Мультипликаторы Юрий Михайлин и Александра Кононова продолжают документальную серию о жертвах репрессий. «Афиша Daily» показывает новый фильм «Братья Эппле», а участники съемок рассказывают о том, как он создавался.

О фильме «Братья Эппле»

Документальный анимационный проект «Хорошо помню» — это сериал, в котором при помощи мультипликации рассказываются истории семей, переживших репрессии. Дети, внуки и правнуки рисуют и оживляют истории о родственниках, пытаясь понять, что произошло десятилетия назад и как быть с этой памятью сегодня.

Николай Эппле

филолог, автор книги «Неудобное прошлое: память о государственных преступлениях в России и других странах», внук героя фильма Николая Артуровича Эппле

Мой дед Николай погиб в Севураллаге (исправительно-трудовой лагерь — Прим.ред.) при неизвестных обстоятельствах, лишь недавно удалось найти выписку из лагерной карточки, где написано, что он «выбыл» в 1944 году. Нет никаких документов, соответственно, не может быть и реабилитации. Есть только единственное письмо его брата Льва о том, что Коли больше нет. Может, со временем что‑то выяснится, но пока никакие запросы ничего не дают.

Параллельно с тем, как мы делали мультфильм, я переводил довольно известную английскую книжку про феномен постпамяти.

Оказывается, следующие поколения, не пережившие какие‑то трагедии, могут не просто знать о них, а помнить, причем на глубоком эмоциональном уровне.

Обычно это передается через изображения. Я всегда знал, что в истории семьи был этот период — высылка деда и его брата в Сувураллаг, лесоповал. Но, конечно, всегда оставалась лакуна, зияющая черная дыра — ведь нет никаких изображений этих событий. И вдруг, когда мы рисовали мультфильм и сняли сцену лесоповала, я понял, что теперь эта картинка есть. У меня и, может быть, у детей появилось ощущение, что мы знаем, как это было. Сейчас это живая история, вызванная буквально из небытия. Это необъяснимое, но очень сильное переживание.

© Юрий Михайлин
Саша Эппле

14 лет, правнук Николая Артуровича Эппле

Папа и раньше говорил нам про своего дедушку, но если это просто рассказывается, то слушать не особо интересно и запоминается не очень хорошо, а когда рисуешь, а потом оживляешь, становится намного интереснее, и все запоминается сильнее. Мне очень понравился такой путь получения информации.

Признаюсь, в первые несколько занятий нас, можно сказать, почти заставляли рисовать, но потом все как‑то пошло-поехало, и мы поняли, что это круто. Нам помогали делать мультфильм авторы проекта «Хорошо помню» и художники-аниматоры, мы придумывали сюжет и кадры. Я нарисовал всех героев. Мне кажется, это было самой сложной частью, потому что они маленькие, а прорисовывать черты лица непросто.

Мой любимый момент — два кадра, где Лев Артурович рисует портреты, находясь в лагере. Нужно было прорисовывать черты лиц героев под угольком, которым писал Лев. Смотря на результат спустя два года (съемки фильма начались в октябре 2018 года. — Прим. ред.), я, честно говоря, пребываю в шоке. Не думал, что получится так здорово. Все эти маленькие реалистичные детали и то, как смонтирован мультфильм — он получился просто отличным. Короче говоря, мне безумно понравился результат.

Подробности по теме
«Как пропал Борис Фомич»: посмотрите мультфильм о Большом терроре, который сняли дети
«Как пропал Борис Фомич»: посмотрите мультфильм о Большом терроре, который сняли дети
Лиза Эппле

17 лет, правнучка Николая Артуровича Эппле

Я плохо знала историю семьи. Мы часто встречались с дочерью Льва Эппле Татьяной, и папа рассказывал, что Лев был художником и пережил лагерь. Я знала и про обезьянку, которая жила в семье, но это было детское представление, без подробностей.

© Юрий Михайлин

Когда нам сказали, что нужно будет много рисовать, сначала было страшно. К тому же никто из нас не понимал, как все будет выглядеть в итоге. Самым трудным было начать и сделать первый портрет. До этого мы с Саньком особо не рисовали, поэтому [нарисовать] лицо, хоть отдаленно похожее на фотографию, было довольно сложно. Самым интересным было снимать и видеть результат сразу после конкретных сцен. Съемки — это что‑то новое и совершенно непонятное: например, как должны летать крылья птиц? Это было ужасно увлекательно, и в итоге получилось красиво.

Хорошо помню, как рисовала и снимала самолеты — это одна из первых сцен, которую я делала. Очень трудной была [сцена] с лесоповалом. Там была пила, которую держат два человека, и нужно было их координировать. Я долго не могла понять, как в этот момент действует тело — куда идет корпус, руки, ноги. Периодически у нас что‑то отваливалось, расклеивалось. А еще в лесу летали птицы, нужно было не забывать менять их положение и помнить траекторию полета. Переснимать такую сцену было бы еще сложнее, поэтому приходилось все делать точно с первого раза.

Любимый момент в фильме — сцена про Шаляпина, когда музыкальные инструменты и ноты кружатся и собираются в кристалл. Она очень милая и светлая, как и сам момент в воспоминаниях Льва. Я помню, как долго мы обсуждали, как же его снять. Съемки были в учебные месяцы, мы проводили вместе все выходные. Мне очень нравится вспоминать это время.

© Юрий Михайлин

Премьера фильма (13 октября в Музее истории ГУЛАГа. — Прим. ред.) прошла очень здорово. Когда я услышала с экрана голос Сани, то даже не узнала его, потому что сейчас он сильно изменился. Я впервые увидела фильм целиком и начала думать о том, что он заставляет меня чувствовать. На ум приходили картинки из фильмов про войну и мысли о том, как бесчеловечно поступали с людьми.

Несмотря на то что рисунки, возможно, выглядят детскими, момент, когда одна половина экрана гаснет и говорится, что брата не стало, очень серьезный.

Он показан деликатно, но сразу становится понятно, что произошло. Мне кажется красивой идея со стеклышками (стереостекла с объемными фотографиями XX века из семейного архива Эппле. — Прим. ред.), которые показывают в начале. Это не просто история про интересные и необычные фотографии, она не забывается и используется в фильме как прием, когда экран поделен на две части. Я до сих пор не могу понять, как снята езда братьев на велосипедах и качающаяся обезьянка с мальчиком. Это фотография, но все двигаются, — все выглядит красиво и трогательно. Притом что конец фильма заставляет задуматься, такие детские моменты в начале оставляют светлое впечатление и мысли о хорошем. Когда в финале мы смотрим на фотографии семьи за столом, где братья еще маленькие, на заднем плане видна елка, это придает всему какую‑то радость.

Сейчас, когда я смотрю фильм на экране, гораздо отчетливее понимаю, что это моя семья. Раньше эти истории казались не очень важными, незначительными, довольно обычными эпизодами из жизни. А когда из этой ситуации сделали целый фильм, на который потратилось столько времени и сил разных людей, конечно, это трогает сильнее. И [появляется] больше гордости за родственников с фотографий.

Мультфильм «Братья Эппле» создан при поддержке «Фонда Памяти»