О вебкаме слышно повсюду: в медиа, соцсетях, ему посвящают фильмы и сериалы. Но почему‑то говорят о нем только в положительном ключе, якобы вебкам приносит свободу и большие деньги. А вебкам-модели — новые миллионеры, поголовно летающие на Мальдивы. Светлана Дурбой разбирает, что не так с романтизацией вебкама и что на самом деле за ней стоит.

Светлана Дурбой

Заведую «Обществом»

Люди, большинство из которых женщины, предоставляющие секс-услуги, сталкиваются с огромным количеством проблем. Несмотря на спрос в этом сегменте, растущий в геометрической прогрессии, женщины, отвечающие на него, — один из самых незащищенных слоев населения. Если рядовой зритель фильмов для взрослых особо не подвергает себя опасности за свои увлечения, то сами же порноактрисы становятся легкой мишенью для травли своими «преданными поклонниками». И буллинг — далеко не единственное, с чем сталкиваются вовлеченные в секс-индустрию женщины.

Если о проблемах индустрии, где обязателен секс с другим человеком, у нас есть какое‑то представление, то об относительно недавно появившемся вебкаме практически не слышно ничего плохого. Спасибо за это можно сказать масштабной романтизации в интернете. В тикток загружают сотни видео, где на фоне брендовых пакетов и путешествий рассказывается, что все это с легкостью может позволить себе каждая вебкам-модель. Несовершеннолетние девушки наперебой комментируют, что еще немного и они «сорвутся и уйдут в вебкам». Медиа также публикуют удивительные истории личного успеха, где практически нет ни слова о негативной стороне этой индустрии или об этом упоминается вскользь, тем самым добавляя этой сфере больше позитивной трансляции. Вебкам уже настолько прочно вошел в нашу жизнь, что о нем снимаются фильмы и сериалы, во многих из которых вебкам-модель лишена всяких личностных характеристик, она не человек со своими чувствами и желаниями, а красивая кукла на экране, в которую то и дело влюбляется главный герой.

Сам же вебкам преподносится как непыльная «работа» на себя, с гибким графиком, высоким доходом, личным развитием в виде изучения иностранного языка и раскрепощения, а главное, в отличии от проституции и съемки в порно, — это легально, безопасно и совсем не похоже на торговлю телом в привычном смысле.

Условия выглядят как вакансия мечты, но, к сожалению, одна из основных проблем вовлеченных в секс-индустрию людей в том, что они никогда не знают до конца, на что именно дают согласие.

Что же вообще не так с вебкамом? Начнем с банального, юридически — это серая зона. Отношения между моделью и студией никак не регулируются, также как не регулируются отношения между моделью и сайтом, на котором она проводит трансляции. У моделей нет никаких прав, равно как и трудовых гарантий, таких как своевременная выплата зарплаты и вообще хоть какая‑то выплата. В случае любых проблем — вряд ли кто‑то будет ее защищать.

Сюда же относится и рассылка трансляций по всем знакомым. Несмотря на обещанную безопасность, через сливы проходят практически все модели, и оставить свою «работу» в секрете вряд ли выйдет. Более того, сливы — вещь повторяющаяся. Как только стихает одна волна безжалостной рассылки, за ней может прийти следующая и захлестнуть в самый неподходящий момент. Также есть большая вероятность, что запись стрима модели попадет на порносайт, откуда удалить его будет практически невозможно. Так вебкам-модель становится еще и порноактрисой без своего ведома и согласия.

Гибкий график превращается в 6, 8, а то и 12 часов ежедневного беспрерывного стрима. О каком личном удовольствии может идти речь, если все это время модель обязана выполнять далеко не всегда приятные ей желания своих клиентов, которым абсолютно все равно, что происходит в ее жизни и хочет ли она в данный момент совершать над собой эти действия. Выбор — делать ли то, что просят, или нет, наверное, есть, но будет ли он взвешенным, если на кону заработок?

Модель никак не контролирует рынок спроса, его формируют те самые покупатели, готовые отдавать деньги лишь за то, что им хочется видеть. Она зависима от них, если завтра в спросе будет новая унизительная фантазия, то единственный ее выбор: принять условия «игры» либо оказаться невостребованной. Что для вебкам-моделей недопустимо, ведь для многих это единственный источник заработка, и остаться без клиента значит остаться без средств к существованию.

Подробности по теме
«Я чувствовала себя куском мяса»: монологи девушек о негативных сторонах вебкама
«Я чувствовала себя куском мяса»: монологи девушек о негативных сторонах вебкама

Да, можно не согласиться с условиями и пойти искать другую работу, но только и здесь будут сложности. Во-первых, если модель «работала» на недобросовестную студию (а их таких большинство), ее могут шантажировать, помощи ни от кого ждать не придется. Во-вторых, как уже говорилось, утечка личных данных и стримов модели может навредить ей не единоразово, но и в дальнейшем, когда эти данные кто‑то обнаружит и распространит снова. К сожалению, не многие работодатели относятся с пониманием к людям, которые были вовлечены в секс-индустрию, и очень часто плохая, по их мнению, репутация становится камнем преткновения для получения работы. Поэтому из‑за сложившейся стигматизации у веб-моделей остается действительно не так много выбора. Даже те бывшие модели, которым удалось стать успешными в абсолютно другой сфере, продолжают сталкиваться со стигматизацией и травлей спустя много лет после выхода из вебкама, а записи их трансляций все еще беспрепятственно распространяются.

Вебкам сам по себе — это сексуальная объективация и эксплуатация. Это индустрия, где покупают и используют человеческие тела для собственного удовлетворения. Хоть моделей и клиентов разделяет экран, тела первых все равно находятся в подчинении вторых. Во многом вебкам — не про выбор, свободу и независимость, как нам отовсюду пытаются донести. Нельзя отрицать, что для некоторых он, возможно, стал финансовым спасением в какой‑то период жизни. Как нельзя не замечать и того, что тот же вебкам наносит существенный урон жизням других людей.

Романтизация вебкам-сферы не только не делает ее лучше, но и сама по себе очень губительна. Она замалчивает правду, с которой постфактум сталкиваются те, кто поверил в иллюзорную безопасность этой индустрии.

Идти в вебкам или нет — личный выбор каждого человека, и мы не вправе его осуждать, но, чтобы он действительно был взвешенным, нам нужно говорить и о его негативной стороне. Люди должны знать, что их ждет, и осознавать все риски. Не подменивать понятия, не нормализировать покупку и эксплуатацию чужого тела, помнить, что объективация — разрушительна. Только прекратив конвейер романтизации, мы сможем действительно заговорить о проблемах индустрии и людей в ней.

Подробности по теме
Серые зоны, насилие, шантаж. Спецпроект об обратной стороне «легких» денег в вебкаме
Серые зоны, насилие, шантаж. Спецпроект об обратной стороне «легких» денег в вебкаме