26 июня Мещанский суд вынес приговор Кириллу Серебренникову и другим обвиняемым по делу «Седьмой студии». Все, кроме Софьи Апфельбаум, получили условные сроки и штрафы. Судья читала приговор более пяти часов, и все это время у здания суда стояли сотни людей, пришедшие поддержать режиссера. Как это было, читайте в репортаже «Афиши Daily».

В 10 утра у Мещанского суда, обнесенного ограждениями, собрались люди. Они пришли поддержать режиссера Кирилла Серебренникова и других обвиняемых по делу «Седьмой студии», по которому сегодня будет объявлен приговор. Прямо у ограждений собирается толпа журналистов с камерами и тех, кто хочет попасть внутрь. Остальные — около 70 человек — наблюдают за происходящим рядом. В Москве сегодня знойная жара, единственное место, где можно спрятаться от пекла, — заправка рядом с судом: там собирается все больше людей. Среди них актеры Никита Кукушкин, Александр Молочников и рэпер Оксимирон. Последний, как и обещал вчера, пришел на суд в полном обмундировании — в защитных очках, маске и перчатках. Он также призвал своих поклонников сказать «нет» трем вещам: заражению коронавирусом, голосованию по поправкам и заказным судебным процессам. К слову, далеко не все пришедшие к зданию суда используют средства защиты.

Через полчаса к Мещанскому суду подъезжает один из фигурантов дела, бывший генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский, в руках у него сумка с вещами на случай, если суд приговорит его к реальному сроку. Почти сразу после него ко входу — как обычно, в черных очках и кепке — направляется Кирилл Серебренников.

Их, а также Юрия Итина (гендиректора «Седьмой студии») и Софью Апфельбаум (бывшую главу департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Министерства культуры), обвиняют в хищении 129 млн рублей. Следствие длится уже три года, причем в прошлом году судья вернула дело в прокуратуру, потому что судебная экспертиза полностью отвергла факт хищения денежных средств. Однако позже прокуратура оспорила это решение в Мосгорсуде и заседания возобновились. Следствие считает, что сотрудники «Седьмой студии» во главе с Кириллом Серебренниковым обналичили и украли 129 млн рублей из госсубсидий, которые государство выделило им на развитие творческого проекта «Платформа». Вину признала лишь главный бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева — она пошла на сделку со следствием и дала показания на остальных участников дела. Она в сегодняшнем процессе не участвует.

Подробности по теме
Все, что нужно знать о деле режиссера Кирилла Серебренникова и «Седьмой студии»
Все, что нужно знать о деле режиссера Кирилла Серебренникова и «Седьмой студии»

В здание суда начинают пускать по несколько человек — разрешают заходить только в масках и перчатках аккредитованной прессе и некоторым слушателям. У ограждений начинается давка. В этот момент к суду подходит компания из пяти молодых девушек — на них футболки с изображением Высоцкого и надписями «Обнал = украл» и «Вор должен сидеть в тюрьме». Они начинают подходить к людям на улице и спрашивать, почему они считают, что Кирилл Серебренников не виновен. Довольно быстро находятся те, кто готов с ними поспорить. Многие начинают задавать девушкам вопросы: «Вы сами следили за делом?», «А с творчеством Кирилла Серебренникова знакомы?», «Хоть один его спектакль или фильм смотрели?». Оказывается, что о деле активистки узнали из интернета, а о творчестве Серебренникова ничего не слышали. «Тогда я приглашаю вас на спектакль в «Гоголь-центр», — говорит актер Никита Кукушкин. Толпа расходится, а девушки вскоре уходят.

К тому времени у суда собирается все больше людей — соблюдать социальную дистанцию уже никто не старается, хотя полиция время от времени через громкоговоритель напоминает, что это необходимо. Приезжают журналист Михаил Зыгарь, актриса Екатерина Варнава и солист группы «Звери» Роман Билык. Последний сыграл главную роль в фильме Серебренникова «Лето» — как раз на съемочной площадке этого фильме 22 августа 2017 года и задержали режиссера. В разговоре с «Дождем» музыкант признался, что после задержания у всех были надежды, что Серебренникова выпустят, чтобы «хотя бы доснять фильм», но с каждым заседанием становилось понятно, что «это [дело] превращается в ужас».

В зал суда с опозданием на 20 минут входит судья Олеся Менделеева и начинает тихо и быстро зачитывать приговор. Ее речь начинается с того, что суд признает Кирилла Серебренникова, Юрия Итина и Алексея Малобродского виновными в совершении мошенничества в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК РФ). «В период с 2011 по 2014 год Итин, Серебренников, а также Малобродский следовали преступному плану и похитили часть денег, выделенных на «Платформу», — зачитывает Менделеева. Как только эта новость доходит до пришедших, толпа начинает аплодировать в поддержку фигурантов дела — так, чтобы аплодисменты было слышно в зале суда. Судья также приходит к выводу, что Серебренников «необоснованно завысил» смету на проекты для «Платформы». Режиссер во время оглашения приговора смотрит в телефон.

К суду подъехал публицист Дмитрий Быков. На днях он записал обращение в поддержку Кирилла Серебренникова и призвал всех неравнодушных прийти и поддержать фигурантов дела «Седьмой студии». «Погода сегодня очень хорошая, поэтому я здесь, — говорит Быков. — Поверьте, сейчас важно только то, что Кирилл Серебренников — прекрасный режиссер. Создание «Гоголь-центра» и десятков прекрасных постановок — это полностью его заслуга. Был бы он плохой, мы бы все тут сейчас не стояли».

Подробности по теме
«Это беззаконие и несправедливость»: реакция соцсетей на дело «Седьмой студии»
«Это беззаконие и несправедливость»: реакция соцсетей на дело «Седьмой студии»

Судья объявляет, что Софья Апфельбаум не была осведомлена о преступном характере происходящего. Однако суд все равно признает ее виновной в халатности из‑за того, что она «ненадлежащим образом» исполняла свои обязанности в Министерстве культуры. Суд также постановил, что обвиняемые присвоили себе 129 млн рублей. После этого Менделеева объявляет перерыв до 13.00.

«А почему так долго?» — спрашивает стоящих у ограждения один из операторов. «Это еще часа на два минимум, — отвечает коллега. Такие приговоры по таким делам быстро не читаются». К молодым ребятам, сидящим у забора, подходит взрослая женщина в синих брюках и блузе в цветочек. «У меня у самой дело тут в Тверском суде, — начинает она. — Его отложили, и я решила прийти посмотреть, что тут с Серебренниковым будет. Хотя я думаю, что ему дадут условно. Это все план Кремля. Егора Жукова вспомните. Прокурор просил четыре года тюрьмы, а дали три года условно. И теперь он ходит весь такой политик, герой. Я его троллю. Все понятно же, никто не собирался его сажать».

За время перерыва к суду подъехали стилист Влад Лисовец и главный редактор журнала Glamour Иляна Эрднеева. Температура на улице поднимается до 29 градусов, а в ближайшем магазине на заправке заканчивается вся вода. Судья продолжает зачитывать приговор. Она по очереди приводит показания всех фигурантов, отмечая, что те не признали свою вину. Далее читает о позиции представительницы Минкультуры, которая утверждает, что из выделенных на «Платформу» 216 млн рублей было потрачено только 87 млн. Далее зачитываются показания свидетелей обвинения — Ларисы Войкиной и Татьяны Жириковой — бухгалтеров, работавших с «Седьмой студией». Тем временем в разговоре с «Интерфаксом» новая глава Минкультуры Ольга Любимова заявляет, что в деле «Седьмой студии» речь идет о причинении крупного ущерба государству. «Безусловно, мы в курсе того, как проходил судебный процесс, конечно, видим и широкий общественный резонанс, — сказала Любимова. — Нет никакого смысла делать популистские заявления и подменять собой вышестоящую судебную инстанцию, давая оценку законности приговора суда».

«Я ничего не жду уже, но не знаю, как можно не прийти, — говорит активистка Дарья Серенко, стоящая в тени среди толпы. Я уже, наверное, не вижу в этом смысла, как и многие. Это какой‑то просто важный символический жест, чтобы показать людям, которые находятся там, что они не в одни. Завтра мы выходим на пикеты за Юлю Цветкову, и это все слилось в одно. Они оба деятели искусства и связаны с театром. Но у меня очень пессимистичное отношение к тому, что сейчас происходит. Я не верю, что все будет хорошо». Идет пятый час вынесения приговора, судья переходит к вещдокам. Адвокаты сообщают журналистам «Новой газеты», что заседание продлится еще пару часов, и многие из пришедших уходят в ближайшие кафе, магазины или просто подальше в тенек. Менделеева снова объявляет перерыв.

На поляне рядом со зданием суда несколько молодых девушек включают музыку и начинают танцевать. Однако к ним никто не присоединяется.

Неподалеку девушка, долгое время сидящая на бордюре на солнце, опускает голову. Молодой человек подходит к ней со словами: «Ты чего, расстраиваешься?» У девушки на глазах слезы. Он продолжает: «Все хорошо, свобода внутри всегда побеждает».

Судья возвращается, перечисляет свидетелей защиты и объясняет, что суд принял во внимание только показания, касающиеся характеристики подсудимых. В остальном свидетели не представили каких‑либо сведений, важных для суда. Суд считает вину Серебренникова, Итина и Малобродского доказанной, а обвинения Апфельбаум переквалифицирует с мошенничества на халатность. На улице ждут оглашения приговора, люди подтягиваются все ближе к ограждениями. Кто‑то в толпе кричит: «Условный срок! Условный срок!», — и все вокруг начинают аплодировать.

Кирилл Серебренников получает три года условного и испытательного срока, а также 800 тыс. рублей штрафа. Юрий Итин — также три года условного срока, 200 тыс. рублей штрафа и запрет занимать административно-хозяйственные должности на три года. Алексей Малобродский — два года условно, 300 тыс. штрафа и запрет на административно-хозяйственные должности на два года. Софье Апфельбаум назначают штраф в 100 тыс. рублей, который она может не выплачивать за истечением срока давности обвинения. Также суд постановил взыскать с Серебренникова, Итина и Малобродского 128 млн рублей.

Толпа у суда не перестает аплодировать, все обнимаются и поздравляют друг друга, но одновременно с нетерпением ждут режиссера. Через 15 минут у бокового входа в здание начинаются торжественные крики и аплодисменты — Серебренников выходит из суда. Журналисты ждали с другой стороны, поэтому начинается сильная давка. Режиссер пытается сказать, что всем необходимо соблюдать дистанцию, но его голос перебивают овации. Отойдя немного дальше, Кирилл продолжает: «Я, во-первых, говорю огромное спасибо за ту поддержку, за то, что вы верите в нашу невинность, за то, что вы понимаете, что происходит. Ввиду того что каждый человек, находящийся здесь, очень важен и ценен для всех. Пожалуйста, соблюдайте социальную дистанцию. Не заразите друг друга, потому что за правду надо бороться».

Следом выходит адвокат режиссера Дмитрий Харитонов. Он считает, что Министерство культуры так и не смогло сформулировать свои претензии к Кириллу Серебренникову и остальным фигурантам дела. «Гражданский иск, хоть он и удовлетворен, основан исключительно на заключении экспертизы, которая была проведена в 2019 году, — рассказывает Харитонов. — А мы считаем, что эта экспертиза — некомпетентная и предвзятая. В понедельник мы получим договор, прочитаем его, у нас есть десять дней для обжалования. Я думаю, мы продолжим бороться». Он также назвал три года, пока длилось дело, «годами борьбы».

Через несколько минут из здания выходит Алексей Малобродский, его сразу окружают коллеги и журналисты, многие подходят, чтобы обнять и поздравить. На вопрос «Что вы чувствуете сейчас?» Алексей отвечает: «Усталость». И вместе с женой быстро уходит и садится в машину.

«Мы счастливы, но не полностью, — говорит Ирина Поверинова, адвокат Софьи Апфельбаум, стоящей рядом с улыбкой на лице. — Сегодня, на мой взгляд, в отношении всех было принято компромиссное решение. Это как бы хорошо, но, с другой стороны, это не очень, потому что люди признаны виновными». Адвокат также добавила, что, скорее всего, они будут обжаловать приговор.

Еще некоторое время у суда сохранялась радостная атмосфера. Коллеги и друзья фигурантов дела плакали и обнимались друг с другом.

— Я вас поздравляю, — говорит мужчина, подходя к компании друзей.
— С чем? — спрашивает девушка из компании.
— С тем, что сегодня все поехали домой.

Подробности по теме
От Мандельштама до Серебренникова: за что в России судят художников и поэтов
От Мандельштама до Серебренникова: за что в России судят художников и поэтов