Каждый десятый житель России пережил насилие или угрозы со стороны правоохранительных органов. Проект «Медузы» и «Комитета против пыток» наглядно показывает, что испытывает человек, столкнувшийся с незаконными действиями силовиков.

Издание «Медуза» совместно с креативным агентством Zebra Hero и «Комитетом против пыток» представила проект «Русская школа йоги», посвященный проблеме насилия со стороны правоохранительных органов.

В серии видео приняли участие актеры Ирина Чеснокова, Никита Кукушкин, Татьяна Лазарева, Риналь Мухаметов и рэпер Влади. Стилизованные под уроки йоги ролики показывают виды пыток, для которых силовики придумали безобидные названия, например «Ласточка» или «Слоник». Видео сопровождаются рассказами людей, которые пережили эти пытки.

«Одновременно меня били дверью по голове. Не знаю, сколько это продолжалось. Потом меня снова посадили на стул. В голове дурман. Какой‑то сотрудник захотел чай попить, закипел чайник, и я почувствовал, как по голове льется кипяток. На шее сразу волдыри появились. Было очень больно и неприятно. Он [полицейский] сказал, что вот, курей кипятком обливают, чтобы перья общипывать, а они мне голову будут кипятком обливать, и волосы сами слезут. Еще добавил: «Скальп снимем, будешь лысый, как Фантомас», — рассказывает дальнобойщик Валерий Малахов. Его задержали по подозрению в убийстве, которого он не совершал.

«На меня надели наручники, сковав руки сзади, и завели в помещение второго этажа. Посадили на пол. Надавили на спину, так что моя голова оказалась возле ботинок, а руки в наручниках сзади. Потом перевязали ноги, а веревку через плечи привязали к наручникам. Я лежал согнутый, ничего не мог сделать. Сперва меня сильно избивали руками и ногами, из‑за этого я уже не все чувствовал. Потом стали применять электрошокер. Скорее всего, из‑за избиений [от которых перестал чувствовать боль] я и выдержал удары током. Они очень сильные — человека вырубает один удар. А у меня их больше ста было. Мой сын (тогда ему было восемь лет) после насчитал на одной ноге 64 точки [от электрошокера] — это не считая вторую ногу, руки, голову и ладони. Я был весь обгоревший. У меня даже волосы сгорели», — так о действиях силовиков рассказывает Венер Мардамшин, который на момент задержания жил в Башкирии.

«Мне сломали позвоночник, отбили почки, в тазовой кости тоже что‑то было не так из‑за того, что я долго лежал в отделе [полиции]. У меня развился синдром длительного сдавления — он возникает, когда человека в течение нескольких часов сдавливают, и кровь не везде поступает. Я чуть не умер. Еще у меня был сильнейший отек всего тела, из‑за чего через несколько дней меня увезли на скорой в Уфу и там положили на трое суток в реанимацию. Потом я 27 дней пролежал в больнице», — так описал последствия пыток Мардамшин. Сейчас он находится под госзащитой.

Сергей Ляпин из Нижнего Новгорода рассказал «Медузе», что в 2008 году его арестовали, потому что хотели «воспитать». По словам мужчины, он так и не знает причины задержания. «К мизинцам подключили провода. Судороги были такими, что я вначале несколько раз ударился о стену. Чтобы не было следов побоев, меня отодвинули от стены. Я не могу описать то состояние — сокращение мышц происходит, а я связанный. Боль страшная. Сотрудникам, видимо, интересно. Один другому говорит: «Дай я попробую [пустить ток]». Потом первый предложил полить меня водой — физику, значит, в школе учили, [знают], что вода лучше проводит электрический ток. Они продолжили бить меня током», — так пытали Ляпина. Позднее он получил первую группу инвалидности.

Как рассказал руководитель отдела расследований «Комитета против пыток» Альберт Кузнецов, «у истязателей нет какого‑то фильтра». По его словам, жертвой пыток может стать каждый, и добиться справедливого суда почти невозможно. Например, даже если медицинское освидетельствование говорит о факте пыток, «следователи могут придумывать какие‑нибудь безумные отмазки, что, например, бесы в человека вселились, и он начал биться обо все, неестественно выгибаясь».

Самыми популярными видами пыток он назвал скручивание суставов, использование электрошокера, удушение пластиковыми пакетами, связывание в неудобных позах и побои дубинками. «Сложно сказать, как быстро меняются типы пыток. Иногда более смекалистые сотрудники приходят. Еще это зависит от отдела к отделу: где‑то более прогрессивные садисты, где‑то менее прогрессивные. И от структуры к структуре зависит, пытают же не только сотрудники полиции», — говорит Кузнецов.

Оформить пожертвование в адрес «Комитета против пыток», который помогает жертвам силовиков по всей России, можно здесь.

Подробности по теме
#хватитпытатьлюдей — флешмоб против пыточного беспредела
#хватитпытатьлюдей — флешмоб против пыточного беспредела