«Афиша Daily» поговорила с волонтерами 8, 12 и 15 лет из фонда помощи хосписам «Вера», которые поддерживают людей в конце их жизненного пути, об общении с пациентами, обязанностях, ответственности и планах на будущее.

Кира Усачева, 8 лет

Помогает в Первом московском детском хосписе в Чертаново

Я учусь во втором классе в школе № 1540. Помимо школы занимаюсь рисованием, играю на флейте и хожу в турклуб. В хоспис я хожу, чтобы помогать маме — она там работает координатором.

Первый раз я пришла к ней на работу после уроков — я должна была дождаться, пока мама освободится, чтобы мы вместе поехали домой. Но познакомилась с некоторыми волонтерами, а потом с детьми и попыталась с ними играть. Мне понравилось, и я решила бывать здесь чаще.

Последний раз я приезжала в хоспис с флейтой. Мама предложила мне сыграть для ребят, и я с удовольствием согласилась. Всем очень понравилось — мне кажется, они развеселились. А мальчик Юра так сильно задумался, что подвис и долго-долго сидел с открытым ртом — мы даже подумали, что‑то случилось, но оказалось, ему просто понравилось, как я играла. 

Чаще всего я гуляю [с пациентами] на улице, разговариваю с родителями или играю с братьями и сестрами детей, которые живут в хосписе, чтобы им не было скучно. Еще мы периодически следим за чайными уголками — кладем туда чай и сахар, смотрим, чтобы ничего не заканчивалось.

Я, кстати, и во взрослых хосписах была. Мы там общались с бабушками и дедушками. В одной палате жили две бабушки, я с ними долго болтала, а потом через несколько дней нарисовала для них открытки. 

Мне нравится с ними общаться, потому что они старенькие и любят детей. А еще я понимаю, что помогаю людям, — это очень приятно.

Разговаривать с ними очень легко: я рассказываю истории про свою жизнь, своих кошек и про то, что со мной происходит. Я думаю, им нравится слушать, иногда они добавляют что‑то про себя. В Центре паллиативной помощи я также ухаживала за зооуголком. Там жили попугаи и морская свинка Паша — она была такая жирная и шустрая, очень любила по мне ползать, а потом сбегать под диван.

Сейчас я приезжаю в хоспис только на каникулах, но летом бывала почти каждый день. А потом началась школа, и времени стало не хватать. 

В нашем хосписе вообще нет речевых детей, поэтому обычно пациенты со мной не разговаривают. Но я научилась понимать, что они чувствуют, по выражению их лиц: иногда они могут издавать какие‑то звуки, показывать эмоции, плакать и смеяться — так мы и общаемся. Я никогда не чувствовала себя некомфортно тут, обстановка в хосписе очень хорошая. 

© Из личного архива

У меня здесь есть подруга — София. Как‑то раз я пришла к ней и решила спеть песню «В траве сидел кузнечик», но заменила слово «кузнечик» на «компьютер», и она рассмеялась. С тех пор я часто прихожу к ней, чтобы петь. Ей 13 лет, она не может разговаривать, но может смеяться, играть и выражать свои эмоции. Еще необычно, что она общается со мной ногами. Руками София почти не пользуется, узнает этот мир и говорит со всеми при помощи ног.

Еще была интересная история с мальчиком Матвеем, у него гидроцефалия, и из‑за этого очень большая голова. Чтобы я не пугалась, мама не разрешала мне заходить к нему в палату, но однажды я все равно зашла. И я даже не обратила внимания на его голову, он мне сразу понравился. Мы стали с ним дружить — я постоянно приходила к нему, чтобы его развеселить, однажды пускала мыльные пузыри. Сначала мне, конечно, показалось, что он выглядит странно, но я очень быстро привыкла. Сказала сама себе, что не все люди выглядят так, как мы, и бывает так, что из‑за этого их не любят. Поэтому решила, что надо с ним дружить.

Мне нравится помогать, потому что я чувствую много радости, когда доставляю людям удовольствие. Я, конечно, думаю о том, чтобы заниматься волонтерством и в будущем, но пока не уверена.

Я очень люблю рисовать и хочу стать художником, а еще хочу стать тем, кто играет на флейте, победителем турклуба, ветеринаром, как папа — программистом, как мама — волонтером. 

Однажды мы с мамой провели урок доброты в моем классе. Мы рассказывали моим одноклассникам про наш хоспис, про детей, которые там живут. Все ребята были очень заинтересованы. Я предложила каждому ученику нарисовать рисунок и принести сладости для детей. У нас собралось два огромных ведра конфет и еще четыре пакета рисунков. Дети в хосписе были очень рады. 

Подробности по теме
«Никто не верил, что мы приведем пони, а мы привели»: как работает координатор хосписа
«Никто не верил, что мы приведем пони, а мы привели»: как работает координатор хосписа
Вова Котляров, 12 лет

Помогает во взрослом хосписе в Зеленограде 

Я помогаю в хосписе с тех пор, как моя мама начала там работать координатором, — около двух лет. Мама рассказала, что у других волонтеров тоже есть дети, которые часто приходят в хоспис помогать пациентам, и предложила мне попробовать. Я сразу согласился. Раньше мама тоже была волонтером, я мог приезжать туда за ней после школы. Мне всегда было там комфортно. А сейчас я могу еще и помогать — это здорово, и мне это нравится. Я обычно прихожу в воскресенье или один-два раза в будни. 

Я делаю все, что попросит мама. Когда я только начал помогать, она рассказала мне, где убираться, у кого что спрашивать. Чаще всего я слежу за чайным уголком. Мы расставляем тарелочки для пациентов, наливаем воду, раскладываем чайные пакетики и приносим людям еду. 

Не так давно у нас появился зооуголок. Там живут черепахи, рыбки и попугай. И я тоже помогаю ухаживать за ним. Иногда мама просит, чтобы я почистил клетку или покормил животных. Я бываю в хосписе целыми днями, и всегда находится какая‑нибудь работа. В общем, мне не бывает скучно. К пациентам я захожу очень редко, думаю, они меня даже не знают. Но я общаюсь с ними, когда мама провожает их на прогулки.

Мне хочется помогать людям, которые болеют неизлечимыми болезнями, как‑то поддерживать их в трудную минуту. Не знаю, стану ли в будущем работать в хосписе. Я еще не определился с профессией, пока думаю стать программистом, потому что учусь в физмат-классе. Но помогать хоспису буду в любом случае. И я хочу обязательно делать это чаще, чем два раза в неделю.

© Из личного архива

Мне кажется, у мамы очень тяжелая работа. Она организует разные концерты, «тележки радости» (подарки от благотворителей на выбор, которые привозят пациентам хосписа. — Прим. ред.), постоянно работает с волонтерами — это сложно.

Сам хоспис — очень хорошее место. Там все сделано для людей, которые хотят счастливо прожить свои последние дни. И когда ты общаешься с больными, ты не думаешь, что это люди, которые уже отчаялись и готовы к смерти. Наоборот, они ведут себя как маленькие дети, им хочется жить, интересно узнавать что‑то новое, они постоянно всех слушают.

И это совсем не безнадежное место, это дом, где люди помогают другим людям. Это очень важно.

Сейчас я учусь в 6 классе. Профессионально занимаюсь плаванием, у меня третий взрослый разряд и каждый день тренировки. Это мое главное увлечение. Еще я люблю футбол, но обычно играю просто во дворе. Я, кстати, как‑то хотел пойти волонтером на какой‑то московский фестиваль, рассказывать людям, как им пройти до того или иного места, но мне отказали — сказали, что я слишком маленький.

Дети, конечно, могут волонтерить, но, наверное, лучше это делать под присмотром родителей. Я считаю, это классно, когда дети с раннего возраста прививают себе чувство ответственности за людей, человеколюбие и желание помогать.

Подробности по теме
«У взрослых нет сил бороться»: истории подростков, которые меняют мир к лучшему
«У взрослых нет сил бороться»: истории подростков, которые меняют мир к лучшему
Петя Сальников, 15 лет

Помогает фонду проводить благотворительные акции

Я занимаюсь волонтерством уже около трех лет. Моя мама работает в фонде «Вера», она занимается фандрайзингом. Однажды мама сказала, что приходить и волонтерить может кто угодно, даже дети. Я заинтересовался, потому что, с одной стороны, мне было просто интересно посмотреть, как это работает, а с другой, хотелось как‑то помогать людям. 

Я помогаю сотрудникам фонда проводить мероприятия. Например, три года назад акция «Дети вместо цветов» стала стремительно набирать обороты, и в офисе просто не хватало рук. Несколько дней я был на подхвате у сотрудников — отсчитывал воздушные шары, разделял по классам, упаковывал и передавал родителям, которые приходили за ними к нам в офис. Это был мой первый опыт серьезной работы в офисе. Потом меня поблагодарили, подарили сувенир от фонда — это было приятно. 

Эту акцию придумала учительница из Москвы: она попросила учеников не дарить ей цветы на 1 сентября, а вместо этого пожертвовать деньги для благотворительного фонда. Идея быстро разрослась, и теперь мы централизованно собираем деньги, а участникам раздаем ленточки, открытки и наклейки. Это, во-первых, приятно, а во-вторых, такой отличительный знак: чтобы все понимали, что ученик участвует в акции, а не просто идет в школу без цветов. 

С тех пор я прихожу, когда требуется какая‑то помощь в офисе. Можно, конечно, и волонтерством в хосписе заниматься, но это уже совсем другая работа. Там, как правило, требуются люди, которые хоть немного квалифицированы — это помощь, которой я пока не очень умею заниматься. А в офисе и волонтеров меньше, и постоянно нужны свободные руки, поэтому там я чувствую себя полезным.

© Из личного архива

В прошлом году я помогал в благотворительном забеге Дедов Морозов. Стоял на входе в ВДНХ в костюме Деда Мороза и объяснял людям, как им попасть на забег, потому что парк большой и найтись там довольно сложно. Я ощущал свою пользу, потому что люди не только спрашивали дорогу, но и попутно задавали вопросы про забег, а я все им объяснял. Еще подходили маленькие дети, чтобы сфотографироваться и спросить, настоящий ли я Дед Мороз. Это было мило.

Еще однажды фонд организовывал детский лагерь для маленьких пациентов хосписов. Дом отдыха в Подмосковье выделил в наше распоряжение номера, и мы вместе с подопечными семьями поехали туда. В лагере я просто со всеми общался, играл — в общем, развлекал детей, которым не так часто удается выходить на улицу и играть с друзьями. Я пытался их как‑то веселить. С некоторыми ребятами мы действительно подружились: вместе сидели за завтраком и обедом, потом ходили гулять, обсуждали разные темы.

У нас не было никакого барьера, я не думал, что с ними что‑то не так — они такие же дети, как я, увлекаются и интересуются тем же самым. Возможно, у них не все получается, но это не проблема.

Мы легко находили общий язык еще и потому, что были одного возраста. Одного парня я даже приглашал потом в гости. И мы помогали ему добраться до нас, потому что он сам не ходил, передвигался на коляске.

Сейчас я учусь в 10 классе. Пока занимаюсь учебой, готовлюсь к олимпиадам по информатике. В будущем я хочу стать программистом. Я, кстати, даже однажды сделал все функциональную часть для сайта другой акции фонда, а потом дизайнеры его доработали

В школе все знают, что я занимаюсь волонтерством. На последнюю акцию «Дети вместо цветов» требовалось очень много волонтеров, поэтому я позвал с собой друзей, мы работали вместе. Каждый раз перед 1 сентября я пишу всем одноклассникам с предложением поучаствовать, пытаюсь объяснить, что это гораздо полезнее, чем покупать цветы, которые через три дня завянут. И многие участвуют. Мы за три года очень разрослись: в 2016 году я мог один работать на выдаче подарков для участников, а в последний раз к нам выстраивались целые очереди из родителей и курьеров. Приходилось все быстро считать, паковать, заносить в специальные формы. Еще я помогал заполнять договоры тем, кто хотел сделать пожертвование наличными.

Иногда меня спрашивают, зачем я все это делаю и почему не могу остаться дома. Но это какие‑то странные вопросы. Я не понимаю, зачем оставаться дома, если можешь быть полезным кому‑то.


Волонтером может стать любой человек — как взрослый, так и ребенок (правда, юным волонтерам надо получить письменное согласие родителей). Безвозмездную профессиональную помощь можно также оказывать вне стен медицинских учреждений. Чтобы узнать больше, переходите по этой ссылке.