На секс-вечеринках можно буквально все, но это заявление скорее отталкивает, чем притягивает: иногда новые знакомые ведут себя агрессивно, возникают сомнения в безопасности контакта, а секс случается чересчур быстро. Авторка «Афиши Daily» Милана Логунова рассказывает о «вечеринке чувственного опыта», которая смогла преодолеть эти проблемы.

© Anna Zaletaeva

Жители мегаполисов стремятся быть эффективными и все успевать. По этой причине у нас есть техники тайм-менеджмента, фаст-фуд и доставка. Кроме того, наши соотечественники стремятся к оптимизации и в сфере близких контактов. Секс-вечеринки, БДСМ- и свинг-клубы в мегаполисах исчисляются сотнями, и почти в каждый уик-энд можно найти подходящую себе кинки-встречу. Loshadka, Sensual Party, SNCTM, DRMS, cuddle plus  — они и другие отличаются между собой нюансами, но усредненная картина, по моему опыту, примерно следующая. 

Танцпол, барная стойка, по бокам — зашторенная зона с диванами. Повезло, если пара-тройка нарядов сделаны качественно, на заказ. Но большинство — купленные на AliExpress или в секс-шопах костюмы полицейских и горничных. Вы игнорируете конкурсы в стиле «кто быстрее надует презерватив» и танцуете. 

Если вы выглядите как женщина, к вам подходит Тарзан, вместо набедренной повязки на нем висит махровая накидка для табуретки. Тело в хорошей форме — автозагар, блестки и никакого пивного пузика. Вы думаете: «Наверное, это лучшее, что может случиться со мной сегодня», — и когда он бесцеремонно кладет вспотевшую ладошку на ваше тело, отвечаете ему улыбкой и обмениваетесь парой фраз, которых все равно из‑за шума не разобрать. Потом он берет вас за руку и ведет туда, где кто‑то уже занимается сексом. 

Вам нравится эта спонтанность, вы чувствуете себя сексуальной, поэтому садитесь на Тарзана верхом и делаете то, что делаете. Но через десять минут все заканчивается, и вы расходитесь, будто ничего не произошло: он шагает на танцпол, а вы — в бар.

Вместо приятного головокружения, которое зародилось в начале знакомства, вы чувствуете, что вас обманули.

В баре полицейский предлагает коктейль или пиво, надеясь хотя бы на легкий петтинг. Возможно, вы напиваетесь, но секса уже не хочется. Или так кажется — все еще непонятно, понравилось вам или нет. В любом случае это не та история, которую с трепетом и придыханием можно рассказывать друзьям. Во-первых, потому что осудят. Во-вторых, потому что рассказывать особо нечего. 

Я не считаю секс-встречи аморальными, да и сама их часто посещаю. Для кого‑то это важный признак кастовой принадлежности, кто‑то видит в таких вечеринках отдушину после десятичасового рабочего дня, а кому‑то секс-встречи кажутся отличным способом не тратить время на отношения. Вопрос не в том, стоит ли на такие вечеринки ходить. Здесь важно, какая подойдет именно вам. Возможно, это будет вечеринка чувственного опыта Nazlo mame, которая в этом месяце закончила свой первый сезон.

© Anastasia Marchenko
© Anastasia Marchenko

Культурная выставка фетиш-практик

Многоэтажная галерея, условно разделенная на павильоны. Гости в вечерней одежде черного цвета, блестках и хороших украшениях держат бокалы с шампанским или водой, обсуждая экспозицию. Фоном звучит техно-музыка, но так громко, чтобы приходилось кричать. Можно поверить, что мы все попали на вернисаж. Отличаются две вещи: красный и синий свет вместо белого; в местах, где должны находиться скульптуры или картины, либо порют, либо поглаживают посетителей вибратором.

В БДСМ-комнате желающим делают слепки вульв. Процедура длится двадцать минут: вульву покрывают специальной гипоаллергенной массой, она застывает и превращается в форму, которую потом зальют гипсом. Мужчинам тоже предлагают сделать слепок пениса, но только не в состоянии эрекции.

Подробности по теме
Посмотрите на свою вульву: зачем изображать женские гениталии и делать с них слепки
Посмотрите на свою вульву: зачем изображать женские гениталии и делать с них слепки

Неподалеку находится зона тиклинга. Мастер с седой бородой предлагает попробовать пытки щекоткой и приглашает на медицинскую кушетку. На его столе, почти как у хирурга, лежат щетки, кисточки, массажеры и другие приспособления. Желающих приковывают наручниками за руки и ноги, перед этим, конечно, спросив о пожеланиях и стоп-слове. Люди с бокалами стоят в очереди и наблюдают за истязаниями. 

Чуть дальше — кровать сенсорной депривации. Человек раздевается до белья и ложится в латексный мешок, из которого выкачивается воздух. Ткань облегает каждый бугорок на теле, другие гости гладят подопытного массажерами снаружи. В интимных местах — с позволения.

В этой же комнате зона флагелляции, порки и спанкинга — отличная возможность узнать, чем различаются эти слова. У инструкторов в арсенале — кнуты, бичи, розги, флоггеры, стеки, лопатки, плети, но начать все-таки предлагают с легких ударов ладошкой. Не упасть от внезапного приступа головокружения помогают наручники, которые свисают сверху. Несмотря на вопли, порка, кажется, не проходит болезненно: «Сильнее!» — «Еще?» — «Да, пожалуйста…» Мастер объясняет: «В правильной обстановке дружбы удары вызывают возбуждение, а не стресс». После сессии участники обнимаются

Уходит примерно час на то, чтобы обойти все практики, представленные в трех залах. Основная (но не единственная) задача вечеринки в том, чтобы посмотреть и попробовать на себе необычные телесные ощущения, которые по отдельности могут стоить довольно дорого. К некоторым практикам приходится стоять в очереди. Вокруг зоны для игр с воском или хождения по гвоздям желающих наблюдать больше, чем участвовать, а вот с шибари и зоной порно-VR-очков ситуация противоположная. 

Участвовать, конечно, не обязательно — помимо секс-практик можно пойти на танцпол, отдохнуть на чайной церемонии, посидеть с пледами на лоджии и покурить, а еще поиграть на синтезаторе в виде вульв на диванчиках. Вечеринка начинается в одиннадцать вечера и заканчивается в пять утра. Это соответствует недетскому времени — и, кажется, люди здесь слишком взрослые, чтобы вот так просто заниматься сексом на подоконниках. 

© Mikhail Mokrushin
© Anastasia Marchenko

Секс-вечеринка без секса

— Тебе помочь? 

— Где здесь занимаются сексом? Почему‑то я вижу только людей, которые болтают, стоят в очереди и пьют шампанское.

Я разговариваю с парнем-гритерс — здесь они что‑то вроде гостей-волонтеров с дополнительными опциями: отвечают за соблюдение правил, эмоциональную поддержку и навигацию. 

— Оу, если ты хочешь заняться сексом, тебе в зону сенсориум, но я бы предложил поиграть в игру.

Я выбираю сенсориум. Зону не так просто найти, если не идти туда целенаправленно: надувные матрасы завешаны плотными шторами и находятся в самом дальнем углу зала с танцами. Метраж павильона — около десяти метров. На кушетке лежат презервативы, секс-игрушки, масла и смазки. При внимательном изучении нахожу европейские тампоны soft-tampons — они нужны для секса во время месячных. Вопреки стереотипам, ни в заграничных клубах, ни в отечественных раздавать бесплатную защиту не принято — в первых гости давно взяли в привычку все брать с собой, вторых же «дополнительные принадлежности» не всегда заботят. Так что подготовленность впечатляет, но сейчас в ней не нуждаются: несколько парочек просто валяются и обнимаются. Я направляюсь обратно к гритерсу.

— Кажется, секс сегодня не в приоритете. Давай игру. 

Парень дает задание: найти человека, который мне симпатичен, и сказать ему пять комплиментов. За игры с гритерсом можно будет получить приз на выходе. Мне симпатичны почти все: люди не то чтобы оголены, но выглядят стильно и сексуально.

Согласно дресс-коду на вечеринку принято приходить в черном асимметричном «рванье», украшенном портупеями, латексными элементами, цепями, кожей — можно порадоваться, что хоть кто‑то признал нелепость непрошеного нудизма и маскарада.

Мы с гритерсом выбираем блондинку среднего возраста с диадемой и платьем в пол. Она кажется человеком с юмором, и я спрашиваю, есть ли у нее в планах сегодня секс. Она отвечает, что «скорее всего уже дома», и вспоминает книгу Эмили Нагоски «Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса», которую я тоже читала. 

Большинство привычных нам секс-вечеринок нацелены на спонтанное удовольствие, когда желание пробуждается как бы само собой: человек подходит познакомиться, и вот вы уже идете в приватную зону — как будто этих пяти минут разговора предостаточно. Эмили Нагоски пишет, что статистически такой тип сексуального желания больше характерен для мужчин, тогда как женщинам, чтобы получить полноценное удовольствие, более важен контекст — то есть общая атмосфера, включая фактор доверия к партнеру. Нет доказательств, что эта связь основана на биологических различиях. Вероятно, дело в социализации и воспитании. В любом случае часто женщине нужна более убедительная причина, чем «я вижу привлекательного человека». Сам факт секса от этого, конечно, не зависит («Попытка — не пытка, спрос — не беда», — говорила еще моя бабушка), но от эмоциональной близости и атмосферы зависит удовольствие. Возможно, именно поэтому здесь люди первые несколько часов в основном общаются и часто предпочитают продолжить особенно близкое взаимодействие за стенами клуба.

© Anna Zaletaeva
© Salem witch Lu

— Иногда эта спонтанность давит, — говорю я. — Порой я пишу репортаж и думаю: «Ну занялась ты случайным сексом, и что теперь? Тебе ведь совсем не понравилось — а читателю теперь слушать твое нытье».

— Поэтому ты ищешь секс-комнату? — не без иронии отмечает гритерс. — Чтобы заняться сексом для галочки и поныть? 

— Ага! А еще чтобы наконец-то пойти домой, без секса как‑то совсем обидно.

Мы смеемся, и девушка уже более серьезно мне отвечает:

— У меня есть подруга секс-блогерка с похожей проблемой. Но я думаю, что ты ничего не должна ни своему читателю, ни людям здесь. Если сегодня ничего не произойдет, это будет вполне нормально. 

Подробности по теме
«Моя самая темная фантазия»: кто ходит на кинки-вечеринки, где можно все
«Моя самая темная фантазия»: кто ходит на кинки-вечеринки, где можно все

Безопасная среда

По заверениям организаторок Nazlo Mame, 80% присутствующих здесь никогда не ходили на другие секс-вечеринки. В это сложно поверить, ведь гости ведут себя уверенно: к середине вечера люди начинают пенетрировать друг друга пальцами, целоваться одновременно втроем или вчетвером, а в зоне порно-VR-очков откровенно лизать между ног участникам. Но все это происходит как будто бы очень тактично, в сторонке, и почти что на трезвую голову (ходить на практики пьяным нельзя, поэтому пьют здесь мало). Кроме этого, если прислушаться и подсмотреть, как происходят эти знакомства, можно услышать такие фразы: «Я бы хотел поцеловать тебя, ты не против?», «Ничего, если я спрошу, как ты относишься к спанкингу?» (шлепки ладошкой. — Прим. ред.), «Ты мне очень понравилась, но я пойму, если ты пока не хочешь со мной контактировать».

Объяснение всему этому можно найти в нескольких фактах. Во-первых, около 60% гостей — женщины (что необычно: как правило, мужчин на секс-вечеринках больше). Во-вторых, треть посетителей — квир-персоны, то есть люди чуть более свободные от гендерных стереотипов. В-третьих, влияет еще и то, что вечеринку организуют секс-блогерки: Мария Чеснокова, Дарья Березовская и Алина Шикуть. Чуть ли не каждый их пост — о секс-позитиве, правилах экологичной коммуникации и феминизме. Отбором гостей блогерки занимаются лично — при отправке заявки придется пройти тест на знание либеральной матчасти.

В то же время могу предположить, что для кого‑то (например, для меня в первые часы) все это немного вселяет скуку и даже кажется более неприемлемым, чем атмосфера полного разврата и вседозволенности.

Иногда проще ничего не предпринимать и чувствовать себя королевой вечера, пока один незнакомец лапает тебя за попу без разрешения, а второй стягивает майку.

Как-никак, «отключение головы» требует меньше сил, чем эти сложные и аккуратные диалоги, в которых нужно заговаривать первой.

Вечеринка женского удовольствия

Я засматриваюсь на парня, который танцует и держит в руке бокал с водой. Я тоже с бокалом воды, и эта деталь помогает начать разговор:

—У нас, наверное, много общего. Любишь пить? — Выдаю я первую нелепость, которая приходит в голову.

© Anastasia Marchenko
© Anastasia Marchenko

Чуть позже я узнаю, что его зовут Дима и он пришел на вечеринку со своей полиаморной девушкой — с ней уже давно не все складывается. Мне нравится Дима тем, что он будто бы готов принять во мне все что угодно. С другой стороны, он не похож на мужчин, которых обычно выбираю я — из них так и плещет тестостерон. По сравнению с ними Дима слишком нежный и милый, но с учетом, что сегодня на вечеринке почти все люди именно такие, я не воспринимаю его мягкость как недостаток. Вместо этого я пытаюсь показать, что он мне нравится, и поэтому шепчу на ухо:

— Мне жарко. Ты не мог бы облить меня водой?

Дима улыбается и делает то, о чем я прошу: прямо на танцполе льет воду на мои волосы. Мне становится очень смешно от того, что это все-таки происходит, и когда вода в бокале заканчивается, а майка становится совсем мокрая, Дима, тоже посмеиваясь, крепко обнимает меня. Его рубашка теперь тоже мокрая.

Держась за руки, мы идем покурить и болтаем, а потом пытаемся найти место в сенсориуме: там находится пара матрасов, на которых около десяти человек лежат, сидят, занимаются сексом и трутся друг о друга так, что кажется, присоединиться к ним физически не получится — места нет. Но Дима садится на корточки и вежливо заговаривает с девушкой, чьи ноги обвились вокруг шеи мужчины, находящегося сверху:

— Простите, не могли бы вы немного подвинуться?

Я падаю на кусочек матраса, Дима пристраивается сверху, и дальше начинается прелюдия, как из бульварных романов. Я говорю ему, что хочу пенетративного секса, но Дима вдруг останавливается и произносит:

— Я бы не хотел делать это сегодня. Давай обойдемся другими практиками, ты не против? Сядешь мне на лицо?

У меня не находится ни единого аргумента, чтобы возразить. Я просто делаю, как он просит, и следующие полчаса испытываю странную неловкость. 

В мире традиционного секса происходящее назвали бы «легкий петтинг», ведь за стенами клуба «настоящий» секс — это всегда пенисно-вагинальное проникновение. В то же время организаторки Nazlo Mame учат, что любая практика может быть полноценной и завершенной, а одна из задач вечеринки — учиться получать удовольствие, исследуя и обсуждая свои ощущения. В теории звучит куда проще, чем на практике. «Должна ли я просто лежать, или от меня требуется еще что‑то?», «Почему я не могу расслабиться?», «В какой момент я могу сказать, что мне неудобно?», «А если я не получу оргазм, он будет чувствовать свою вину?» — в голове так много вопросов, и ни одного секс-коуча под рукой.

Под конец, когда мы выйдем из шатра, Дима скажет: «Прости, если тебе что‑то не понравилось», — а я отвечу, что, кажется, он здесь вообще не при чем и я совершенно не умею заниматься сексом, но поняла это только сейчас. Он предложит об этом поговорить. 

Подробности по теме
«Лучше, чем кинки!»: как устроены вечеринки, на которых можно только обниматься
«Лучше, чем кинки!»: как устроены вечеринки, на которых можно только обниматься

Чем может не понравиться Nazlo Mame и как выбрать вечеринку

Секс-вечеринки старого поколения похожи на лихорадку: дезориентация, горячечный бред, судороги из‑за неправильно подобранной позы во время оргии, а под вечер может нахлынуть апатия и бессонница. Nazlo Mame — вечеринка людей, болеющих чуть серьезнее. Они лечатся медленно, не спеша, а если чувствуют покалывания или зуд, предпочтут это обсудить, подключив к разговору кого‑то еще. 

Пенетративный секс не запрещен, но вы получите больше опыта, если все-таки от него воздержитесь.

Боль — это ненормально, если она не под присмотром и не намеренна.

На вечеринке можно купить коктейли, но постарайтесь воздержаться от алкоголя. Трезвость куда приятнее.

Не используйте девайсы без специалистов. Заботьтесь о своей безопасности.

Вы имеете право на свою асексуальность.

Читаю рекомендации, и у меня возникает резонный вопрос, какой это маме организаторки хотят сделать назло?

Они и сами разговаривают, как мамы. Несмотря на интригующее название, кому‑то вечеринка все-таки может не подойти. 

Например, вы ненавидите разговаривать — по крайней мере, без повода. Возможно, вам не нравится спрашивать разрешение у партнера и приятнее действовать интуитивно по принципу «если будет больно — скажу». Или у вас тяжелая физическая работа, поэтому во время отдыха вы предпочитаете что‑то запрещенное, алкоголь и движения на автопилоте. В конце концов, вы можете не любить рефлексировать и вообще не хотеть менять что‑то в своей и так замечательной личной жизни, а почувствовав на теле лишнюю руку или случайно оказавшись в эпицентре секс-оргии, все равно будете считать себя в безопасности. 

© Salem witch Lu
© Anastasia Marchenko

Попав с завышенными ожиданиями на «вечеринку чувственного опыта», вы вдруг можете ощутить себя лишним и не получить желаемой «встряски». А еще, вероятно, пару раз словите приступ скуки, потому что осмотрите павильоны за час, но так и не сможете найти общий язык с гостями. Мне показалось, что многие приходят на вечеринку уже со знакомыми или быстро находят друзей в толпе, потому что читают одни и те же паблики, чаты, каналы. 

Проект придумали осведомленные блогерки из среды, в которой давно ведутся дискуссии о том, какими должны быть подобные встречи. Организаторки Nazlo mame не называют событие секс-вечеринкой, потому что в российском секс-позитивном сообществе есть немало претензий к мастодонтам секс-индустрии, и Nazlo mame стала своеобразным ответом.

Что касается других событий, в секс-позитивном комьюнити не приветствуют Kinky Circus, которую часто путают с Kinky Party. Проекты никак не связаны друг с другом, но Circus нередко устраивает вечеринки в тот же день, что и Party, из‑за чего посетители покупают билет не туда, где бы хотели быть, и уходят разочарованными — уровень организации у Party намного выше.

Походы на Kinky Circus и Loshadka Party также иногда осуждаются: атмосферу этих вечеринок некоторые называют абюзивной. В интернете можно найти несколько историй, в которых участники оценили свой опыт как «насильственный». Неизвестно, насколько эти рассказы правдивы, но так или иначе политика организаторов заключается в том, чтобы не вмешиваться в отношения между гостями. Из‑за этой неконтролируемой вседозволенности вечеринки маркируются как небезопасные и токсичные — в том числе из‑за того, что на них были случаи публикации фотографий людей, которые этого не желали. 

В этом контексте я, конечно, пришла в восторг, оказавшись на чувственной вечеринке, потому что новый формат предлагает вариант, в котором исправляются ошибки предшественников. 

В то же время существует множество причин, почему секс-вечеринки в других форматах кому‑то подойдут лучше, чем Nazlo Mame. Например, в темноте и посреди громкой музыки можно позволить себе больше, чем в этичном сообществе, где за тобой будто кто‑то пристально наблюдает. Кроме того, страх за свои личные границы может также быть фетишем. Что касается меня, то как обычный гость я бы не пришла на Nazlo Mame по двум причинам. Первая — это очереди. Конечно, кому‑то они тоже нравятся (в очередях знакомятся, например), но я предпочту узнать про все практики в интернете и отдать пять тысяч за одну индивидуальную сессию сенсорной депривации, чем с меньшим комфортом и за те же деньги попробую эту же практику плюс еще пару-тройку других, которые мне не нужны. Вторая — я считаю себя демисексуалкой, то есть человеком, испытывающим сексуальное влечение только при сильной привязанности и психологической близости. Это значит, что шибари, хождение по гвоздям, вибромассаж и другие телесно ориентированные практики в целом мне безразличны, тактильность не моя сильная сторона — по крайней мере, это не будет так ярко, как обычный поцелуй с человеком, в которого я по-настоящему влюблена.

Подробности по теме
Ближе некуда: что такое демисексуальность
Ближе некуда: что такое демисексуальность