«Трава» — независимый проект из Петербурга, где нет иерархии и руководителей, зато есть эффект от образовательных программ и, что редкость, плата за усилия активистов. «Трава» устраивает конференции про смерть, спасает еду от свалки, проводит экскурсии по коммунам и дает передохнуть мамам. «Афиша Daily» рассказывает, как устроена организация.

Что такое гражданское образование и как оно устроено в «Траве»

«Трава» — независимая образовательная инициатива, распространяющая знания в области культуры, политики, а также в табуированных или маргинальных областях знаний. Почти каждый день «Трава» проводит события от небольших дискуссионных клубов до масштабных конференций; от серии экскурсий до экокейтерингов. Смерть, философия, полиамория, экоактивизм, наркотики, психология, коммуны, религия — для «Травы» нет запретных тем.

Проект появился пять лет назад по задумке Ольги Поляковой и Дарьи Смирновой. Его назвали «Травой», потому что первые встречи проходили в парках и на набережных Петербурга. К лекциям, дискуссиям или конференциям на свежем воздухе мог присоединиться каждый. Позднее организаторы поняли, насколько удачно название их проекта совпадает с термином «grassroots» — так в США называются спонтанные движения «снизу», организованные обычными гражданами.

«Основная деятельность «Травы» — это гражданское образование, — говорит Ольга Полякова. — Но нам не очень нравится, как это звучит по-русски. По-английски это Civic Education, [то есть] образование, касающееся жизни в обществе. Это пространство для обмена навыками, знаниями и идеями, для совместного решения проблем». По мнению Ольги, школы, университеты, курсы и другие институции, существующие в условиях бюрократии, не успевают за современностью и не дают знаний, которые нужны здесь и сейчас. «Образовательного эффекта не будет, если просто послушать теорию, стоит это испытать, — считает организаторка Анастасия Смирнова. — [Если] рассказать о себе, выслушать других, вступить в дискуссию, иногда попробовать сделать что‑то на месте, тогда мероприятие будет полезным».

© Лера Чегге

Что обсуждают в «Траве»

Всего у «Травы» около 30 проектов. Главные форматы, в которых работает организация, — это лекция, конференция и разговорный клуб. Формат выбирается в зависимости от темы и ожидаемого потока аудитории. «Трава» всегда старается устроить дискуссию, во время которой говорят и обмениваются опытом не только приглашенные эксперты, но и аудитория.

Разговоры о смерти в Death Café, полиаморный и философский клубы — это группы желающих, которые собираются два-четыре раза в месяц и вместе с модератором обсуждают тему дня, делятся своими переживаниями и обмениваются опытом. Все клубы создают разные люди, поэтому и правила у них разные. Например, у философского направления «Травы» несколько форматов. В ридинг-группе участвуют всего 10–15 человек: в формате медленного чтения раз в неделю посетители разбирают выбранное произведение. Также есть философский дискуссионный клуб на 40 участников или семинары, куда приходит до 60 человек.

Встречи в Death Café имеют более свободный формат, они нацелены на проявление чувств и сейчас проходят три раза в месяц. Это нужно для того, чтобы люди в тесной компании разговаривали о смерти и могли обсудить свои страхи. Собрания случаются регулярно, их проводят разные модераторы, но среди участников много тех, кто посещает события постоянно.

О различных проявлениях чувств также говорят в полиаморном клубе. Его создатели, Алексей Боченков и Анна Балахонцева, рассказывают, что такая идея появилась, когда им самим захотелось изучить эту сторону своей личности. «Сейчас в общем чате нас 70 человек, в нем сидят не только полиаморы, но и все, кому интересны разные виды отношений, — говорит Анна. — На встрече я подбрасываю тему, но довольно часто к нам приходят люди с какой‑то своей внутренней болью, они рассказывают о себе и таким образом сами генерируют тему дня».

Создатели «Травы» называют своими самыми масштабными проектами конференцию о смерти Deathconf и серию разговоров о наркотических веществах Drug Talks — «потому что это интересно, но об этом никто не рассказывает».

Deathconf напрямую связана с Death Café, но здесь, в отличие от регулярных встреч, участвуют не только люди, желающие обсудить смерть, но также ученые и эксперты по теме. Конференция проводится раз в два месяца, но жестких рамок нет — все зависит от желания аудитории.

© Наталья Кахановская

Первая серия встреч Drug Talks проходила два года назад, участники собирались несколько раз в неделю. «Это мероприятие было нужно, чтобы начать бороться с наркофобией, которой в России сейчас очень много, — говорит Полякова. — Мы считаем, что человек должен быть свободен во взаимодействии со своим здоровьем и телом, поэтому у него должны быть надежные знания, что с ним произойдет, когда он что‑либо примет. Тогда [во время запуска Drug Talks] у нас было самое большое количество отписок [в соцсетях] за все время работы «Травы», но в тоже время нам писали многие люди, что они побороли в себе наркофобию».

Подробности по теме
Почему мы боимся умереть? Рассуждают ученые, активисты, священник и адепт Death Positivity
Почему мы боимся умереть? Рассуждают ученые, активисты, священник и адепт Death Positivity

Активизм, благотворительность и экскурсии: как «Трава» меняет мир вокруг себя

«Трава» занимается не только образованием «снизу». Участники инициативы также выходят за пределы помещений, чтобы изменить мир вокруг себя.

Еще в 2015 году запустился проект «Открытая карта». Это экскурсии по местам, о которых никто не мыслит как о туристических. Часто их проводят не профессиональные экскурсоводы, а люди, которые хорошо разбираются в определенной теме или имеют доступ к необычному пространству. У таких мини-путешествий две цели: узнать больше о местах, которые на первый взгляд не кажутся интересными, но влияют на жизнь даже больше, чем центральные районы; и попробовать посмотреть на свой быт под другим, нетривиальным углом.

А в 2017 году «Трава» организовывала серию прогулок по коммуналкам, коливингам и большим коммунам Петербурга: для этого пришлось договариваться с жителями помещений, чтобы те пустили к себе незнакомых людей и рассказали о своем быте. «Самым сложным было убедить людей, что нам можно доверять, а также объяснить, зачем нужны такие экскурсии, — говорит организатор «Открытой карты» Иван Гуторов. — Это не экскурсии в привычном понимании, скорее это общение между людьми, которые в другой ситуации могли бы никогда и не встретиться». Другой вид экскурсий — прогулки по спальным районам Петербурга. «Обычно такие путешествия проводят люди, которые могут посмотреть на знакомый район через призму своих профессиональных знаний, — говорит Гуторов. — Например, про «Парнас» нам рассказывал социолог, который говорил о районе с точки зрения теории конфликтов, а другую прогулку вел урбанист, объясняя, как среда влияет на коммуникацию между людьми».

Еще одной серией стали прогулки, посвященные правам человека. «Мы разбили все значимые места города на семь тем (от религии до прав ЛГБТ) и через них постарались актуализировать исторические темы, — говорит Ольга Полякова. — Например, около площади Искусств нам рассказывали о гомофобии на Руси, около Думы — о феминизме, в музеях Ахматовой и Зощенко — о политических репрессиях. В ходе экскурсий мы замечали много точек соприкосновения прошлого и настоящего, вышло интересно». Сейчас «Открытая карта» работает как платформа, где любой желающий может провести экскурсию по теме, которая ему интересна.

© Лера Чегге

Также «Трава» занимается экопросвещением. Проект «Еда спасет мир» включает в себя набор инициатив, направленных на оптимизацию природных ресурсов и исследование фуд-активизма. В рамках проекта раз в два месяца проводится конференция Wasteconf, где обсуждаются эти вопросы. Также «Трава» устраивает благотворительные ужины и просветительские мероприятия о «спасенной» еде, а еще занимается активистским кейтерингом — приготовлением еды для разных событий из продуктов, которые не продались в магазинах. «Для кейтеринга мы используем только неприготовленную еду, потому что у нее дольше срок хранения, — говорит координаторка проекта Анна Балахонцева. — Хотя есть инициативы, которые заботятся и об уже приготовленной пище. Мы не ставим перед собой цель спасти всю еду на свете, пока что наша основная задача — привлечь внимание к проблеме [пищевых потерь]».

Два года назад «Трава» объявила о поиске практически готовых инициатив и совместно с организацией благотворительных магазинов «Спасибо!» создала инкубатор полезных инициатив «Сами». Там на протяжении двух месяцев группы активистов встречались, чтобы поделиться собственным опытом и помочь друг другу. «Это стало самообучающим проектом, — говорит Ольга Полякова. — Сначала мы спросили у людей, чему бы они хотели научиться, потом организовали лекции, а дальше это переросло в дискуссии с воплощением своих идей в реальность, когда мы встречались несколько раз в неделю, рассказывали об успехах и давали друг другу советы. Для кого‑то это стало отличной коллаборацией, а кто‑то отказался от проекта, поняв, что хочет заняться чем‑то другим. Сейчас «Сами» уже нет, но существует чат, куда можно вступить и попросить помощи. Нам нравится, когда инициатива начинает жить самостоятельно и отдельно от нас».

Как управлять проектом без руководителя

«Трава» работает по горизонтальной модели — это значит, что в организации нет человека, который окончательно принимает решения, и в то же время любой участник может наложить вето. Раз в два месяца в «Траве» проводится встреча для всей команды, но приходить на нее не обязательно. «У нас нет никакого принуждения, — говорит Анастасия Смирнова. — Даже если человек уходит от дел или бросает свой проект на полпути, он не разваливается — потому что есть много людей, которые могут подхватить. А если какое‑то направление прекращает работать, мы не расстраиваемся — значит, оно сейчас неактуально».

Сейчас в команде около сорока человек, и примерно половина из них активно вовлекается в процесс время от времени. Также есть два-три сотрудника, которые работают в проекте на регулярной основе. «У нас очень простая система, — говорит Ольга Полякова. — Любой желающий может прийти к нам с инициативой организовать любое мероприятие на любую тему, если чувствует в этом запрос — в первую очередь, для себя».

Для того чтобы предложить «Траве» свежую идею, нужно заполнить на сайте проекта специальную форму. Там же опубликованы памятки для подготовки собственного выступления, но также организаторы отдельно оговаривают со спикерами правила, среди которых — не использовать язык ненависти, не продвигать милитаризм и ксенофобию. На любом событии присутствует модератор, который следит за ходом разговора. «Порой мы долго спорим, приглашать человека проводить мероприятие или нет, — признается организаторка философского клуба и других событий Лиза Заславская. — [Это бывает], когда, с одной стороны, он может рассказать много важной информации, а с другой, мы понимаем, что его поведение может оказаться для нас и наших посетителей неприемлемым. Каждый раз это споры, иногда мы даем согласие и находим компромисс, но порой отказываемся».

У каждого проекта «Травы» есть система финансовой отчетности, и любой участник может изучить ее и проверить цифры. Планы и работа инициатив обсуждаются онлайн или на собраниях. Часто приходится обсуждать, как воплотить в жизнь ту или иную идею, с которой пришел новый человек. Когда проект встает на ноги, он обособляется.

© Света Кожуханова

Ольга Полякова, соосновательница «Травы», говорит, что стала заниматься проектом, потому что так ее жизнь в Петербурге становится проще. «Помогая чужим проектам, я работаю для себя, — признается Полякова. — Пару лет назад мы провели инкубатор социальных инициатив «Сами», и на его основе выросло несколько инициатив, которые облегчают жизнь. Например, организовалась «Помощь уставшим мамам» — служба, которая помогает родителям, если у них возникло ЧП или они просто хотят отдохнуть. Сейчас этот проект работает самостоятельно, и мне спокойнее от осознания, что, если у меня будет ребенок, мне помогут».

Как «Трава» зарабатывает на активизме

В «Траве» организаторы получают за свою работу деньги. На многие события можно попасть по свободной цене, на некоторые — за фиксированную плату. Вырученные деньги идут на оплату работы привлеченных экспертов и развитие проекта.

Зимой 2019 года «Трава» создала для внутреннего использования «Калькулятор событий», который автоматически рассчитывает суммы, положенные участникам проекта. Для лекций, экскурсий и кейтерингов эти калькуляторы разные. Чтобы следить за доходами и расходами, назначается ответственный человек — он и вносит в таблицу все суммы. Обычно с приглашенными спикерами заранее оговариваются гонорары, после выплаты которых вычитается сумма на развитие проекта. Все остальное делится между членами команды в процентном соотношении: 10% — метаорганизатору, 40% — коммуникатору, 20% — куратору и 30% — координатору. Если прибыль получилась слишком большой или маленькой, расчеты могут поменяться.

«Одна из больших проблем активизма заключается в том, что люди боятся брать деньги за свой труд, — говорит Иван Гуторов. — Многое делается с позиции спасателя, люди вкладывают огромные силы и забывают про заботу о себе. Так, конечно, быстро выгорают и уходят из активизма. Оказалось, создавать систему финансовой поддержки, адекватно рассказывать про свою деятельность, развивать сообщество соучастников и спонсоров — суперважно».


Узнать, как поддержать проект «Трава», можно по этой ссылке.