В последнее время дети часто становятся жертвами сексуального насилия в виртуальном пространстве. Такое явление, как кибергруминг, когда преступник выманивает интимные фото ребенка, набирает обороты. Мы поговорили девушкой, пострадавшей от него, а также узнали у психолога и адвоката, как действовать, если ребенок столкнулся с насилием в интернете.

Что такое кибергруминг?

Кибергруминг (или «чайлдгруминг») — это вид сексуального насилия над ребенком, которое происходит в виртуальном пространстве. Чаще всего абьюзером в таких ситуациях выступает взрослый, который знакомится с несовершеннолетней жертвой в соцсети, входит к ней в доверие, а после получения от нее снимков интимного характера переходит к шантажу — вымогательству денег, угрозам распространить изображения, требованиям прислать еще больше подобного рода фото или видео.

По мнению зарубежных исследователей, например, профессора Потсдамского университета Себастьяна Вакса, кибергруминг — это эксплуатация той или иной персоны в сексуальных целях (такое определение он дал в рамках одной из научных работ — «Кибергруминг: факторы риска, стратегии противостояния и связь с кибербуллингом»). Более того, Вакс вместе с коллегами также пришел к выводу, что в роли инициатора такого типа насилия чаще всего выступают взрослые гетеросексуальные мужчины, а их жертвы зачастую девушки подросткового возраста. Как и кибербуллинг, кибергруминг строится на неравенстве сил (пострадавший слабее) и, как правило, периодичен: добившись своего, «автор» насилия на короткий срок отпускает жертву, а затем снова «нападает» на нее.

Насколько распространен кибергруминг в мире?

Общая статистика, которая бы отражала распространенность кибергруминга в мире, отсутствует. О цифрах можно судить, лишь опираясь на некоторые исследования, которые проводились в отдельно взятых университетах или странах.

Одним из тех, кто подробно изучал кибергруминг, стал все тот же Себастьян Вакс. Вместе с коллегами он провел опрос среди немецких подростков: из 600 респондентов в возрасте от 13 до 18 лет с кибергрумингом сталкивались 111 человек, то есть жертвой этого вида насилия стал почти каждый пятый опрошенный. На то, что кибергруминг опасное явление, которое необходимо пресекать, косвенно указывает и расширение прав немецких полицейских, которые теперь обладают достаточными полномочиями, чтобы находить «инициаторов» сексуального насилия над детьми через прямое общение с преступниками.

По подсчетам британских активистов, сейчас происходит настоящая «эпидемия» кибергруминга: так, за 2018–2019 годы его жертвами в Великобритании стали почти 19 тыс. подростков. Для сравнения, за 2013–2014 года число жертв сексуальной эксплуатации в интернете составляло лишь 3300 подростков. А по данным исследований, которые проводились на территории Украины, 18 минут — это минимальное время, в течение которого можно заставить ребенка сделать интимные фотографии.

История Софии, жертвы кибергруминга

«Когда мне было девять лет (сейчас Софии двадцать. — Прим. ред.), то в «Одноклассниках» у моей подруги в друзьях я нашла мальчика, который мне очень понравился. По странице он был лет двенадцати — я думаю, что на самом деле ему было больше, ведь, как я теперь понимаю, он сидел с фейка. Я написала первой: сначала мы просто общались, но потом он стал говорить, что я ему нравлюсь и он меня любит. Я повелась. Позже он попросил прислать фотки в белье. Я знала, что он общается с моей подругой, но о таких вещах ее точно не просил.

Я не сразу согласилась, но все же сделала это. Потом он меня стал шантажировать, говорил, что отправит снимки родителям, одноклассникам, друзьям. Я просила его так не делать, но он игнорировал. Я перестала заходить в приложение. Он нашел меня в «ВКонтакте» и выложил фотки на моей старой страничке, к которой я не имела доступа. Родители о ней не знали, а вот друзья — да. Сейчас я не очень сильно переживаю из‑за этого случая, потому что на снимках ничего такого особо нет. Но тогда я испытала сильный стресс.

Подробности по теме
«Я хотела выйти в окно»: истории женщин, пострадавших от порномести
«Я хотела выйти в окно»: истории женщин, пострадавших от порномести

Через два года, когда мне было одиннадцать, произошла такая же ситуация, но уже с другим мальчиком, которому было, как он сказал, пятнадцать-шестнадцать лет. Он жил в Украине. Фотки там были посерьезнее, поэтому он поставил меня перед выбором: либо он отправит их всем моим друзьям, либо я присылаю еще. И я выбрала второй вариант. Прося меня выслать ему снимки, он подробно рассказывал, как его знакомые девушки играются не только «с пальчиками», но и с «кое-чем» побольше. Вспоминая эту и другие детали из нашего общения, я понимаю, что он часто рассказывал мне о вещах, которые могли знать только взрослые.

Это продолжалось два года, иногда я уклонялась от его просьб, а потом в Украине заблокировали «ВКонтакте», и, наверное, из‑за этого он перестал заходить на страницу. Я помню, как умоляла больше не шантажировать меня, давила на жалость, но все было без толку. Когда я спросила, когда это закончится, он ответил: «Мм… Никогда?». Мне было очень плохо, даже вспоминать об этом тяжело. Родители ничего об этом не знают, потому что я боялась им рассказать.

Он знает мое имя и фамилию, а я знаю только его имя. Поэтому сейчас я нигде не ставлю свою настоящую фамилию, потому что боюсь, что кто‑то из этих двоих снова появится в моей жизни».

Как помочь ребенку, ставшему жертвой сексуального насилия в виртуальном пространстве

Ирина Тева Кумар

Психолог

Существует ошибочная иллюзия безопасности киберпространства, в котором проводят много времени дети всех возрастов. Действительно, со стороны кажется, что все под контролем: ребенок дома, в родных стенах, рядом близкие люди. Однако, находясь в интернете, мы попадаем в ситуации, вызывающие реальные эмоции. Поэтому тему кибергруминга нельзя недооценивать. Дети по-настоящему страдают, переживают все стадии выхода после травмирующей ситуации, как и в случае реального насилия. Поэтому первая рекомендация — отнестись к проблеме со всей внимательностью и серьезностью.

Порядок действий в случае, если ваш ребенок оказался жертвой кибергруминга

01
Выслушать

Детям бывает очень сложно признаться, что они попали в трудную ситуацию, поскольку мешают страхи: «А вдруг меня поругают? Вдруг не поймут? Вдруг не поверят?» Поэтому сам факт того, что ребенок пришел разговаривать, означает, что он действительно сам не справляется, что вы ему нужны. Дайте возможность ему увидеть в вас поддерживающую фигуру, родного человека, которому можно довериться.

Скажите: «Хорошо, что ты рассказываешь все это. Я знаю, возможно, было непросто решиться. Правильно сделал, что пришел ко мне. Вместе мы справимся». Просто выслушайте историю, удерживаясь от поучительных или оценочных комментариев. Именно этого сейчас нужно избегать.

02
Оказать эмоциональную поддержку

Ребенок, ставший жертвой кибергруминга, ощущает на своих плечах груз чувства вины, стыда, растерянности. У него падает самооценка, он теряет доверие к миру и к окружающим. Очень важно помочь снять остроту этих чувств. Для этого говорите: «Я тебе верю, ты не хотел (-а) этого», «Тот человек — преступник, профессионально обманывает и манипулирует. Я верю, сложно было сориентироваться», «Я знаю, это очень неожиданно», «Ты не виноват (-а)».

Постарайтесь удержаться от критики и наставлений. Дети в большинстве случаев сами знают о своих ошибках. Именно это знание и подпитывает разрушающее чувства вины. В контакте с родителями очень важно укреплять обратное — веру в себя, позитивное самоощущение. А критика и наставления могут разрушить контакт со взрослым и сделать лишь хуже.

03
Разорвать цепочку убеждения: «Раз со мной такое случилось, значит, я плохой»

Отмечайте в рассказе ребенка и его поступках после события «правильное», хорошее. Так вы поможете почувствовать ему себя ценным и важным. Говорите: «Вот тут ты совершенно верно решил», «Смотри, как правильно ты справляешься с этим», «Как интересно ты придумал. Я восхищаюсь тобой».

В киберпространстве есть точно такие же правила безопасности, как и в реальном мире. Вместе с ребенком разберитесь, как он может сохранять свою безопасность. Например: уметь фильтровать информацию, отличать хорошие сайты от плохих, уметь отстаивать свои личные границы. Расскажите, как именно отвечать на ту или иную просьбу, как реагировать на угрозы. Проговорите так, как если бы вы учили правилам в реальной жизни: не ходить по темным переулкам ночью, кричать при опасности от незнакомца.

Начать разговор можно с такой фразы: «Мошенничество случается. Это часть жизни. Но при этом ты увидишь, что умеешь с этим справляться. Давай посмотрим, что можно сделать, чтобы не попадать в подобные ситуации?»

04
Создать настрой на счастливое будущее

Сказать: «Мы справимся», «Это случается, но мы преодолеем и пойдем вперед».

05
Заручиться поддержкой специалистов, друзей

Важно показать ребенку, что мир «не рухнул», что ребенок имеет большую ценность для жизни, для окружения и что есть люди, которые не считают его «плохим» и провинившимся. Обязательно обратитесь за психологической помощью в том числе.

Так, шаг за шагом, вы поможете ребенку справиться с последствиями виртуального насилия, восстановите самооценку и вместе вернетесь к счастливой жизни. Помните, что, если ваш ребенок стал жертвой этого вида кибернасилия, он может потерять доверие к миру вокруг, веру в самого себя, утратить понимание своей ценности, мучиться от чувства вины и страха. Он также может закрыться в себе или проявлять агрессию, страдать от неустойчивости настроения, стремиться к изоляции. Помочь ему можно, лишь действуя аккуратно.

Какое наказание полагается за кибергруминг и в чем сложность российских реалий Уголовного кодекса

Антон Самоха

Адвокат

В российском Уголовном кодексе нет понятия «Кибергруминг». И если мошенник угрожает распространить полученную от несовершеннолетнего информацию интимного характера, то под конкретную статью УК РФ подвести его действия можно, лишь изучив обстоятельства дела. Автоматически это сделать не получится. Наказание же зависит от того, что хочет получить преступник. Какова его конечная цель.

Например, он получает фото интимного характера и угрожает выложить в сеть, распространить среди знакомых подростка, если тот не пришлет денег. Тут налицо вымогательство, предусмотренное статьей 163 УК РФ. То есть кто‑то вымогает деньги или имущество под угрозой распространить сведения, позорящие потерпевшего, либо иные сведения, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам. Но не все так просто, как кажется.

Вымогательство применимо только по делам об имущественных преступлениях. Когда преступник требует передачи имущества или денег. В этом случае максимальный порог наказания по части 1 статьи 163 УК РФ, без отягчающих обстоятельств, — до четырех лет лишения свободы. Хуже, если преследуются другие, неимущественные цели. И немного лучше для самого преступника.

Вариант, когда мошенник незаконно собирает интимные сведения (а он однозначно делает это незаконно) и (или) распространяет их, подпадает под статью 137 УК РФ — нарушение неприкосновенности частной жизни. Максимальный срок наказания в таком случае — два года лишения свободы. Что гораздо ниже, чем у предыдущего состава преступления.

Кстати, ни одна из перечисленных статей не содержит в себе специального квалифицирующего признака «в отношении несовершеннолетнего». Ответственность не зависит от того, кого шантажируют, взрослого или ребенка.

Практика показывает, что Уголовный кодекс в этом случае консервативен. Новые статьи, обусловленные появлением новых видов преступлений, нечасто вводятся в действие законодателем. Видимо, государство считает, что любые действия охватываются уже существующими нормами УК РФ. А «изобретения» мошенников, которые становятся все изощреннее в любой сфере, просто новые способы совершения уже указанных в кодексе преступлений.

Подробности по теме
«Травить могут и за хорошие поступки»: что такое кибербуллинг и как ему противостоять
«Травить могут и за хорошие поступки»: что такое кибербуллинг и как ему противостоять