Айганым Магавиной 26 лет. В 18 она переехала из Тюмени в Москву, а недавно — в Амстердам, учиться в Свободном университете. Айганым рассказала, в чем отличие российских студентов от нидерландских и почему местные не спешат строить карьеру. Бонус: краткий словарь блюд, которые можно попробовать в Амстердаме, когда откроют границы.

О решении переехать в Нидерланды

Я родилась в Казахстане, а до 18 лет жила в Тюмени. Это прекрасный город, но, как и в любом регионе, там есть свои лимиты. Мне всегда хотелось идти выше и добиваться чего‑то большего. Этим большим для меня оказалась Москва. Я хотела попасть в НИУ ВШЭ, который в 2013 году казался мне современным и прогрессивным. Мечта сбылась: я поступила на факультет права и переехала в столицу.

Мои ожидания от учебы не совпали с реальностью. Я ждала чего‑то другого — мне даже сейчас сложно это сформулировать. Обучение прошло сложно. За это время я пережила депрессию, нервные срывы, попытки пересмотреть свои цели и ценности: я казалась себе опустошенной — будто просто скопировала чужой план на жизнь и проживала его без учета себя. Поэтому после бакалавриата я взяла перерыв в учебе.

Моей первой работой стала налоговая практика в адвокатском бюро, но очень быстро я поняла, что это мое. Я ушла оттуда через пять месяцев. Мне было сложно направлять резюме в юридические фирмы, потому что было страшно получить отказ. В итоге подруга, увидев эти душевные метания, подала мое резюме в компанию Big4 (четыре крупнейших в мире сети компаний, предоставляющих аудиторские и консалтинговые услуги: Deloitte, PwC, Ernst & Young и KPMG. — Прим. ред.). Я прошла несколько интервью, и в 22 года меня взяли в PwC.

Обучение на факультете права ВШЭ дало очень хороший базис. Но мне хотелось получить от образования тот максимум, который я изначально ожидала. В 2019 году я начала искать возможности поступления в Нидерланды, потому что мне нравилась эта страна.

В Нидерландах уважительно относятся к праву: закон стоит выше каких‑либо частно-групповых интересов. Мне кажется, тут понимают смысл его возникновения и существования. Плюс там располагается много международных организаций, которые заботятся, чтобы национальное и международное право не использовали в своих интересах. И мне это импонирует.

Каково учиться в Нидерландах

В какой‑то момент моя однокурсница из ВШЭ рассказала мне про свой опыт обучения во Vrije Universiteit в Амстердаме. Его называют Свободным университетом, потому что у студентов есть возможность выбирать предметы даже не из своей программы и факультета, если ты имеешь необходимые знания. То есть ты можешь бесплатно пройти курсы и получить соответствующую строку в дипломе. Например, я успела изучить основы нейронаук, предпринимательство в биофизике и технологиях, а также приступила к изучению машинного обучения.

Сперва я думала поступать на International Business Law (международное бизнес-право). Но все опять изменил случай. Во время отпуска я побывала на дне открытых дверей в университете и случайно попала на презентацию новой программы — International Technology Law (международное техническое право). Выступление преподавателя впечатлило, да и меня всегда интересовали технологии и их развитие. Но я не решилась поступать сразу: подождала, пока выпустят первый набор магистрантов.

Я учусь за собственные средства, для этого несколько лет копила на обучение и попросила поддержки у своих родителей. Европейские университеты предоставляют стипендии для иностранных студентов: их можно получить на этапе отбора, если комиссия оценит твои достижения как достаточные, или уже во время учебы за новые академические достижения или социальную активность. Например, мои однокурсники получают стипендию за ведение университетского блога о жизни и образовании в Нидерландах.

Подробности по теме
История Лизы из Твери, переехавшей в США и делающей маникюр Кендалл Дженнер и Хейли Бибер
История Лизы из Твери, переехавшей в США и делающей маникюр Кендалл Дженнер и Хейли Бибер

Никаких квот на число иностранных студентов в местных вузах нет, поэтому если ты проходишь — тебя берут. В предыдущие годы процент иностранцев всегда был выше, чем нидерландцев. Но в 2020 году в связи с коронавирусом соотношение стало 50/50. Другое дело, что нужно иметь достаточную финансовую подушку безопасности.

Официально я живу в общежитии, но по факту это небольшие апартаменты на одного размером 22 кв. м. Тут нет никаких консьержей или охраны: у каждого жильца свой ключ, и ты можешь уходить и приходить, когда захочешь.

У иностранных студентов есть бенефит: правительство возвращает до 40% оплаты за проживание. С жилищным фондом в Амстердаме все очень сложно. Количество студентов растет, а число квартир — нет. Я стояла в очереди, и мне было далеко до получения места в общежитии. Но в какой‑то момент мне написали: «Вы точно хотите приехать во время пандемии?» Я ответила, что приеду. И меня подвинули в очереди. Многие студенты арендуют комнаты, потому что снимать жилье в Нидерландах вне общежития и без поддержки государства очень дорого. Поэтому часто на фейсбуке люди ищут сожителей. Маленькая квартира площадью 30 кв.м стоит €1000–1200.

Я застала два формата обучения: очное и онлайн. Можно было не ехать в Амстердам и учиться дома — на курсе есть люди из Бразилии, США и Англии, но я очень хотела сменить обстановку. Очные занятия сейчас в вузе не обязательны: скорее для того, чтобы познакомиться с людьми.

Все подготовительные материалы к лекциям есть в системе вуза — общей платформе для педагогов и студентов, где нам также проставляют оценки. Еще нас просят смотреть документальные фильмы от Netflix. На подготовку к семинарам уходит много времени. Но при этом в отличие от России у меня не так много предметов. В первом модуле их было два, затем я взяла еще три дополнительно — это такая российская привычка учить много. В Нидерландах наоборот: считается, что если ты берешь много предметов, не сможешь глубоко изучить их все. Местные берут максимум три курса за модуль.

В «Вышке» у нас было четыре модуля и экзамены по итогам каждого. Итоговая оценка складывалась из оценок за работу, ответы на семинарах, письменные работы и за экзамен. В Амстердаме в магистратуре у меня шесть модулей. Оценивают студентов только на контрольных точках: тест, письменная работа. Например: 30% оценки складывается из презентации, 20% за, например, письменное мнение по теме и 50% за финальное эссе. Заработать 10 баллов в вузе в отличие от России нереально. Максимум это 8,5.

Университет считает, что стажировка — это тоже процесс обучения, поэтому можно засчитать ее как предмет, получить баллы и настроить свой график. Стажировка дает минимальный размер оплаты труда (€1684), на который можно что‑то себе позволить.

А вот в местной столовой я не была: у меня есть время, чтобы готовить дома. Большая часть денег уходит на кофе, это моя зависимость. Он стоит €2,5–3,5. В Нидерландах его неплохо готовят, вот только все закрывается рано — в 5 вечера. А так на студенческий обед может уйти от €7 до 12.

Почему в Амстердаме нормально в 27 получать первую работу

Одно из важных отличий российских студентов от нидерландских — в балансе между жизнью и работой. В России молодежь очень спешит: многие рано начинают работать и даже где‑то жертвуют обучением. В Амстердаме не так. Был момент, когда я хотела свести местных студентов с компанией для стажировки. Меня поблагодарили, но отказались, сказав, что сейчас они сконцентрированы только на учебе.

Здесь люди готовы пожертвовать практическим опытом в какой‑либо компании, чтобы не перегрузить себя. Они бережно относятся к времени на общение, любимым занятиям, спорту. И считают, что не нужно отказываться от личных ритуалов в угоду чему-либо.

В Нидерландах в 27 лет быть стажером и начинать свою карьеру — это норма. В России к 27 годам можно построить карьеру и выгореть.

С чем связано такое позднее начало работы? Они движутся к цели планомерно, понимая, что с дипломом точно будет стажировка, а после нее и работа. Они никуда не бегут, не ограничивают себя, не выгорают. Плюс большую роль играет то, что студентов финансово поддерживают родители.

Местные умеют собирать информацию. Они знают, куда нужно подавать документы, чтоб получать стипендию, где будут скидки. Нидерландцы умеют экономить и очень этим гордятся. Они носят с собой воду и самостоятельно приготовленную еду. Красивая одежда, дорогой ресторан для них не приоритет. И никто не требует, чтобы ты одевался в известные бренды или гнался за кем‑то — тут легко быть самим собой.

Как я возглавила IT-стартап, оценивающийся с 125 миллионов рублей

Я переехала в Амстердам, будучи сотрудником компании Big4 на ставке 10 часов в неделю и параллельно была эдвайзером (куратором) стартапа Watchout!AI. Мы сотрудничали полгода, и я периодически им помогала.

В определенный момент вопросы стартапа становились все шире, и он стал перетягивать на себя больше времени. Жертвовать учебой я была не готова, поэтому ушла с основной работы. Через пару месяцев после ухода я окончательно влилась в проект, и ребята предложили стать СЕО (от англ. Chief Executive Officer — главный исполнительный директор. — Прим. ред.). Сейчас я балансирую между учебой и работой. Все свободное время я работаю, но прерываюсь на занятия (они обычно в середине дня), на подготовку и на выполнение письменных работ.

Watchout!AI занимается разработкой алгоритмов искусственного интеллекта. Алгоритмы могут читать и понимать, что написано в тексте, излагать содержание, анализировать его и определять различные запрашиваемые параметры в зависимости от того, что мы задаем. Например, мы можем определить с точностью до 96%, несет ли в себе текст негатив, раздражение. Мы умеем работать с тональностью — предсказывать эмоции, которые вызовет тот или иной текст у читателя. Еще один из примеров использования — анализ запросов пользователей в службу поддержки, оценка их эмоции. А затем алгоритм может сразу отправить запрос нужному специалисту.

Стартап был создан в 2019 году друзьями Виталием Сотниковым и Настей Макеенок, а мы с техническим директором Сашей Журавлевой присоединились в середине 2020 года. Стартап уже получил признание на рынке, например, прошел акселератор Сбербанка и 500 Startups, по итогам которого получил инвестиции в размере 4 млн рублей и был включен в экосистему «Сбера» (в ноябре 2020-го Сбербанк купил долю в размере 8%. Стоимость всей компании при этом оценивается в 125 млн рублей. — Прим. ред.).

Мои задачи заключаются во взаимодействии внешней среды и стартапа — определение стратегии развития на рынке, трек на будущее, внутреннее развитие, представление стартапа на различных площадках и перед людьми, а также менеджмент команды. Я обожаю свою работу и нашу команду. Поэтому у меня нет четкого разделения на одно, второе, третье — это все и есть моя жизнь.

Почему быть женщиной-предпринимателем в Европе здорово

Как мне помогает со стартапом европейский опыт? Во-первых, я начала создавать нетворкинг (полезные связи. — Прим. ред.) Плюс я брала курс предпринимательства, биофизики и технологий, где преподавателем был основатель Optics11 (нидерландская компания, которая занимается изготовлением микроэлектромеханических систем для высокоточных измерений в самых суровых условиях. — Прим. ред.). Он делился своим опытом и рассказывал, как ему удалось построить технологического гиганта. Мы взаимодействуем до сих пор.

Быть женщиной-предпринимателем в Европе здорово. Девушки уже не первый год создают свои комьюнити и поддерживают друг друга на всех этапах становления бизнеса. Это придает уверенность и облегчает развитие. Благодаря успехам молодых девушек-предпринимателей сейчас ни у кого не возникает мыслей относиться к женщинам как к слабому полу, эти времена прошли и больше, надеюсь, не вернутся.

Я не встречала снисходительного отношения в России. Но, к сожалению, не раз слышала об этом. Мама дала мне простой совет: нужно понимать, что изначально вы с собеседником стоите на равных позициях, и только реальные слова и дела могут их изменить. Возраст, пол, национальность и иные характеристики не имеют никакого отношения в этот момент, поэтому не стоит реагировать на попытки собеседника намеренно занизить твою позицию. Нужно стоять на своем и быть уверенной в себе.

Жизнь после коронавируса

Недавно в Амстердаме были беспорядки, потому что люди устали от ограничений и домашнего режима. Когда я приехала, в августе, было все спокойно, а потом число заболевших начало расти: кафе закрыли, оставив доставку, затем и магазины с товарами не первой необходимости. Ввели комендантский час с 21.00 до 4.30, установили квоту людей для выхода на улицу. Тут в ментальности заложено соблюдать правила, поэтому все сидели дома довольно долго.

Да, COVID-19 разделил жизнь на до и после. В Нидерландах тебя не будут лечить, пока ты «можешь дышать». Тебе пропишут какую‑нибудь ромашку, витамины и отправят домой. Власти довольно безалаберно относились к ситуации, и в какой‑то момент число заболевших оказалось высоким, и страна попала в топ рейтинга по числу заболевших. Сейчас цифры сильно снизились, но правительство сохраняет ограничения, чтобы предотвратить новую волну.

Подробности по теме
История девушки из Дагестана, которая переехала в Кремниевую долину и работает в Netflix
История девушки из Дагестана, которая переехала в Кремниевую долину и работает в Netflix

Про жизнь в Амстердаме

У меня не было больших ожиданий от города. А нет ожиданий — нет и разочарований. Этому меня научила психотерапия. Поэтому я просто наслаждаюсь тем, что происходит вокруг. Даже COVID-19 помог понять, что я слишком быстро бегу в работе, в карьере и нужно больше соблюдать баланс между жизнью и работой. И онлайн-занятия меня радуют: не нужно ехать 45 минут на велосипеде, который я не люблю, до университета.

Местные очень дружелюбные и легко пригласят тебя в бар или на кофе. Если говорить про менталитет, то нидерландцы уважают личные границы. Им неинтересна чужая жизнь, потому что есть своя. Все соблюдают принцип вытянутой руки и интересуются только тем, чем логично интересоваться. Никто не залезет в душу. Еще там нет искажения в сторону толерантности, как в некоторых странах, например, в США: тут принимают всех — с любым цветом кожи, ориентацией и весом.

Фрикандел, крокет, кипкорн, поффертье: что едят местные

Местная еда очень специфическая: тут все жарят во фритюре. Я приверженец здоровой пищи, но bitterballen (шарики мясного рагу во фритюре. — Прим. ред.) украли мое сердце. Тем не менее из‑за исторических особенностей колониального наследия нидерландцев тут очень много разных заведений, например, индонезийской кухни. Популярна индийская, тайская, итальянская кухня.

Сколько стоит еда в Амстердаме
— Чашка кофе — €2,5–3,5
— 1 кг картофеля — €2
— 1 кг батата — €3
— 1 шоколадный баточник а-ля «Сникерс»/«Марс» — €1
— Пачка молока — €1
— Хлеб/багет — €1,5
—1 бокал пива в баре — €2

В Амстердаме много фастфуда для туристов: хот-доги, селедка на хлебе с луком, картофель фри в конверте. Из этого сами нидерландцы предпочитают картофель фри, киббелинг — кусочки рыбы, обжаренные во фритюре, с соусом; фрикандел — хот-дог из рубленого мяса; крокет — мясной фарш во фритюре; кипкорн — хот-дог из фарша с панировкой из кукурузы во фритюре. Особое место они отводят, конечно же, десерту: поффертье — маленькие панкейки, голландские вафли и панкейки — их можно найти на каждом углу.

Про «квартал красных фонарей» и марихуану

Амстердам знаменит не только голландским сыром, но еще и музыкальным фестивалем, каннабисом и «кварталом красных фонарей». От него местные с удовольствием избавились бы: мэр хочет перенести его подальше от центра, потому что он портит имидж города. Тут проституция — это профессия. У секс-работниц даже есть профсоюзы. Просто в Нидерландах это не отрицают, а признают. Вместо того чтобы «бороться с ветром», правительство сказало: «Окей, вы будете платить налоги, а мы будем вас защищать».

Что касается каннабиса, то он не совсем легализован. Его можно употреблять в строго определенных местах в небольших количествах. Сами нидерландцы не особо этим балуются, они больше за ЗОЖ. Тут, как и в других городах Европы, том же Брюсселе, есть так называемые каннабис-шопы, где продаются товары с минимальной концентрацией марихуаны. Но это больше маркетинговый ход. А вот у иностранцев срабатывает стереотип, как в фильме «Евротур».

Москва vs. Амстердам: почему я хочу вернуться в Россию

Скорее всего, после обучения я вернусь в Москву, если нам не предложат создать отделение стартапа в Европе. Россия — прекрасная страна, и я ее очень люблю. Я получаю образование в Нидерландах, потому что у меня есть такая возможность, потому что я хочу получить от жизни все.

Я влюблена в Москву. Вот сейчас вернулась ненадолго и понимаю, что это самый прекрасный город на Земле! Амстердам мне комфортен ритмом жизни, там нет такого количества машин, люди никуда не бегут и спят по 8 часов в день. Амстердам — это город, который учит тебя наслаждаться жизнью. Но Москва — это самое красивое место на планете.

Подробности по теме
История 25-летней осетинки, которая переехала в Лондон и работает в Facebook
История 25-летней осетинки, которая переехала в Лондон и работает в Facebook