22 июня прокурор запросил для фигурантов дела «Седьмой студии» реальные сроки лишения свободы. Для Кирилла Серебренникова — шесть лет колонии и штраф в размере 800 тыс. рублей. «Афиша Daily» собрала реакцию в соцсетях на «театральное дело».

Катерина Гордеева

Журналистка

«Процесс по театральному делу сегодня вступил в завершающую стадию: только что выступил прокурор; вероятно, к исходу месяца (к голосованию по поправкам к Конституции) будет приговор. Прокурор попросил для Кирилла Серебренникова 6 лет колонии, для [бывшего генпродюсера «Гоголь-центра»] Алексея Малобродского — 5 лет колонии, для [директора РАМТа] Софьи Апфельбаум и для [бывшего гендиректора «Гоголь-центра»] Юрия Итина — по 4 года колонии. Для всех — с конфискацией и запретом занимать административные должности.

Минкульт подтвердил свои претензии к «Седьмой студии» на 128,9 млн рублей, никакой иск, как просили в нескольких письмах тысячи работников кино, театра и культуры, ведомство не отозвало.

Основой для обвинения стали фальшивая экспертиза, сделанная непрофессиональными и ангажированными людьми, и показания, выбитые под давлением, сфабрикованные, местами просто сфальсифицированные.

Что это значит? Это значит, что группа хранителей скреп, до скрежета зубов ненавидящая все молодое, честное, сильное, сойдясь с группой блюстителей нравов в погонах, в нашей стране может все: заказать дело, добыть (выбить) показания, заставить систему три года крутиться как уж на сковородке, только бы добиться нужного результата. Напугать, чтоб молчали, заткнуть.
Я не знаю, каким будет приговор. Я, увы, не сильно верю в справедливость.

Но сам факт этого дела — позор для страны, для культуры, для всех тех, кто в министерстве этом был и затевал дело, и тех, кто, оставаясь, его продолжает. Эти люди сгинут и вслед им даже не плюнет никто. А настоящее дело «Седьмой студии», [театральный проект] «Платформа», останется как одно из самых ярких и, возможно, последних в новейшей истории России событий: театральных, культурных, общественных».

(Цитата из фейсбука).

Лев Рубинштейн

Поэт

«Эта вот нынешняя прокурорская инициатива в контексте тягучего, как гриппозный сон, «театрального дела», все эти вытряхнутые из рукава судейской мантии «экспЭрты», наизусть повторяющие, не поднимая глаз, прилежно вызубренные имена числительные, смысла и значения которых они сами не знают и не понимают (да и зачем), вся эта, прости господи, прачечная, где хоть и поменяли заведующего на заведующую, как была позорной, подлой и дремучей конторой, так таковой и остается…

Вот это все, думаю я, растолкает ли хоть как‑то от карантинной дремы так называемое «культурное сообщество» или хотя бы его театральный сегмент? Интересно, театральные, художественные, музыкальные, литературные люди вспомнят, покопавшись в обленившейся памяти, что было когда‑то такое слово, как «солидарность», и что оно, это слово, когда‑то что‑то такое даже и означало.

Короче говоря, дорогие друзья и коллеги, к вам (к нам!) ко всем вопрос: останемся ли мы скорбящими и даже благородно разгневанными свидетелями очередного подлого, наглого и, главное, вполне демонстративного беззакония или все же слово «солидарность» примет хотя бы какие‑нибудь вещественные и наглядные формы?»

(Цитата из фейсбука).

Стас Тыркин

Куратор «Гоголь-кино» в «Гоголь-центре»/Gogol-Center

«Я не хочу и не могу верить в то, что озвученные сегодня сроки Кириллу, Алексею Аркадьевичу и их коллегам могут оказаться реальными. Но если это, не дай бог, произойдет, я не очень понимаю, как представители нашего сообщества смогут как ни в чем не бывало ставить и играть спектакли, снимать фильмы, проводить фестивали — вот это все. Может, разве что в знак протеста? Или под пошлой вывеской «жизнь продолжается»? Как фильмы будут открываться титром «при поддержке Минкульта»? На этих местах в профессиональных залах и раньше были смех и свист. Мне кажется, лучший вариант — это добровольно закрыть все. Чтобы вообще ничего не было. Лучше никакой культуры, чем такая. Пусть будут только мрак и пропагандистское телевидение. Я считаю, что мы все это заслужили».

(Цитата из фейсбука).

Александр Баунов

Журналист

«Если сейчас дадут реальные сроки обвиняемым из «Седьмой студии», бесповоротно обнулится много чего. Президент Владимир Путин в этот самый момент станет не тем, при ком был экономический рост, и даже не тем, кто присоединил Крым или продлил свою власть, он навсегда будет тем, при ком посадили Серебренникова. Министр культуры Ольга Любимова может уже ничего не делать, неважно, какие у нее планы, она останется тем, при ком посадили Серебренникова. Но и старый министр культуры Мединский может не расслабляться, он войдет в историю не несколькими курьезными памятниками, а посадкой Серебренникова.

И сосед нового министра культуры Никита Сергеевич Михалков теперь останется в памяти не как автор нескольких давно, словно бы уже не им снятых прекрасных фильмов, а как режиссер, который если не прямо помог, так не помешал посадить своего действующего коллегу. И новый глава правительства, претендент на лавры модернизатора, останется навсегда тем, чье пребывание во главе правительства началось с посадки одного из величайших режиссеров его страны.

Но и прежний премьер Медведев может не расслабляться: процесс «Седьмой студии» начали при нем. Силовики скопом, включая новых и перспективных, войдут в историю не как те, кто защитил страну от угроз, а как те, кто посадил Серебренникова. Церковь с ее патриархом и епископом Тихоном запомнится не проповедями и не пасхальными посланиями, а вот этим самым. Мэр Москвы Собянин («Гоголь-центр» — театр московского подчинения) из успешного урбаниста-практика и европеизатора города превратится в того, при ком посадили Серебренникова. И так далее по списку. Так необратимо делаются биографии. Кто‑то замаранный этим делом навязывает всем очень неравный обмен. Особенно неравный, если он так и останется в тени».

(Цитата из фейсбука).

Нюта Федермессер

Общественный деятель, учредитель благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера»

«Я знаю Кирилла Серебренникова лично. Но дело не в этом. Я внимательно следила за процессом по «театральному делу». Была на одном из десятков заседаний. Читала публикации. Да и спектакли «Гоголь-центра» я знаю и очень люблю.

Прокурор сегодня снова требует для невиновного Кирилла и его коллег наказания в виде длительных сроков заключения. Нет, это не неуважение и не непонимание. Это беззаконие и несправедливость. Мимо этого нельзя пройти с закрытым ртом. «Театральное дело» — это позор для системы. Полностью сфабрикованное, развалившееся в суде после проведения реальной экспертизы, это дело снова вытащили на свет Божий. Зачем? Кому Серебренников не угодил настолько, что можно издеваться над правосудием и людьми ради сведения личных счетов? Ну, ведь другой причины нет, нет, — это всему миру очевидно!

Без независимой судебной системы и прокуратуры, без правоохранительных органов, занятых расследованием реальных преступлений, в России не получится развивать ни медицину, ни социальную сферу, ни уважение к правам личности. Кирилл Серебренников должен быть на свободе

(Цитата из фейсбука)

Ксения Раппопорт

Актриса

«Возможно одно из самых отвратительных и тяжелых переживаний в жизни — это чувство бессилия перед творящийся у тебя на глазах очевидной несправедливостью. Никакие наши слова, призывы, поручительства, письма, посты не имеют никакого действия. У каждого, кто следил за этим процессом,была возможность видеть, как на протяжении этих почти трех лет на наших глазах обвинение разваливается и показывает свою полную несостоятельность. Отрицание фактов, без всяких аргументов отброшенная предыдущая экспертиза и назначение новых непонятных экспертов.

Свидетели, которые открыто объявляли в суде, что на них совершалось давление, что они давали свои показания под угрозами. Даже с суммой «хищения» они не смогли определиться. Но все это было отвергнуто судьей. Опять же, без каких‑либо аргументов. Прекрасные, честные, талантливые и смелые люди — Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум, Юрий Итин, так много сделавшие для развития культуры нашей страны. Так не должно, так не может быть! Это чудовищно несправедливо!»

(Цитата из фейсбука)