в профильные инстанции и Госдуму.

Письмо против поправок подписало более 200 ученых, но его проигнорировали.

Закон работал десятилетия, и никто не мог объяснить, зачем нужны поправки. И только когда они вступили в силу и отменить их стало очень сложно, Минприроды и WWF рассказывают что‑то про оптимизацию законов и исключение дублирующих норм. Но до сих пор нет конкретных объяснений, к чему приведут и на что повлияют изменения. При этом Владимир Кревер (научный руководитель программы по сохранению биоразнообразия WWF России. — Прим. ред.) сказал, что поправки продвинуло «пресловутое охотничье лобби» и он не знает, зачем они нужны.

Это законное разрешение на убийство для определенной группы лиц, которая давно этого хочет. Например, для «Клуба горных охотников». Люди живут в параллельной вселенной и считают, что можно творить что угодно.

Кроме того, при внесении или вынесении животных из Красной книги теперь должны учитываться данные государственного мониторинга, который никто не ведет. Это приведет к игре со статистикой и завышению численности животных, чтобы убрать их из списка исчезающих и устраивать на них охоту.

Итогом станут коррупция, полное исчезновение видов и то, что будет учитываться мнение чиновников, а не ученых.

Важно дополнить абзац 6 статьи 24 ФЗ «О животном мире» предложением: «Добывание объектов животного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации, не допускается, за исключением их отлова в целях осуществления научно-исследовательской деятельности, а также сохранения и восстановления их популяций». Не хочу, чтобы эта история забылась. Государство должно видеть, что мы есть и мы против. Каждый может помочь с этим — распространить информацию в социальных сетях или подписать петицию.

Подробности по теме
Военные застрелили медведицу с медвежонком на Камчатке. Можно ли было поступить иначе?
Военные застрелили медведицу с медвежонком на Камчатке. Можно ли было поступить иначе?