10 марта в Казанский собор в Петербурге выстроилась очередь к мощам Иоанна Крестителя. Несмотря на пандемию, в храм пришли сотни людей. В интернете раскритиковали РПЦ из‑за игнорирования опасности распространения коронавируса. «Афиша Daily» узнала, что об этом думают священнослужители и какие меры предосторожности принимает Церковь.

Иерей Михаил Владимиров

Настоятель общины во имя Святого Апостола и Евангелиста Марка

Распространению вируса способствует любое скопление людей в замкнутом пространстве. Это мы знаем из многочисленных статей. Такие пространства — это вагоны метро, автобусы, любой вид общественного транспорта, которым ежедневно пользуются миллионы горожан. Театры, рестораны, бары, танцевальные клубы, заполненные людьми, также относятся к местам повышенного риска заражения вирусом.

Стояние в очереди к мощам также можно рассматривать как нахождение людей в замкнутом пространстве. Насколько мне известно, доступ к мощам открыт в течение 12 часов. Скорость движения таких очередей — не выше 120 человек в час (30 секунд на одного человека). Соответственно, в день в этой очереди окажется не более 1500 людей. Сравните это количество с количеством тех, кто ежедневно дышит друг другу в затылок в общественном транспорте.

В прессе массово возмущаются целованием мощей в связи с возможностью заражения таким путем. Поклонение мощам вовсе не значит, что обязательно целовать ковчег или стекло, за которым они находятся. Поклонение — это прежде всего молитвенное обращение за помощью к святому. Тем, кто собирается поклониться мощам, я бы посоветовал, стоя в очереди, прочитать или покаянный канон, или акафист святому Иоанну Крестителю. Ощутить всем своим существом бездну, которая отделяет нас от жизни величайшего святого, о своем недостоинстве не только лобзать святого Иоанна Крестителя, но и приблизиться к нему. Именно с этими мыслями человек должен подходить к мощам и в земном поклоне просить помощи и заступничества у святого.

Никаких мер в светском понимании Церковь предпринимать не должна. Она должна продолжать выполнять свою главную функцию — предстояние пред Богом с молитвой о защите своих чад и России, в данном случае от пандемии. С этой точки зрения, мне казалось бы целесообразным служение в течение дня регулярных молебнов в монастырях и церквях, где для этого достаточно духовенства.

Я бы не сказал, что прихожане паникуют. Вчера на воскресной литургии было столько же людей, сколько обычно. За трапезой, на которой в нашем храме собирается весь приход, о возможности заразиться вопрос не звучал. Больше всего все были озабочены тем, что руководство города может запретить проведение богослужений на следующей неделе. Поэтому в центре дискуссии был вопрос о том, можно ли совершать литургию вне стен храма, и если да, то где.

Иереей Андрей Степанов

Клирик Николо-Перервинского монастыря

У Русской православной церкви уже есть официальная позиция по этому вопросу, которая опубликована на сайте Московской патриархии. Священники и миряне должны придерживаться единого мнения, поэтому осторожность, конечно, не помешает, но паника здесь излишняя.

В истории православия уже были случаи эпидемии, но это лишь способствовало объединению людей к общей молитве, проведению массовых крестных ходов и соборному служению, результатом чего зафиксированы факты исцеления и избавления даже от неизлечимых заболеваний. Я считаю, что в наш век информационных технологий, когда во всех СМИ только страх и отчаяние без конкретных решений, указаний и здравого смысла, у людей должна быть надежда на Бога и свобода выбора.

На сегодняшний день нам всем не предлагают пройти обследование, не говорят, чем лечиться, но зато предлагают закрыться и не посещать храм. От такой неопределенности и страха может умереть больше людей, чем от реальной угрозы, о которой так широко информируют.

Сейчас я нахожусь в Якутии, куда совсем недавно прилетел на самолете. Я не встретил пока ни одного человека, который реально переживает по этому поводу. Я организатор общественных мероприятий и, в частности, привез в Якутск ковчег с частицей мощей, к которым с радостью и надеждой стояли очереди. Поэтому, исходя из личного опыта, не считаю, что стоит отменять подобные мероприятия, но нужно соблюдать меры предосторожности для успокоения самих людей, оставляя решение за ними.

Главная функция Церкви — это молитва, спокойствие и духовное здоровье нации через веру. Когда человек верит, ему не страшны ни болезнь, ни смерть, а значит, будут силы и на преодоление любых вирусов. Так что Церковь должна оставаться тем источником, к которому люди смогут прибегать, когда ни власть, ни медицина не смогут помочь.

Сегодня Церковь должна работать круглосуточно и быть активна как никогда. Я советую своим прихожанам оставаться спокойными. Народу в храме уже становится больше, чем обычно. Наверное, работает старинная поговорка: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Народ всегда приходит в храм в трудные времена.

Подробности по теме
Чего ждать от пандемии и как себя защитить: отвечает врач-педиатр Федор Катасонов
Чего ждать от пандемии и как себя защитить: отвечает врач-педиатр Федор Катасонов

Протоиерей Алексей Уминский

Настоятель храма Святой Троицы в Хохлах

Принятие мер, конечно, необходимо. Есть обеспокоенность, которую высказали члены Синода, выпустив документ о мерах предосторожности в храмах. Может быть, он пока не совсем подробный, но тем не менее. Мы все видим, как это происходит на приходах православных церквей за границей, где распространение вируса более значительно, чем у нас. Но уже и наши иерархи задумываются об этой проблеме всерьез. Я вчера видел рекомендацию московского подворья Валаамского монастыря, одобренную епископом Панкратием. Она предполагает ряд серьезных мер, которые помогут обезопасить прихожан в наших храмах. В Украине митрополит Ионафан тоже опубликовал свои рекомендации. В нашем храме я решил предусмотреть немного более широкие меры.

У нас иконы не закрыты стеклом, поэтому дезинфицировать их спиртовыми растворами — значит их уничтожать. Поэтому мы попросили прихожан не целовать иконы, а выражать свое благодарение перед святым образом поклоном и крестным знамением, не подходя к ним вплотную. Также мы отменили целование руки священника при благословениях.

Больше всего человек приходит на воскресные служения, и я попросил их постараться найти время приходить не в воскресенье, а в будни, например. И эта рекомендация была услышана, потому что в прошлое воскресенье на службе людей было гораздо меньше, и они могли находиться на удаленном расстоянии друг от друга.

У нас ввели одноразовые индивидуальные стаканчики для принятия так называемой теплоты после причащения. У нас в храме есть индивидуальные спиртовые салфетки и средства для дезинфекции рук, поэтому мы просим всех прихожан ими пользоваться. Это особенно важно, когда они берут свечи или пишут записки о здравии и об упокоении. Наши служители храма, которые продают свечи и просфоры, теперь делают это исключительно в перчатках. Это такие простые правила, которые можно ввести. На сегодняшний день более серьезных мер и средств у нас нет, мы делаем то, что в наших силах. При этом мы прекрасно понимаем, что у нас в стране продолжают работать все места общепита — рестораны, кафе, столовые. Для них нет никаких особый указаний. Поэтому и мы пока не видим причин, чтобы прекращать богослужение совсем. Если ситуация как‑то изменится, мы будем думать, как поступать дальше.

Но тем не менее в ближайшее время постараемся закрыть все наши общеприходские мероприятия: воскресную школу, киноклуб, собрание семейного клуба и так далее. То же самое будет касаться приходской трапезы после литургии и бесед священников с прихожанами в большом количестве.

Сейчас есть два типа прихожан: одни считают, что в храме заразиться нельзя вообще, остальные трезво смотрят на эпидемию и понимают, что нужно просто соблюдать все предписанные меры. У меня была беседа в прошлое воскресенье с одной из прихожанок, которая удивилась, что я объявляю меры предостережения, и спросила, неужели я не верю, что благодать Божья не действует в храме. Мне было трудно ей объяснить, что моя вера в Бога и благодать Святого Духа не отменяет законов природы.

Игумен Лука Степанов

Настоятель Спасо-Преображенского Пронского мужского монастыря

Для тех, кто от Церкви далек, всякая православная святыня представляется не источником Божьей благодати и жизненной силы, а опасным предметом. Но поклонение святыни во все времена, в том числе и в русской истории, было причиной остановки мировых поветрий (губительных эпидемий. — Прим. ред.), а не их распространения.Это не мешает церковнослужителям протирать дезинфицирующим средством место приложения устами на иконе или ковчеге ко святыми мощами после лобзания каждого поклонника. Это совершается не по маловерию, а ради спокойствия помыслов и по почтительности к святыне.

Сам я думаю, что это скорбное попущение Божье неслучайно пришлось на Великий пост — время покаяния и воздержания от суеты мирской ради духовного ободрения и укрепления в преддверии Пасхи Христовой. Во времена эпидемий — настоящих или раздутых — эта «память смертная» многих утверждает в любомудрии и покаянии. Сам я стараюсь возможно чаще служить и призываю прихожан усерднее исповедоваться и причащаться Святых Христовых Таин. Надеюсь, что после Пасхи это искушение потеряет для человечества свою нынешнюю остроту.

Наш монастырь находится в рязанской глубинке, состав прихожан воскресных и праздничных дней стабильный. Я не заметил особых изменений в их количестве и расположении, но по благословению священноначалия для запивки после Святого причастия мы стали употреблять одноразовые стаканчики. Благословлять прихожан только тщательно вымытой десницей (правой рукой. — Прим. ред.) практиковали наши священники и прежде.

Подробности по теме
«Продуктов нигде нет, ощущение, будто завтра война»: жители разных стран о коронавирусе
«Продуктов нигде нет, ощущение, будто завтра война»: жители разных стран о коронавирусе