МЫ И АЛКОГОЛЬ

Что делать, если ваш близкий пьет?

10 вопросов к наркологу

«Афиша Daily» спросила у психиатра-нарколога Игоря Лазарева о том, как распознать в себе тягу к алкоголю, что близкие могут сделать для человека с зависимостью и чем женский алкоголизм отличается от мужского.

Интервью: Ника Голикова

Иллюстрации: Анна Саруханова

МЫ И АЛКОГОЛЬ

Что делать, если ваш близкий пьет? 10 вопросов к наркологу

«Афиша Daily» спросила у психиатра-нарколога Игоря Лазарева о том, как распознать в себе тягу к алкоголю, что близкие могут сделать для человека с зависимостью и чем женский алкоголизм отличается от мужского.

Интервью: Ника Голикова

Иллюстрации: Анна Саруханова

Что такое алкогольная зависимость?

Это психическое заболевание, которое относится к разряду поведенческих расстройств. Не плохая привычка, а болезнь, которая находится в компетенции врачей-психиатров, наркологов. Это хроническое, прогрессирующее и неизлечимое заболевание. Многие наши пациенты хотят «научиться пить чуть-чуть», но это невозможно.

То есть вылечиться от алкозависимости невозможно?

Вылечиться — не то понятие в данном случае. Можно добиться ремиссии (состояние, при котором тяга к алкоголю ослабевает или исчезает. — Прим. ред.). Если человек понимает, что ему алкоголь противопоказан, то он может спокойно жить до старости, просто это понимание должно прийти. Пока человек думает, что он может вернуться к какому‑то нормальному употреблению, ничего не получится, он будет срываться вновь и вновь. Если человек лишен вещества, от которого он зависим, то он может прожить долгую и счастливую жизнь и никаких проблем не возникает. А если он пытается научиться пить по чуть-чуть, то, к сожалению, это замкнутый круг.

Как развивается болезнь?

Есть три стадии, и по мере их развития начинают добавляться соматические, то есть общие симптомы. На первой стадии развиваются неконтролируемое влечение и психическая зависимость от алкоголя. На второй — повышается уровень утомляемости, снижается работоспособность. На этой стадии обычно люди уходят в запои на несколько дней. Третья стадия характеризуется нарушением работы внутренних органов печени, сердца, головного мозга, что осложняет процесс лечения и может привести к летальному исходу через какое‑то время. Но бывают летальные исходы и на более ранних стадиях. Например, делирий, или белая горячка (металкогольный психоз. Выражается бредом, обусловленным зрительными, слуховыми и/или тактильными галлюцинациями. — Прим. ред.), чаще возникает на второй стадии заболевания при длительном запое. Делирий может привести к отеку мозга и, соответственно, смерти. В общем, заболевание тяжелое и в плане прогрессирующих психических нарушений, и физических осложнений.

Как человеку понять, что у него начались проблемы с алкоголем?

Здесь есть нюансы. Есть такой термин «анозогнозия», то есть отсутствие понимания своего заболевания. Это частое явление при алкогольной зависимости. Оно на разных стадиях присутствует. В том числе и когда только появляется патологическое влечение, то есть тяга. У человека еще нет похмелья, каких‑то осложнений, физическое здоровье в порядке, но он уже начинает постоянно искать какие‑то мероприятия, компании, поводы, чтобы выпить. Есть еще такой симптом — опережение тоста — это когда зависимый попадает в компанию и хочет побыстрее напиться. И он находит оправдания этой тяге: «мне захотелось», «был праздник» или «за это обязательно надо было выпить». А бывает и так, что люди и на третьей стадии, когда у них цирроз, нарушение памяти, припадки, продолжают думать, что они пьют как все. Просто потому что мозг уже не может критично воспринимать реальность. Но если у человека возникают сомнения по поводу отношений с алкоголем, лучше не затягивать, а попытаться с этим разобраться вместе со специалистом. На собственное ощущение часто сложно ориентироваться. Между нормальным употреблением и начальной стадией зависимости достаточно тонкая грань.

Есть ли какая‑то норма по выпитому алкоголю?

Относительно более или менее безопасная с точки зрения здоровья доза — это две бутылки пива по 0,33, но и интервал между ними должен быть не меньше трех дней. Если у человека есть потребность каждый день выпивать бутылку пива, скорее всего, у него уже есть патологическое влечение. На начальных стадиях человек с помощью алкоголя решает какие‑то психологические проблемы: неуверенность в себе, неврозы, депрессию, повышенную тревожность. А потом, когда болезнь прогрессирует, тревога и депрессия возникают уже от алкоголя. Получается такой замкнутый круг: человек, например, пытался залечить тревогу алкоголем, а из‑за того, что пьет, тревога становится еще сильнее, и он увеличивает дозы, чтобы с ней справляться.

Что еще может стать причиной появления зависимости?

Эти причины искать неправильно, потому что человек может в 18 лет начать пить на фоне проблем в отношениях и не остановиться. Эта болезнь мультифакториальная — есть генетически предрасположенность и куча провоцирующих факторов. Они бывают социальные и психологические.

В подростковом алкоголизме это очень выражено: если в семье и родители зависимы, то вероятность очень высокая, около 80%, что подросток начинает тоже пить. Потому что, во-первых, генетическая отягощенность, во-вторых, он видит модель семьи, с которой берет пример, просто потому что не знает, как по-другому. Естественно, к 18 годам получается уже готовый алкозависимый.

Может ли человек самостоятельно излечиться от зависимости?

Только так и происходит. В том смысле, что, пока человек не возьмет на себя ответственность за выздоровление, процесс не пойдет. К нам в клинику приходят тысячи людей, которых заставляют жены. И вот они вроде бы обратились за помощью, но у человека нет никакой мотивации, ему неинтересно лечиться, он делает это, чтобы родственники от него отстали. Это бесполезно. И потом, когда человек срывается, жена говорит: «Мы лечились, но не помогло, что бы ни делали!» И часто еще винит в этом врачей.

Но пока у человека нет мотивации к выздоровлению, внутренней такой, настоящей, результаты обычно не очень хорошие. А если у зависимого, наоборот, высокая внутренняя мотивация, то он может вылечиться и без помощи врачей и психологов.

Например, на группах анонимных алкоголиков. Там собираются люди, которые сами не пьют несколько лет и помогают не пить другим. И эта программа помощи очень эффективна, но туда доходят единицы. А с остальными нужно работать. Плюс медикаментозный этап необходим для того, чтобы снять осложнения, вывести из запоя, снять патологическое влечение на первое время, а потом уже можно на группы отправлять.

Что делать, если ты понимаешь, что у твоего близкого проблемы с алкоголем?

Жены, родственники, мамы часто бывают основным препятствием к лечению и выздоровлению, потому что есть такое понятие, как созависимость. Созависимый родственник подсознательно препятствует лечению. Потому что на самом деле он получает вторичные выгоды от зависимого. И когда алкозависимый вдруг трезвеет, его жена не знает, как себя вести, потому что всю жизнь на его фоне она выглядит умнее, она принимает за него решения, лечит его, спасает, в этом смысл ее жизни.

Вывод из этого следующий: если вы долго живете с зависимым человеком, нельзя забывать о себе. А если есть ощущение, что вы не справляетесь, можно обратиться к психотерапевту или ходить на группы поддержки родственников зависимых (например, «Ал-Анон»). В ряде случаев просто коррекция поведения родственника толкает самого зависимого пойти лечиться. Но это всегда сложная психологическая система, которую нужно разрушать с двух сторон.

Можно ли заставить человека лечиться от алкозависимости?

Нет, лечение алкозависимости исключительно добровольное. Только если ситуация дошла до психоза и человек несет опасность себе и окружающим, то тогда вызывается скорая психиатрическая помощь. Но в основном надо уговаривать: у нас есть разные методики, которые могут помочь смотивировать человека. Но если мы уговорим его пройти реабилитацию, а через день он просит его выписать, мы не можем этому противостоять.

Женский алкоголизм действительно страшнее, чем мужской?

Есть такое мнение, и в нем, самом мнении, и кроется проблема, потому что есть такая социальная установка, что женский алкоголизм страшнее. К пьющим женщинами отношение совсем другое, из‑за этого женщины очень часто не афишируют проблему, пьют в одиночестве, скрывают от близких.

Если женщины спасают мужей с зависимостью десятилетиями, то от пьющих жен мужья просто уходят. Получается такое одиночное тихое пьянство, и до клиник они доходят уже в запущенных состояниях. Из‑за этого, конечно, тяжелее лечиться, плюс реабилитация сложнее, потому что они по факту проходят абилитацию, то есть им надо не только вылечиться, но и заново научиться жить в социуме, строить отношения и так далее. А в остальном разницы нет. Тут неважно: мужчина или женщина, пиво или водка. Везде есть этиловый спирт, везде это приведет к проблеме.