По просьбе «Афиши Daily» фем-активистка Настя Красильникова рассказывает, как Третьяковская галерея не приняла на работу женщину «декретного возраста», и делится своим недоумением по поводу этой ситуации.

Настя Красильникова

Шеф-редакторка компании «Амурские волны» и создательница телеграм-канала «дочь разбойника»

На этой неделе произошел случай, получивший, на мой вкус, недостаточно внимания медиа. Антонина Филатова, искусствовед из Москвы, пришла устраиваться на работу в Третьяковскую галерею. Она успешно прошла собеседование с потенциальной начальницей, после чего та решила обсудить ее кандидатуру с начальником отдела кадров. После их разговора (Антонина при нем не присутствовала) сотрудница Третьяковки сообщила Антонине следующее: «О.В. в принципе не против вашей кандидатуры, ваш опыт и образование нам подходят. Но понимаете, у вас такой возраст, к тому же вы замужем и заканчиваете второе высшее…. О.В. считает, что после испытательного срока вы сразу уйдете в декрет. Он говорит: вот она точно сейчас доучится и будет рожать, я бы на ее месте так и сделал. А у нас и так много в декрет уходит. И если я вас возьму и вы уйдете в декрет, мне О.В. больше не разрешит никого взять в отдел. Поэтому давайте подумаем». 

Иными словами, произошло вот что: девушке, профессиональный опыт которой подходил Третьяковской галерее, отказали в работе потому, что она теоретически может когда‑нибудь родить ребенка. Это — дискриминация и прямое нарушение трудового кодекса РФ, статья 3 которого гласит: «Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие‑либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности…»

У меня существует два вопроса ко всем подобным случаям (а такие ситуации происходят постоянно: читательницы моего канала «дочь разбойника» рассказывали о том, как их дискриминировали при трудоустройстве). Вопрос первый: знают ли такие работодатели, что декретные выплаты сотрудницам оплачивает фонд социального страхования, а не работодатели? И второй: понимают ли они, что помимо желания упорхнуть в декрет (свойственного, поверьте, далеко не всем), бывает огромное количество поводов уйти с работы? Кстати, мужчины тоже могут уйти в декрет (такое бывает, хоть и редко).

А еще сотрудник любого гендера может найти более выгодное предложение, не сработаться с коллективом, уехать в кругосветку — представьте здесь какой угодно повод внезапно уйти с работы.

Вопросы эти нужно было задать пресс-службе Третьяковской галереи — и мы это сделали. Но пресс-служба учреждения ограничилась общим пресс-релизом, из которого непонятно ровным счетом ничего. Вот он: 

«Руководство Третьяковской галереи выражает сожаление по поводу сложившейся ситуации и возникшего недопонимания по результатам собеседования c Антониной Филатовой. Мы заверяем, что с большим уважением относимся к правам сотрудников и соискателей работы, действуя  в рамках существующего Трудового законодательства. Указанная Антониной причина ни в коем случае не могла послужить основанием для отказа в приеме на работу.

Третьяковская галерея заботится о своих сотрудниках, среди которых немало женщин в декретном отпуске и многодетных родителей. Музей оказывает материальную помощь работникам в связи с рождением ребенка, оказывает сотрудникам адресную социальную помощь, в том числе матерям-одиночкам и многодетным родителям».

Хочу обратить внимание на одну фразу из этого текста: «Указанная Антониной причина ни в коем случае не могла послужить основанием для  отказа в приеме на работу». Что же тогда послужило основанием для отказа? Означает ли это, что разговора между Антониной и ее потенциальной начальницей не было? Означает ли это, что руководитель отдела кадров ничего из этого не произносил? Означает ли это, что Антонине все померещилось? 

Стоит ли говорить, что корреспонденты «Афиши Daily» изо всех сил пытались получить ответы на эти вопросы? Но одна сотрудница пресс-службы Третьяковки отправила нас с этими вопросами к другой сотруднице, при этом отказавшись давать ее телефон. Вот такое взаимодействие с прессой.

Мои запросы в фейсбуке тоже остались неотвеченными. 

На момент написания этой заметки с Антониной от Третьяковской галереи никто так и не связался. Никто не объяснил ей, почему ее не взяли на работу. Никто не прокомментировал случившееся. О том, что «указанная Антониной причина ни в коем случае не могла послужить основанием для  отказа в приеме на работу», Антонина тоже узнала из пресс-релиза. 

У меня нет других слов для описания произошедшего, кроме как: дискриминация женщин, а потом еще и газлайтингФорма психологического насилия, при которой один человек манипулирует другим, искажает информацию так, что человек начинает сомневаться в собственной адекватности.. Из ответа Третьяковки понятно только то, что Антонине все померещилось. И это ужасно со всех сторон. Сначала важное культурное учреждение демонстрирует пещерный сексизм, а потом, не опровергая фактов и не представляя свою картину произошедшего, «сожалеет» и отделывается лишенными всякого смысла словесными конструкциями.   

Что остается нам, простым посетителям музеев? Пожалуй, тоже только сожалеть.

Подробности по теме
«Это только для мальчиков»: легко ли потерять работу из-за того, что вы женщина
«Это только для мальчиков»: легко ли потерять работу из-за того, что вы женщина