Политтехнолог и политолог Виталий Шкляров рассказал «Афише Daily» о том, как могут проходить акции протеста в условиях всеобщего карантина и почему пандемия им не помеха.

Виталий Шкляров

Политтехнолог, научный сотрудник Центра российских и евразийских исследований Гарвардского университета

Коронавирус здорово смешал все планы, и в первую очередь — планы политиков. Один перенос голосования по Конституциям в РФ и Чили чего стоит! Про затухающие праймериз в США и говорить нечего. Но не только у политического истеблишмента графики полетели к чертовой матери — их противники тоже неожиданно для себя оказались в новых условиях. Оппозиция по всему миру растеряна сейчас еще больше, чем ее извечные враги — тираны и диктаторы. Что делать дальше? Сдаться на произвол заразы и ждать, пока все не рассосется, или, несмотря ни на какие вирусы, продолжать борьбу за лучшее будущее?

В течение последнего года весь мир полыхал от политических протестов. Много уличных акций и даже беспорядков было во Франции (желтые жилеты) и в Гонконге (противники закона о выдаче подозреваемых Китаю). Очень неспокойные времена переживают южноамериканские страны — Венесуэлу трясет от Мадуро (лидер Венесуэлы. — Прим. ред.), а еще и в Чили заварушка (протесты в Чили начались после того, как выросли цены на метро. — Прим. ред.). В США прошло несколько очень ярких выступлений: очередные расовые протесты, марши сторонников владения оружием. В Индии и сейчас до конца не отгремели массовые беспорядки из‑за того, что немусульманам упростили получение гражданства. Даже Иран отметился акциями сторонников европейского пути, после того как иранские военные сбили украинский пассажирский самолет. Наконец, у многих еще свежи в памяти многочисленные протесты против несправедливых выборов в Мосгордуму в Москве летом 2019 года.

Их всех объединяет то, что люди выходили на улицу, чтобы заявить о своем праве. До сих пор действовал строгий, хоть и неписаный закон: если протест не выливается в физический выход массы людей в публичное место, то протеста как бы и нет. Волноваться не о чем. Зато если люди вышли — протопали ногами и хотя бы просто встали и стоят, — власти начинают нервничать. Заливать протестующих слезоточивым газом. Или идти на переговоры и даже на уступки. Или вообще собирать манатки и сваливать куда подальше, пока дело не дошло до трибунала.

Подробности по теме
Многотысячные митинги и штурм парламента: что происходит в Гонконге
Многотысячные митинги и штурм парламента: что происходит в Гонконге

И тут посреди волнующегося моря протеста вдруг грянула минусовая температура коронавируса. И оно замерзло! Действительно, большинство протестующих, которые в обычном случае готовы были бы выйти на улицы, сейчас делать этого не очень хотят. И не потому, что боятся заболеть сами. А потому, что люди, которые выступают против каких‑либо действий властей, как правило, обладают высокой социальной ответственностью.

Они потому и на улицы выходят с протестами, что не могут терпеть несправедливости. Однако сейчас социальная ответственность диктует оставаться дома: чтобы защитить как родных и близких, так и незнакомых людей от возможного заражения.

Нельзя сказать, что ушлые власти и приближенные к ней бизнесмены этим не пользуются. Например, в Петербурге под шумок 29 марта принялись сносить исторические дома на Тележной улице, которые активисты отстаивали уже несколько лет. А тут бац — самоизоляция! Застройщики подсуетились и быстренько, что хотели, снесли.

Сколько таких же движений тихой сапой происходит прямо сейчас, сколько их произойдет еще в ближайшие недели и месяцы? Нечистые на помыслы бизнесмены должны уже были почувствовать, что период изоляций и карантинов — лучшее время для того, чтобы без лишнего шума проворачивать свои делишки. Причем не только в России.

Это значит, что необходимость в протестах не только не исчезнет на время пандемии, а наоборот возрастет. В том числе против мер по самой борьбе с коронавирусом — если население посчитает, что правительство действует неэффективно или недостаточно.

Именно это происходит сейчас в Бразилии. Народ крайне недоволен действиями президента Жаира Болсонару, который считает пандемию ерундой. Люди, выступая против его действий, организовали массовую акцию. Как именно? Вышли на балконы и принялись колотить в кастрюли и сковородки! Кстати, это для Бразилии распространенная практика, а вовсе не изобретение последних дней. Я сам был свидетелем подобной акции в Рио-де-Жанейро в 2016 году, когда шел процесс импичмента президента Дилмы Русеф. Если у бразильцев нет возможности собраться на митинг немедленно, то они выходят на балконы и начинают стучать в сковородки. В частности, это случается вечером, уже после наступления темноты, когда по телевизору показывают новости или выступления политиков, которые их возмущают. На митинг ночью вроде поздно уже переться — а вот выйти на балкон и вдоволь настучаться в кастрюлю — это ж никто не запретит. Действо, скажу я вам, впечатляющее!

Когда со всех сторон раздаются грохот и звон — причем на всех улицах огромного города, — эффект, пожалуй, не слабее, чем от акций на площадях.

А вот интересный израильский опыт — тут подход более интеллигентный: выступая против действий премьера Нетаньяху, 600 тыс. израильтян участвовали в интернет-митинге. Строго в соответствии с вирусной обыденностью. Нетаньяху хотел закрыть работу парламента во время пандемии, но этому воспротивились несколько влиятельных политиков Израиля. Они в фейсбуке призвали людей в определенный день и час присоединиться к их стриму — и выступали, как выступали бы спикеры на обычном митинге. Никаких криков, никакого шума, но 600 тысяч для Израиля — это не панголин чихнул. Эффект примерно такой же, как от того, чтобы выйти на улицу и молча постоять.

Протесты можно и нужно будет продолжать. Они будут в любом случае, несмотря ни на какие пандемии. В Гонконге на протяжении долгих столкновений с властями протестующие использовали медицинские маски, чтобы скрываться от камер слежения и распознавания лиц. Из‑за этого даже был введен запрет на ношение масок на улицах. Ирония судьбы в том, что теперь маски носить сам коронавирус велел. Везде и всем. Даже за пределами Китайской Народной Республики. Воистину в мире нет ничего более постоянного, чем непостоянство, — все лучшие достижения цивилизации сперва появились как протест против нормы.

Подробности по теме
Зачем разбираться в политике, когда кажется, что она вас не касается? Отвечает эксперт
Зачем разбираться в политике, когда кажется, что она вас не касается? Отвечает эксперт