«Афиша Daily» вместе с порталом «Особый взгляд» попросила трех незрячих жителей Москвы, живущих активной городской жизнью, выделить главные проблемы, с которыми они сталкиваются сегодня при попытке сходить в ресторан, вызвать такси, заказать доставку или воспользоваться общественным транспортом, и рассказать, как ситуацию можно улучшить.

Евгений Арнапольский
Заместитель начальника отдела социокультурных проектов и программ государственного музея — Культурного центра «Интеграция» им. Н.А.Островского. Живет в Москве 37 лет
Юлия Васильева
Психолог. Живет в Москве 5 лет
Анатолий Попко
Эксперт в сфере невизуальной доступности. Живет в Москве 20 лет

Мобильные приложения и онлайн-сервисы

Анатолий: Я продвинутый пользователь: у меня есть Windows и Mac, в общей сложности пользуюсь тремя программами экранного доступа, я постоянно читаю специализированную литературу, моих знаний должно хватить, чтобы справиться с любым сайтом. Но сделать что‑либо на сайтах gosuslugi.ru или mos.ru мне крайне проблематично. Когда, например, все оформляли пропуска для поездок по городу, я не мог указать ни причину поездки, ни выбрать дату, мне приходилось звонить в кол-центр. Незрячие учителя не могут пользоваться электронным журналом, а незрячие массажисты в поликлиниках не могут вести учет пациентов: то есть только из‑за того, что эти сервисы не соответствуют требованиям доступности цифрового контента, люди не могут выполнять свои должностные обязанности.

Проблемы с доступностью существуют почти у всех продуктов «Яндекса». Недавно они прислали опрос «Помогите нам стать доступными», чем вызвали негативную реакцию всего незрячего сообщества. Возникает вопрос: почему вы можете создать поисковую систему мирового уровня и полтора десятка крутейших сервисов, но вместо системной работы по обеспечению доступности обращаетесь к сообществу незрячих пользователей с робким вопросом: «А что бы нам такое сделать подоступнее?» Это не бином Ньютона. Доступность — это культура программирования.

Создавая любой продукт, надо понимать, что среди ваших пользователей точно будет незрячий. Это не опционально — он придет все равно. Есть даже национальный стандарт Российской Федерации, который формулирует требования доступности цифрового контента. Если речь идет о серьезной крупной компании, у которой много пользователей, то в штате обязательно должен быть профессиональный незрячий программист, который будет обеспечивать доступность продукта. Так поступают Google, Microsoft, Apple. В России — только «Сбербанк». Насколько мне известно, больше никто так не делает.

Думаю, дело еще и в том, что немногие понимают: современный сенсорный смартфон и персональный компьютер — такие же естественные атрибуты
незрячего человека, как белая трость и темные очки.

Конечно, не все используют возможности этих устройств на 100% — и вот решить уже эту проблему помогают такие проекты, как курс компьютерной грамотности для незрячих программы «Особый взгляд», которым я руковожу.

Евгений: Из всех приложений самое доступное — «Сбербанк-онлайн», оно отличное, там я могу делать все то же, что и зрячий человек. Еще хорошее у «Додо-пиццы», там я тоже могу самостоятельно оформить заказ.

Тем людям, которые начинают разрабатывать приложения, важно набрать по-настоящему грамотных программистов и понять, что свой продукт они выпускают для всех пользователей, а среди них есть разные люди: например, незрячие или с нарушениями мелкой моторики. Если бизнес заинтересован, чтобы его продуктом пользовалось как можно больше людей, он обязан заботиться обо всех своих клиентах. Если рядом нет специалистов, которые могли бы дать свою экспертную оценку, нужно постараться обратиться к тем людям, которые будут пользоваться продуктом. Найти среди них незрячего эксперта — например, по цифровой доступности, — который сможет что‑то подсказать в этом вопросе.

Юлия: Я обожаю онлайн-маркет «Утконос» — хотя сайт у них средней доступности, приложение очень классное. «Яндекс.Еда», Delivery Club недоступны, обязательно какая‑то загвоздка есть: то на карте надо что‑то пальцем отметить, то при оплате какая‑нибудь гадость вылезет. Очень доступное приложение у «Вкуссвилла»: и доставка есть, и каталог, и карта привилегий. Я — полностью незрячий человек — могу совершенно самостоятельно в нем все сделать.

Это видео — запись с экрана айфона Евгения Арнапольского, который использует брайлевский ввод текста. Он показал, как незрячий человек пользуется мессенджером: читает и пишет сообщения — и даже выбирает смайлики

Такси

Анатолий: В Москве есть Служба социального такси — возможность для людей с инвалидностью заказать такси по сниженным ценам. В реальности она не выдерживает никакой критики, это максимально нетривиальная, непрозрачная и ненадежная система, в которой такси надо заказывать, видимо, за месяц. Я однажды пытался заказать за две недели до поездки — ничего не вышло. Конечно, в итоге я доехал, куда мне нужно, но дело не в этом. При современном развитии технологий все может работать несоизмеримо лучше. Конечно, какие‑то шевеления начинаются. Например, недавно со мной связывались те, кто в правительстве Москвы разрабатывает надстройку «Доступный транспорт». Это хорошая инициатива, и мне не жаль потратить семь часов на тестирование продукта на доступность, но проблема одна: впервые на совещание по этой теме я ходил в Дептранс еще шесть лет назад. То есть с тех пор мало что изменилось — проект в бета-версии.

«Яндекс.Такси», «Ситимобил» доступны лишь частично, с Gett и Uber дела обстоят получше, потому что это международные компании. Недавний пример: заказал через приложение такси, но не смог выбрать класс машины. В результате поехал «бизнесом». Мне не жалко дополнительные триста или шестьсот рублей, но я бы хотел сам решать, на каком классе машины мне ехать.

Вместе с этим очень важно отметить и то, что в Москве работает хорошо: например, служба сопровождения в метро, они большие молодцы. Их сотрудники неплохо обучены и не просто провожают тебя до выхода из метро, но и до электрички могут отвести или помочь добраться до ближайшего музея.

Евгений: Если приложение «Яндекс.Транспорт» нам более-менее доступно, то с «Яндекс.Такси» все гораздо хуже. До последнего обновления незрячий мог только самостоятельно указать место подачи и метро назначения, а класс машины или способ оплаты выбрать было нельзя. У меня все нужные настройки стоят по умолчанию, но я очень переживаю, что будет после обновления. После одного из них была история, когда за мной приехал какой‑то мерседес и я заплатил больше, чем планировал.

Подробности по теме
Как незрячая девушка переехала в Европу и стала там нужным музыкантом
Как незрячая девушка переехала в Европу и стала там нужным музыкантом

Тактильная плитка

Евгений: Я не встречал в Москве тактильную плитку, которая была бы сделана с умом, чаще всего ее кладут не по назначению. Например, на Ленинградском вокзале провели ремонт и вдоль платформ положили тактильную плитку в виде рифов. Но они, видимо, не в курсе, что такая плитка бывает разного типа и что у каждой — свое предназначение. Например, такие рифы кладут в тех местах, где нужно какое‑то предупреждение: стоп, внимание, дальше столб или лестница. По идее, ты останавливаешься и проверяешь тростью, что впереди. На вокзале же вся тактильная линия состоит из этих рифов, расположенных в шахматном порядке. Это, во-первых, неудобно нам для ориентирования, трость постоянно попадает в них и цепляется, а во-вторых, это неудобно для всех остальных людей, тем более с колясками и тележками.

Анатолий: По идее, тактильная плитка нужна, чтобы незрячий человек имел ориентиры под ногами и тростью в тех ситуациях, когда других ориентиров нет. Она должна предупреждать о препятствиях. Как это устроено у нас: выход из станции метро «Пушкинская», центр Москвы, тактильная плитка положена в пятидесяти сантиметрах от стены подземного перехода. Зачем? У меня уже есть ориентир — стена. А, например, в вестибюлях — больших открытых пространствах, где легко можно заблудиться, — никаких тактильных ориентиров нет. Был случай, когда на улице клали тактильную плитку, по которой ты должен был идти, а посередине ставили какой‑нибудь столб.

Общественный транспорт

Евгений: На автобусной остановке я чаще всего спрашиваю, какой номер автобуса подходит, несмотря на то что в целом уже понимаю, какие автобусы там проезжают. Один раз я все-таки решил проявить самостоятельность и просто сел в подъехавший транспорт, так как был уверен, что это мой. Через одну остановку я осознал, что он идет совсем в другую сторону. После этого я понял, что лучше всегда спросить, какой номер автобуса, чем потом искать путь назад и шастать по лужам неизвестно где. Конечно, было бы хорошо самостоятельно определять, какой транспорт подходит. Это можно сделать либо с помощью озвучивания, какого‑нибудь голосового вывода прямо на автобусе, либо сделать более доступным, например, приложение «Яндекс.Транспорт».

Я знаю, что в Европе и США у водителей другая культура: если они видят незрячего на остановке, тем более если он стоит немного в стороне, то стараются подъехать прямо к нему, чтобы он успел зайти.

Юлия: Я четыре года жила в Израиле и могу сказать, как система навигации на остановках для незрячих устроена там. Во-первых, на каждой остановке есть «говорящий столбик». Нажимаешь кнопку, и он сообщает, какой автобус по какому направлению идет и когда его ждать. Во-вторых, у каждого автобуса есть два динамика: внутри салона и снаружи. Один объявляет остановку для пассажиров, а второй сообщает номер автобуса и направление следования. То есть ты не подбегаешь с криками «Какой автобус?», как это приходится делать у нас.

Развлечения и рестораны

Юлия: Есть стереотип, что слепые все время сидят дома и слушают радио — и никуда не ходят развлекаться. Но это не так. Как, например, обычная семья проводит время в торговом центре? Они приходят на весь день: дети бесятся, взрослые шопятся, кино, ресторан. Мы тоже так делаем, только у нас это отнимает гораздо больше времени и сил. Нужно поймать человека, спросить, как найти конкретный магазин, он скажет: «Идите прямо», — но потом придется остановить еще одного, чтобы уточнить, насколько же далеко это «прямо». А ведь уже существует система, которая могла бы решить эту проблему. Она устроена так: на всех дверях и объектах торгового центра размещаются специальные блютус-метки. Я открываю приложение на телефоне, которое говорит мне: слева — магазин «Л’Этуаль», справа — ресторан «Il Патио». И я прошу: проложи мне маршрут до ближайшего «Макдоналдса», а он озвучивает, куда идти. Понятно, что никакой торговый центр самостоятельно это делать не будет, нужно, чтобы такой инициативой озаботились государственные структуры или Всероссийское общество слепых: обязали же, в конце концов, всех поставить антисептики и сделать разметку про социальную дистанцию?

С кинотеатрами тоже беда: закон обязал всех производителей фильмов делать тифлокомментарии, но проблема в том, что до зрителя они не доходят — чаще всего остаются лежать в «Госфильмофонде». От сетей кинотеатров требуется только эти комментарии выбивать, чтобы они оказывались в приложениях (например, «Тифломедиа»), с которыми мы приходим в кино. В цивилизованном мире это происходит так: ты приходишь в кинотеатр со своим смартфоном, на котором установлено приложение, покупаешь билет, садишься и слушаешь. От кинотеатра уже ничего практически не надо. Но им это неинтересно: они деньги в прокате получают — и нормально.

Если говорить про рестораны, то с ними сложности такие: не можешь подозвать официанта — когда это нужно, а не когда он сам решил подойти — и прочитать меню. Все решаемо. Первое — поставить кнопки вызова официанта. Это недорого, однократное вложение, но незрячий человек будет чувствовать себя гораздо комфортнее: сообщить, если у него, например, упала вилка или если он хочет заказать что‑то еще. Я в Москве такие встречала только в «Чайной высоте», если честно. Что касается меню, то его совсем не обязательно делать шрифтом Брайля. Понятно, что это неудобно, меню часто обновляется — и каждый раз его надо печатать заново. Есть решение: сделать сайт ресторана доступным для незрячего пользователя. В чем главная ошибка — меню чаще всего опубликовано картинкой. С помощью программы экранного доступа мы не можем прочитать ее. Если же сайт разработан нормально, то я заранее смотрю, какие есть позиции, какие акции и на что скидки. И даже если официант прочитал меню невнятно, я сама могу его изучить.

Подробности по теме
«У кого ограниченные возможности — вопрос относительный»: каково быть незрячей бегуньей
«У кого ограниченные возможности — вопрос относительный»: каково быть незрячей бегуньей

Как предложить помощь незрячему в городе

Евгений: Если вы понимаете, что незрячий себя неуверенно ведет или у него растерянный вид, вы можете просто подойти к нему и узнать, как у него дела. Я из тех, кто старается все делать самостоятельно, но бывают моменты, когда ты, например, приходишь на вокзал и не понимаешь, с какой платформы уходит твоя электричка. Приходится останавливаться и долго ждать, пока объявят. Если бы кто‑то подошел и спросил, не нужна ли помощь, было бы здорово.

Если вы вдруг решили помочь незрячему — спросите, нуждается ли он в этом: если он вам отказал — порадуйтесь за него. Он приложил немало усилий, чтобы вести полноценную жизнь на равных с вами в этом огромном и жестоком мире.

Как решить неудобства назрячих в Москве

Анатолий: Сегодня в Москве проблемы, которые связаны с незрячими, зачастую решаются абсолютно зрячими людьми, которые не очень отчетливо представляют внутреннее состояние москвича с тяжелой инвалидностью или его реальные возможности. Поэтому и меры, предпринимаемые ими, ориентированы на какого‑то мифического слепого человека. Конечно, есть московское отделение Всероссийского общества слепых, но его голоса недостаточно. Вот и получается, что на сайте нашего мэра я, например, не могу отправить обращение этому самому мэру.

В Нью-Йорке был незрячий губернатор [Дэвид Пэтерсон], в Великобритании был практически незрячий министр внутренних дел [Дэвид Бланкетт] — вот это круто. Их основная заслуга даже не в том, что отдельно взятый город стал доступнее, а в том, что огромная аудитория убедилась на живом примере: человек с тяжелейшей формой инвалидности способен эффективно осуществлять сложную работу руководителя. Если бы и у нас реально был незрячий мэр, который бы самостоятельно пользовался айфоном и устанавливал приложения, то как минимум доступность электронных сервисов стала бы выше.

Узнать больше о программе поддержки людей с нарушениями зрения «Особый взгляд», портале и практических занятиях для незрячих можно здесь.