Студия «Либо/Либо» выпустила подкаст-сериал «Хочу не могу» о жизни героев, которые пытаются наладить свою сексуальную жизнь и помочь с этим другим. Кириллу 20 лет, и он девственник. Лизе 22, ей нравятся девушки. Леше 31, ему разбили сердце, и теперь он избегает серьезных отношений. «Афиша Daily» поговорила с героями подкаста и поделились им.

— Почему вы решили делать очередной подкаст про секс?

Кирилл: Наш продюсер Полина из студии «Либо/Либо» рассказала, что они собираются запускать подкаст наподобие сериала «Sex Education». Я поймал себя на мысли, что такого уже много и сделать новое не получится. А потом она сказала: «Есть лесбиянка-феминистка и альфа-самец, угадай, какую роль мы можем предложить тебе?» И голова сразу заработала: я же девственник и идеально вписываюсь в концепцию. Я рассказал об этом соведущим перед записью первого эпизода, когда мы знакомились в баре. Побаивался их реакции, но [Леша и Лиза] отнеслись к этому нормально.

Большинство подкастов про секс уходят в научную стезю. Раньше слушал их и думал: «Почему все такие умные?». Я бы задавал самые примитивные вопросы, потому что не силен в анатомии и не знал, где находится клитор и для чего он нужен. До сих пор не понимаю, в чем прикол анального секса и может ли член застрять в вагине. Но есть и куча вопросов, примыкающих к теме секса: как дать понять, что ты хочешь им заняться? Как предложить человеку поцеловаться и можно ли потрогать его за руку или это не принято? Наконец-то у меня появилась возможность получить понятные ответы и не стесняться, что я чего‑то не знаю.

Лиза: Фишка в том, что обычно подкасты про секс объяснительные, а нам хотелось собраться и поговорить так, как мы болтаем о сексе с друзьями: 90% шуток, 5% информации, 5% — Леша произносит слово «девочка».

Леша: А что не так со словом девочка? Может показаться, что я немного свысока это говорю, снисходительно. Но это не так. Я очень уважаю женщин. Я вообще не в теме подкастов, я не слушаю их, я не знал, что такое есть. Я непонятно как сюда залетел, и мне было интересно попробовать, получить новый опыт — я ни разу ничего не вел. А то, что меня считают альфа, — честно, я для этого ничего не делаю. Это как‑то само собой выходит.

— У вас был секс на карантине и вам теперь есть о чем рассказать?

Лиза: Не хочется хвастаться, но да, был, есть и будет. Мы с девушкой съехались, когда еще не объявили «добровольную самоизоляцию», поэтому спокойно можем заниматься сексом без масок. А Леша мне завидует.

Леша: А мне пришлось подзабить на секс — прямо перед самоизоляцией я расстался со своей девушкой, поэтому с этим немножечко туго. Появилось слишком много трудностей, для того чтобы сделать довольно простое дело. Надеюсь, что это скоро закончится и я смогу хоть кого‑то живого увидеть. Соскучился!

Кирилл: Половину сезона мы записали еще до карантина, так что он нам подкаст не испортил. А на мою девственность он тем более не повлиял.

— Что смешного в том, что вы обсуждаете секс? Почему «Хочу не могу» называется ситкомом?

Лиза: Хотела сказать, что секс — это действительно не смешно, но, вообще-то, смешно. В сексе люди уязвимы, а где уязвимость, там большой потенциал для юмора. Ситком — потому что мы много говорим о себе, стараемся не теоретизировать, а приводить примеры. За сезон мы меняемся, эта эволюция (или регресс, у кого как) — еще одна фишка подкаста.

Кирилл: Обычно Леша и Лиза меня смешат, и я смеюсь над собой. Когда люди чего‑то стесняются, они пытаются говорить не прямо, а как‑то метафорически. И эти метафоры превращаются в мемы. Мы говорим откровенно и постоянно друг друга подкалываем, будто знакомы уже много лет. И это классно!

Леша: Секс табуированная тема, и вокруг него много слухов, стереотипов, поэтому встречается много смешного. В России не принято говорить о сексе открыто. А еще я никогда не мог себе представить, что окажусь в одной компании с девственником и феминисткой, и из‑за этого возникает тоже много шуток.

Подробности по теме
«Только после свадьбы»: как с российскими подростками разговаривают о сексе
«Только после свадьбы»: как с российскими подростками разговаривают о сексе

— Вы довольно смело обсуждаете своих партнеров. Предупреждаете их об этом?

Лиза: Я у своих партнерок спрашиваю, что мне можно рассказать, а где лучше придержать подробности. Иногда, правда, сложно оставаться в рамках этики. К тому же я очень открытый человек, но понимаю, что партнеркам от этого может быть некомфортно.

Леша: У меня сейчас нет постоянных отношений, я нахожусь в поиске. Партнеров не то чтобы много, но, скажем так, они чередуются. Больше чем на три месяца у меня последние два года никого не было. Последнюю девушку я предупредил, что буду вести подкаст про секс, спросил, не против ли она, если я буду делиться нашим опытом. Она сказала окей, если я не буду сливать ее паспортные данные.

Кирилл: Если бы у меня была девушка, я бы ее предупредил. И мы бы могли что‑то смешное для подкаста устроить. Но я и без партнера кажется неплохо справляюсь.

— Что нового вы узнали про секс и отношения?

Кирилл: Я почти ничего не знал о женской и мужской анатомии. У нас есть выпуск, в котором мы обсуждаем, чем отличается вульва от вагины — я думал, может, это слова-синонимы. А теперь я знаю различие. Выучил много словечек для описания процесса секса, и мне кажется, что это здорово — теперь я могу хоть как‑то ориентироваться в этом сексуальном пространстве, которое мне было совсем неведомо. У нас есть общий чат, куда мы скидываем всякую интересную инфу, которая нам попадается. Про нелепые травмы в сексе или новость, что из‑за пандемии в мире могут закончиться презервативы. Недавно я туда скинул заметку о том, что ученые семь лет изучали член жука, чтобы определить, к какому виду он относится, — мы все поугорали. Кстати, ученые вид так и не установили.

Леша: На удивление я тоже много всего узнал, прежде всего, всяких терминов и молодежных словечек. У меня в сексе все было интуитивно, я не подбивал это под теорию, не знал, что и как называется. Я узнал, что такое эджинг, сабмиссив, — когда Лиза открывает рот, я такой: блин, тащите словарь, тут надо разобраться. По теории Лиза и даже Кирилл гораздо прокачаннее меня.

— Ваши родители уже послушали эпизоды?

Лиза: Мои пока нет, я, честно говоря, боюсь реакции. Если даже моих сверстников пугает такая открытость, что говорить о родителях. Но подкастом я горжусь, мне кажется, он классный и смешной, так что надеюсь на родительское чувство юмора, оно меня спасет.

Леша: У меня с родителями классные отношения и доверительные. Я даже заказал разные секс-игрушки на адрес родителей. Потом они мне их передадут. Так что с этим все отлично!

Кирилл: Я думал никому не говорить, что я принимаю участие в подкасте про секс, — пусть его выход всех поставит перед фактом. Родители в курсе, папа даже оставляет нам комменты в инстаграме. Я помню, что, когда мы с Лешей шли в метро после записи, я делился переживаниями: а что скажут мои друзья про подкаст? На первых порах я был закомплексованным, волновался на записи, все-таки мне непривычно было говорить на такие темы. И Леша говорит: «Так, может, и не надо никому об этом знать?». А я подумал, что нет, наоборот, я буду делать анонсы у себя в соцсетях, я буду об этом говорить после премьеры, потому что это моя жизнь. Мне важно быть собой. Важно показать себя таким, какой я есть, — со всеми моими комплексами, неудачами и провалами. Не выпендриваться и не казаться кем‑то другим.

Подробности по теме
Как и зачем разговаривать о сексе с партнером
Как и зачем разговаривать о сексе с партнером