Из‑за пандемии и карантинных мер образовательные учреждения России перешли на дистанционное обучение. Но не все могут без проблем учиться онлайн: у некоторых учащихся нет высокоскоростного интернета или личного компьютера. «Афиша Daily» поговорила с учителями и школьниками из сел о том, с какими проблемами они столкнулись, и как проходят их уроки.

Деревня Обросово, Вологодская область, население 400 человек

Ольга

Директор школы и учительница математики

К нам на занятия ходят двадцать детей из трех разных сел. Мы, как и все, соблюдаем самоизоляцию и перешли на дистанционное обучение. Но главная проблема: интернет и сотовая связь мало где ловят, а компьютеры есть только у нескольких учеников. Каждый раз, чтобы отправить документ в «ВКонтакте», приходится бегать в поле. А онлайн-уроки для нас — миф. В апреле нам выслали список платформ (вроде «Фоксфорда» или «Учи.ру»), но качество лекций оставляет желать лучшего: преподаватель пишет тему, говорит пять минут и дает домашнее задание. Усилия, чтобы посмотреть такие видео, не стоят результата.

Мы придумали несколько способов, чтобы выйти из ситуации. Во-первых, сделали перестановку в компьютерном классе: те учителя и дети, которые не могут заниматься онлайн дома, приходят в школу и пользуются компьютером в отдельном кабинете. У всех есть мой номер телефона, и если человек хочет прийти, то просто звонит мне — личных контактов не происходит. Во-вторых, для сел существует такая система: родители и учителя передают тетради с домашним заданием через магазин, почту или медпункт.

Выпускные девятые классы работают по индивидуальным программам. Сначала они решали задания по необязательным предметам, но их отменили, и все занимаются только математикой и русским. У нас в школе три выпускника. У одного мальчика нет интернета, он делает задания, потом приходит в нашу деревню (потому что живет в соседней. — Прим. ред.) и передает все на проверку педагогам.

Кроме уроков сельская школа должна заниматься питанием, которое выдается бесплатно четырем категориям семей: малообеспеченным и многодетным, детям с туберкулезом и c ОВЗ (ограниченные возможности здоровья. — Прим. ред). В нашей школе только два ребенка не относятся ни к одной из этих категорий. Мы можем лучше питаться за счет того, что у нас есть огороды, на которых работают дети и учителя. На одного ребенка выделяется 50 рублей в день: мы тратим их на мясо, а на овощах экономим, добавляем те, которые вырастили сами. Сейчас мы приходим работать на огород по одному человеку (по графику дежурства).

Катя (имя изменено)

Выпускница девятого класса

В моем классе всего три ученика, включая меня. Мы единственные выпускники. При желании можно поступить в городскую школу в десятый класс, но обычно все выбирают колледж, так как там предоставляют общежитие. Но я все-таки собираюсь пойти в школу. Папа сможет возить меня на машине, потому что работает в городе.

Насколько я знаю, занятия с выпускниками отслеживает Департамент образования, поэтому нас просят выполнять все задания грамотно и аккуратно. Мы будем сдавать только русский и математику, экзамены по другим предметам отменили из‑за пандемии. Теперь они занимают не очень много времени, но на все задания уходит около четырех–шести часов в день.

Мне не нравится система, которая есть сейчас: раньше учителя очень тщательно все объясняли. Если у нас возникают вопросы, мы можем звонить им по домашнему телефону, но это не то. Интернетом я почти не пользуюсь, только пару раз преподаватели скидывали хорошие видеолекции, но чтобы их посмотреть, приходится ловить связь на улице. Учиться хуже не стала, но есть неприятное чувство, что я понимаю материал не до конца.

Ольга Миронова

Учительница английского языка

У меня пять учеников, поэтому я преподаю практически индивидуально. Под каждого пишу задания и отправляю их через WhatsApp, «ВКонтакте» или оставляю в магазине — в зависимости от того, как мы договоримся. Я хожу забирать домашнюю работу каждый день, и иногда ученики оставляют мне подарки: открытку или цветы. Многие родители в селе — учителя (всего их восемь), поэтому они помогают детям. Как правило, если мама или папа преподают, то школьнику не требуется помощь по предмету. Я не заставляю заниматься тех, кто плохо усваивает программу, просто надеюсь наверстать ее в следующем году.

Работы не убавилось: я трачу время на то, чтобы придумать интересные задания или объяснить ошибку в письменном виде. Самая большая проблема: стало скучно без оживленных споров, игр и диалогов в классе. Мы близки с учениками и живем по соседству, поэтому есть тоска по школе.

Подробности по теме
«Я не люблю город и говорю об этом прямо»: как живет молодежь в деревне
«Я не люблю город и говорю об этом прямо»: как живет молодежь в деревне

Село Выдропужск, Тверская область, население 1000 человек

Ирина Петрова

Учительница истории и секретарь карантинного сельского совета «Родительский консилиум»

Раньше в нашем селе жило много людей и была развита инфраструктура. Сейчас осталось два небольших магазина, школа, придорожное кафе, библиотека и офис врача. Газифицирована только левая часть села, большинство домов отапливается русскими печками. Всего у нас в школе одиннадцать учителей и чуть меньше ста учеников.

Дистанционное обучение началось 6 апреля. Сложнее всего с организацией рабочего места, так как у нас мало семей с одним ребенком (обычно их два-четыре), а письменный стол один. 8 апреля, после небольшого сельского собрания, было решено всем зарегистрироваться в соцсетях и создать диалог «Родительский консилиум», а также разработать индивидуальный подход.

Теперь каждому ученику выдается расписание уроков и задания со ссылкой на вспомогательные интернет-ресурсы, но родители сами распределяют последовательность занятий, придерживаясь системы «30 минут урок, 10 — перемена». Как правило, родители, а также бабушки и дедушки, способные к труду, работают в домашних классах посменно. Они следят за выполнением заданий, и если возникает ЧП, то звонят преподавателю за онлайн-консультацией. В конце дня родители пишут отчет в общий чат села и присылают фотографии с выполненными уроками.

Сначала мы давали задания по всем предметам, в том числе по музыке, физкультуре и изо. Но через месяц родители высказали протест из‑за сильной загруженности детей. Одобрили только задание по технологии — провести дома генеральную уборку.

Впечатление от дистанционного обучения резко негативное: оно не подходит для социализации детей. Личный контакт учащихся друг с другом минимален, они не развивают коммуникабельность и навыки работы в команде. Кроме того, родители не всегда могут правильно объяснить изучаемый материал. Мы перенасыщены работой с телефоном, что негативно сказывается на здоровье. Я почувствовала ухудшение зрения, утомляемость и раздражительность. А материальные затраты учителя не компенсируются — мобильный трафик мы оплачиваем сами.

Карантинные меры в селе продолжаются, дети сначала строго соблюдали режим, но сейчас выходят на улицу группами без средств защиты — мы ничего не можем с ними поделать. Видимо, наш авторитет за время пандемии ослаб.

Подробности по теме
Чем ты ближе к земле: как приехать в деревню и вернуть туда жизнь
Чем ты ближе к земле: как приехать в деревню и вернуть туда жизнь

Поселок совхоза «Комсомолец», Тамбовская область, население 4000 человек

Надежда Смирнова,

Учительница истории и обществознания, участница проекта «Учитель для России»

Наш поселок находится в пятнадцати минутах езды от Тамбова и развит по сравнению с другими: есть магазины, больница, банк и даже кафе, автобусы до города ездят каждые полчаса. Когда начался карантин, стала видна разница между детьми из Комсомольца и теми, кто приезжает: у них часто пропадает интернет, нет компьютеров, некоторым сложно приспособиться к онлайн-урокам, потому что они никогда не общались по видеосвязи. Бывает, что ученик заходит ко мне на онлайн-урок, и у него в доме выбивает свет от перегрузки. Для таких детей каждый день водитель автобуса привозит новые задания и забирает домашнюю работу. А учителя, у которых нет компьютера, все еще ходят в школу.

Видеоуроки в Zoom я провожу в шестом и в одиннадцатом классе. Другие ученики сказали, что им не нравится этот формат, и мы перешли на «Google Документы». Не думаю, что это отговорки: у детей из деревень мало опыта работы в онлайн-сервисах, им сложно перестроиться. Для них я пишу развернутую обратную связь — где есть ошибки, почему и как надо их исправить. Я была удивлена, что у многих лучше получается работать один на один с учебником и контактировать с учителем только для работы над ошибками и трудными темами. У некоторых детей действительно улучшилась успеваемость.

В шестом классе все наоборот: дети говорят, что им важно видеть учителя и одноклассников, для них это островок стабильности. С выпускниками мы тоже много контактируем. Я еще не знаю, как организуют ЕГЭ, но с одиннадцатым классом мы договорились регулярно созваниваться и решать задания весь июнь — это была их инициатива. Они, конечно, очень волнуются.

Больше всего я переживаю за то, что современные дети будто не умеют организовывать свой учебный процесс. Судя по нашим разговорам, они учатся 24/7 и не могут выстроить свой день так, чтобы вовремя отдыхать и восстанавливаться. Теперь я думаю, что школы должны учить детей организовывать себя.

Еще я очень благодарна дистанционному образованию за то, что я сама научилась урезать программу: раньше мне казалось, что в моем предмете важно все. Теперь я лучше отделяю базисные знания от дополнительных, и базисного не так уж и много.

Марина (имя изменено)

Ученица шестого класса

Когда онлайн-уроки начались, многие одноклассники не понимали, как правильно подключаться к видео или пользоваться веб-документами, поэтому у учителя уходило много времени на подробное объяснение для каждого. Еще неприятно, что теперь нам задают в три раза больше домашнего задания.

Больше всего не хватает общения с живыми людьми — только учительница обществознания дает видеоуроки. Кажется, что теперь наша жизнь — весь день сидеть в комнате и решать задачки, чтобы потом перейти к новым. Особенно это касается предметов, которые ведут преподаватели постарше: по их мнению, мы должны делать классную работу, потом домашнюю, а потом разбирать ошибки, и так каждый день. При этом многие сайты не открываются из‑за плохого интернета.

Радует только то, что можно просыпаться попозже и не ходить на физкультуру, там мы пишем рефераты. Весь день я делаю задания и один раз выхожу на прогулку. Еще мы постоянно списываемся с одноклассниками и помогаем друг другу в чате, это поддерживает.

Подробности по теме
Посмотрите фильм о том, как школьники из марийской деревни учатся программированию
Посмотрите фильм о том, как школьники из марийской деревни учатся программированию