«Афиша Daily» поговорила с молодым мужчиной, который зарабатывает на жизнь в эротических видеочатах — вебкаме. Он анонимно рассказал о трудностях секс-работы, гендерном дисбалансе и личных отношениях с клиентами.

Как стать вебкам-моделью

Мне 20 лет, я делаю татуировки и учусь на четвертом курсе колледжа по специальности «звукорежиссер». Недавно перешел на заочное отделение.

Я занимаюсь вебкамом примерно два года. Я увольнялся, но недавно снова пришел туда, потому что эта работа забирает мало времени и при этом дает большие деньги. Сейчас я сижу перед камерой не один, а с двумя девочками, и мы за две смены по пять часов, почти ничего не делая, получаем по десять тысяч рублей.

К сфере секс-услуг до начала работы относился спокойно, были друзья и подруги, которые работали в эскорте и вебкаме. Один из них в шутку предложил мне поработать вебкам-моделью, но помешал возраст. Тогда мне сказали «прийти обязательно, когда исполнится 18». После дня рождения я отгулял неделю и правда устроился. Это не было острой необходимостью, но моя семья не самая обеспеченная, поэтому нужно было зарабатывать деньги, совмещая работу с учебой — за нее тоже надо платить.  

Парней-одиночек в этом бизнесе не очень много. Я работал на трех-четырех студиях, и обычно из 30 человек нас [парней, которые работают в одиночку] максимум пять, но это не считая пар.

Подробности по теме
«Мы просто любим секс»: как работают и сколько получают авторы домашнего порно
«Мы просто любим секс»: как работают и сколько получают авторы домашнего порно

Как устроена вебкам-студия

Для студий чаще всего используют хорошо обустроенные подвальные помещения и квартиры. Обычно это пять комнат, их стараются сделать как можно симпатичнее, в каждой сидит модель, расписание составляют за неделю. Работать надо минимум 20 часов в неделю.

Персонал состоит из старшего администратора, который следит за тем, чтобы модели работали и не спали на рабочих местах. Еще приходит уборщица пару раз в неделю. Во время уборки все останавливают свои стримы или ведут себя тихо, сидят в курилке.

Без студии в России сложно проводить стримы, нужно как‑то выводить деньги, создавать кошельки, заграничные карты. Плюс студия оказывает помощь в пиаре — поднимает в топ, дает советы. Когда только создается аккаунт, ему присваивается статус «новенький», и сам сайт автоматически пиарит страничку. На сайтах для стрима есть что‑то вроде валюты — это баллы, которые студия может подкинуть, чтобы поднять тебя в топе. Также студия дает защиту с VPN и объясняет, как себя вести, чтобы избежать нарушений. Если ты начнешь сам дома, то можешь совершить много ошибок — например, заработаешь тысячу долларов, но в итоге тебя заблокируют за мелкую ошибку, о которой ты даже не знал.

Когда у тебя появляются рабочие проблемы, вместо того чтобы ломать голову несколько часов и пытаться самому решить их, за тебя с администрацией сайтов разговаривает работник студии. Ты накосячил, а студия тебе говорит: «Так и так, прилетел штраф, можно отработать». В любом случае ты не в минусе.

Они стараются все делать правильно, сохранять твою конфиденциальность — это в их же интересах. В среднем за свои услуги студии берут 50% дохода, а в моей сейчас остается всего 35%.

Я приходил на собеседования, сравнивал студии по тому, сколько у них моделей, какая система штрафов, какая может быть прибыль. Моя первая студия, на которую я сейчас вернулся, хороша тем, что не штрафует за мелкие опоздания, можно немного расслабиться.

В любом случае это довольно быстрый заработок — за неделю получаешь столько, сколько обычно люди зарабатывают за месяц.

Как вебкам-модель работает с аудиторией

Стрим — это онлайн-трансляция, во время которой ты общаешься со зрителями. Есть фри-чат, в котором на многих сайтах можно раздеваться только до белья — там на тебя смотрит много людей, но далеко не все из них способны платить.

Когда начинается приват, вы останетесь один на один, за это рабочее время ты получаешь деньги. На самом деле не существует схемы, как зарабатывать больше. Многие люди работают во фри, и им кидают деньги за то, что они выполняют какое‑нибудь действие. Там ты можешь выполнить пять действий за 10 минут и получить 50 баксов, а в привате за это время — только 20, но тебе могут накидать эти же 50 баксов, потому что там есть функция «чаевые». Так что все индивидуально, в зависимости от того, насколько ты наглый, как общаешься с мемберами (участниками чата. — Прим. ред.) и на что ты вообще готов пойти.

Подробности по теме
«Однажды я даже инсценировала самоубийство»: модель эротического видеочата о своей работе
«Однажды я даже инсценировала самоубийство»: модель эротического видеочата о своей работе

Об аудитории и гендерном дисбалансе

Почему люди выбирают вебкам? Здесь происходит живое общение, это не просто порнокартинка, с которой невозможно взаимодействовать. Ты просишь сделать то, что нравится конкретно тебе в данный момент и в нужной последовательности. Некоторые мужчины из‑за общественного давления не могут удовлетворять часть своих желаний — иногда на стриме бывает по 1000 человек, и все гомосексуалы.

Многие действительно приходят поговорить, это не стереотип. Бывало, мемберы брали приваты, и я просто разговаривал с ними за деньги, пытался помочь. Например, один влюбился в свою сестру, а как с этим справиться, не знал.

При регистрации на сайте человек оставляет свои паспортные данные, и нам видно его имя, возраст и пол. В среднем участникам по 35–40 лет, а самому старшему было 70. Все клиенты только иностранцы, потому что с российскими зрителями есть большой риск попасть в ситуацию с шантажом, угрозами. Те, кто работает на студиях администраторами, блокируют Россию и ближайшие страны. Это очень помогло выучить английский язык и изучить культуру разных стран: у нас много разговоров тет-а-тет на камеру. 

У парней чаще всего проходят гей-стримы — гомосексуалы составляют 99% нашей аудитории. Девушек-зрительниц капитально мало. Бывает, что среди 200 зрителей одна зайдет и напишет «привет», но даже это случается крайне редко.

Девушки привлекают гораздо больше народу, чем парни, им легче это делать с помощью красивой внешности и обилия секс-игрушек. С другой стороны, и конкуренция у них огромная. Парням нужно быть накаченными и красивыми, играть глазками: «Смотрите, какой красивый». Либо можно быть смазливым и пассивным парнишей, который делает крутое шоу с костюмами, игрушками, образами. Правда, в основном мы зарабатываем тем, что просто сидим и мастурбируем — это все. Кто‑то делает косплеи, но в основном это трансгендерные люди, которые потом уходят в другую степь.

О желаниях клиентов

Обычно парней просят помастурбировать или поиграть с игрушками, еще посмотреть в камеру, потанцевать, поулыбаться. Парни могут использовать те же игрушки, что и девушки. Больше всего распространена [секс-игрушка] Lovense Lush (ей может управлять зритель видеочата. — Прим. ред.): тебе «типают» (то есть кидают токены, валюту сайта), а она вибрирует. Также популярны пробки и фаллоимитаторы, плетки. Обычно парни ограничиваются маленьким фаллоимитатором или «лашем».

Однажды меня просили крутить волосы в течение полутора часов. Это была самая странная просьба.

И я просто улыбался, накручивал волосы на палец и смотрел в камеру, еще говорил, как мне это нравится. Хотя, понятное дело, было не особо интересно. Из самого забавного: человек позвал в приват и просто молчал, около часа смотрел, как я сижу в компьютере. Всего один раз написал «какие красивые глаза», и продолжил молчать.

Для пар самое популярное — минет в привате. Мне, кстати, больше нравится работать в паре с девушками, потому что когда ты один, приходится сидеть по пять часов и пялиться в монитор. Бывает, что на стриме всего три зрителя, которые не пишут и не хотят разговаривать. Вдвоем-втроем комфортнее, можно развлечь друг друга, привлечь больше людей и получить больше денег. В первую очередь просят всегда минет, потом как пойдет: фут-фетиш, обычный секс, анал. У одного парня вообще мало вещей, которые можно показать.

О шантаже

Я столкнулся с шантажом только один раз, и то со стороны студии. По правилам, после увольнения я должен был отработать еще две недели, «чтобы студия не несла потери», а я не мог по состоянию здоровья — пренебрегал смазкой и стер все до мозоли, а восстанавливаться надо было слишком долго, пришлось уйти. Они знали о проблеме, но начали наезжать со словами «или ты выходишь, или мы высылаем твои фотографии родственникам и друзьям». Я показал им уголовную статью о шантаже — и проблема была решена.

Есть подруга, которую шантажируют по сей день: русский парень взял приват, а потом отправил скриншоты ее преподавателям и всем друзьям в «ВКонтакте». Даже после удаления странички он писал и просил 50–100 тысяч рублей, она все время отказывала. Студия может только посоветовать, как этого избежать, или изменить никнейм и поменять геолокацию модели, но остановить это не получается.

Подробности по теме
«Я хотела выйти в окно»: истории женщин, пострадавших от порномести
«Я хотела выйти в окно»: истории женщин, пострадавших от порномести

О личных отношениях с клиентами

Сейчас дружу с одним из моих первых зрителей, он хороший парень. Ему 25 лет, раньше он помогал с изучением английского языка, и в некоторые моменты поддерживал меня, а я его. Был случай, когда клиент хотел встретиться вживую, а к моим друзьям прилетали парни из разных стран.

У нас работает женщина, которая влюбилась в клиента из другой страны, совсем издалека. Периодически она высылает ему деньги и катается в гости, у них даже общие дети есть. Отношения поддерживают на расстоянии. У нас, конечно, маленький шанс встретить любовь в вебкаме, но бывает.

Как вебкам влияет на общение в обычной жизни

В процессе я очень открылся, прошли все комплексы. Я получаю много искренних комплиментов не потому, что на стриме так надо, а потому что нравлюсь людям. В первый раз было очень страшно, съедали изнутри комплексы: ты ведь стоишь голый перед камерой, как будто первый секс, очень неловко. Расслабиться до конца смог спустя пару недель, просто в один момент начал приходить как на работу, и в голове щелкнуло: «Неважно, что происходит здесь, за пределами комнаты никто об этом не знает»

Больше половины друзей в курсе моего заработка, а родственникам я ничего не говорил: они просто не поймут. По поводу денег у них никаких вопросов не возникает, так как я живу отдельно, плюс дополнительно работаю в кофейне. 

До вебкама я понял, что бисексуален, а в процессе работы убедился в этом окончательно. Сейчас я свободен, но помех из‑за работы в секс-индустрии никогда не было, потому что у меня не было долгих отношений в эти периоды. Были партнерши, с которыми я встречался, но им это нравилось, всех все устраивало. Иногда мы вместе зарабатывали большие деньги на стримах. Были и отношения, в которых девушки ревновали, но к работе в одиночку все равно претензий не было. 

В ближайшие три года я планирую научиться бить татуировки, стать тату-мастером. Если в моей жизни будет хорошая девушка, которая не против такого заработка, то почему бы и не остаться в вебкаме.

Подробности по теме
Не совсем секс: как я зарабатывала на фетишизме и порке
Не совсем секс: как я зарабатывала на фетишизме и порке