«Афиша Daily» поговорила с женщинами-врачами о сексизме со стороны коллег и домогательствах пациентов, а также спросила у юриста, что можно сделать женщине-медику, если ее права нарушаются.

Александра

24 года, Москва

Я ординатор по направлению «детская хирургия». Мой день начинается с планерки. Далее операции, на которых я ассистирую, зашиваю раны, держу крючки. В общем, помогаю главному хирургу на операции. Как лечащий врач веду детей, назначаю лечение, контролирую анализы, делаю перевязки послеоперационных ран. Уже на первом курсе медуниверситета я решила, что хочу быть хирургом. Все шесть лет я шла к этому и иду до сих пор.

Я каждый день сталкиваюсь на работе с пренебрежительным отношением к себе из‑за пола, вся хирургия пропитана сексизмом. На меня никогда не смотрят просто как на специалиста — всегда через призму того, что я девушка. Коллеги-мужчины каждые полчаса напоминают мне, что я девушка, что худенькая, маленькая, уточняют бесконечное количество раз, сколько я вешу, обсуждают фигуру. Это происходит не в оскорбительном тоне, но формируется стереотип слабой девушки.

Мне говорят, что я глупая, ведь я пошла в специальность, где не смогу реализоваться — просто потрачу время и не успею достичь ничего ни в медицине, ни в личной жизни. Говорят, что девушка-хирург — это временно, рожу ребенка и уйду, или настолько заработаюсь, что ни один мужчина не выдержит. На мои примеры женщин-хирургов слышу ответ, что они или плохие матери, или плохие хирурги, и мой собеседник вообще о таких не знает.

Я попала в коллектив, где нет харассмента в мою сторону, но со стороны пациентов частенько бывает. Это не прямая грубость, а легкие подколы и шуточки.

Например, захожу к ребенку после операции и спрашиваю: «Как ты, зайчик?» — а папа ребенка интересуется: «А можно вы меня тоже прооперируете и назовете зайчиком?»

Еще один отец караулил меня в коридоре и спрашивал, почему я не захожу к ним в палату, хотя я вообще из другого отделения. Когда папа говорит другим отцам в палате: «Наш врач молодая девушка, завидуйте», это не оскорбление, но вряд ли про мужчину-врача тоже так скажут.

Тяжело быть женщиной-врачом, потому что ты должна отдавать большую часть своей жизни этой профессии. Из‑за этого и правда начинаются проблемы в личной жизни: не все мужчины готовы принять то, что ты дежуришь ночью, что заканчиваешь работать не в шесть вечера, а в восемь. Когда тебя не поддерживает близкий человек, это особенно тяжело.

Коллеги не готовы видеть в тебе достойного конкурента. Если ты косячишь, это из‑за ПМС. Устала — ПМС. Не хватает физических сил — ясное дело, все потому что ты «баба». Жестко себя ведешь — снова ПМС. Еще тяжело тем, что на работе женщины не поддерживают друг друга. Они первые ткнут тебе, что ты девочка и тебе тут не место. Анестезиологи, медицинские сестры, хирурги — большинство считает, что тебе тут делать нечего. Когда в коллективе происходит какой‑то спор, мужчина более напористый, ему легче уверить всех вокруг, что ты «баба», а значит, по умолчанию не разбираешься в профессиональном вопросе.

Чтобы добиться уважения, женщине нужно работать не наравне с мужчинами, а больше, каждый день доказывая окружающим и самой себе, что она этого достойна.

Хирургия — любовь всей моей жизни, она часть моей личности. Людям со стороны всегда «виднее», как нужно распоряжаться чужой судьбой, но я иду своей дорогой и слушаю только свое сердце. В будущем я вижу себя счастливым человеком, у которого есть и любимая работа, и любящая семья. Я надеюсь, что не сгорю в хирургии, а даже если сгорю, то только по собственному желанию и вдохновению.

Подробности по теме
«Это только для мальчиков»: легко ли потерять работу из-за того, что вы женщина
«Это только для мальчиков»: легко ли потерять работу из-за того, что вы женщина
Марина (имя изменено по просьбе героини)

Я работаю врачом-офтальмологом. Еще в университете я проводила все свободное время в клинике, в ординатуре было то же самое — я работала без выходных и отпусков. В крупных клиниках России практически нет вакансий, тем более для врача без опыта. Все осложняется тем, что в больших городах очень много медицинских династий, которые могут быть монополистами в определенной сфере на протяжении многих поколений. Благодаря моему упорству, везению и практически жизни в клинике, меня взяли на декретную ставку (когда основной работник находится в декретном отпуске, на его место берут другого).

Прием на работу сильно осложняло то, что я женщина. Вопрос о моем семейном положении всегда был на первом месте.

Работодатели говорили, что я им подхожу, но отсутствие мужа и ребенка — огромный минус, ведь я в любой момент могу выйти замуж и родить, а им придется искать мне замену. Когда речь заходила о том, что я хочу быть хирургом, то невозможность этого объяснялась тем же: «Вы выйдете замуж и родите ребенка, бросите работу, а нам вам декретные платить». При этом мои знакомые мужчины получали работу без расспросов об их личной жизни и планах на будущее, причем гораздо раньше, чем я.    

В медицинских вузах мальчиков меньше, поэтому к ним преподаватели чаще относятся с большим снисхождением. Не сильно явно, но, например, иногда девочки пишут контрольную, а мальчики перетаскивают какой‑нибудь шкаф, и им ее засчитывают. При этом именно девушки, которые начинают работать в медицине, постоянно слышат фразы типа: «Зачем тебе это нужно?», «Для тебя это будет тяжело», «Дома не будешь бывать», «Мужа не найдешь», «Родишь ребенка — уйдешь в декрет и все забудешь».

Женщин-врачей пациенты называют «зайчик», «зайка», «ласточка», «сладенькая», «девочка», «деточка». Как угодно, но только не «доктор».

Это особенно обидно, потому что ты восемь лет училась в достаточно непростом вузе. Чаще всего пациенты не доверяют молодым врачам, а когда ты девушка, это еще сильнее бросается в глаза. Некоторые сразу говорят, что им нужен опытный врач-мужчина и они не будут у меня обследоваться. Наверное, в сознании людей женщина-врач не занимается самообразованием, не повышает квалификацию, а все свое свободное время тратит на дом и детей.

Многие пациенты относятся к врачам как к обслуге. Например, я могу осматривать пациента, в этот момент без стука в кабинет заходит другой человек и говорит: «Девочки, давайте поскорее». Это особенно примечательно, потому что в кабинете я одна, но обращаются чаще всего во множественном числе. Когда я вношу в документы описания, важные другим врачам для постановки диагноза, пациенты тоже начинают подгонять. Когда я выхожу из кабинета попить воды, люди, сидящие у дверей кабинета, начинают угрожать жалобами, и никого не волнует, что ты сидишь безвылазно уже пять часов и безостановочно принимаешь пациентов. Кстати, мужчины вызывают у людей большее доверие, подобного отношения к ним я не замечала. Пациенты сразу воспринимают их как хороших врачей, обращаются уважительно, ради них они готовы посидеть в очереди.

Один раз я столкнулась с домогательствами от пациента. У нас проводился осмотр глазного дна офтальмоскопом, это требует довольно близкого контакта, и во время осмотра пациент начал трогать мои бедра. Я на это пожаловалась заместителю главного врача, но он сказал, что ничего страшного не случилось.

В принципе, идя в медицину, я понимала, что такая работа подразумевает общение не только с приятными пациентами, но и с людьми с непростым характером, на который еще и накладывает отпечаток болезнь. Я стала тем, кем хотела стать, несмотря на гендерные предрассудки. В дальнейшем я бы хотела заниматься наукой, и в этом направлении, как правило, гендерных предрассудков в медицине нет. Основные препятствия — сложности бюрократического плана и отсутствие свободного времени.

Подробности по теме
«Нам говорили, что девочки не могут задать умный вопрос»: женщины науки — о сексизме
«Нам говорили, что девочки не могут задать умный вопрос»: женщины науки — о сексизме
Елена Феоктистова

Кандидат юридических наук, эксперт-аналитик по трудовому праву

Можно ли отказать в работе по гендерному признаку?

Работодатель не имеет права отказывать в приеме на работу только на основании полового признака. Этот вопрос регулируется трудовым законодательством: на основании статьи 64 ТК РФ запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора. В зависимости от пола также запрещается прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора. Если женщине отказали в приеме на работу, она имеет право в письменной форме потребовать от работодателя сообщить причину отказа. В таком случае работодатель должен ответить также в письменной форме в срок не позднее, чем в течение семи рабочих дней со дня предъявления такого требования.

Отказ в заключении трудового договора может быть обжалован в суде, а работник может потребовать восстановления нарушенных прав и возмещения морального вреда и других расходов. Кроме того, необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение женщины по мотивам ее беременности, а равно необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, — наказывается в рамках уголовного законодательства РФ, а именно статьи 145 УК РФ.

Так что женщины могут обращаться в правоохранительные органы за защитой своих прав. Но в нашей стране они очень редко это делают, и поэтому работодатели чувствуют безнаказанность.

Можно ли во время собеседования задавать вопросы о личной жизни?

Вопросы, которые задаются на собеседовании, никак не регулируются российским законодательством. Поэтому советую на провокационные вопросы типа: «Собираетесь ли вы рожать или выходить замуж?», если есть такая возможность, отвечать отрицательно, это повышает шансы приема на работу. Я искренне не понимаю, почему работодателей так сильно волнует вопрос о декретах и детях, потому что и больничные по уходу за ребенком, и декретные выплачивает Фонд социального страхования. В моей практике встречались ситуации, когда оказывалось, что при приеме на работу женщину заставляли писать заявление об увольнении по собственному желанию без даты, на случай если она забеременеет. Мы решали этот вопрос с работодателем, до суда не дошло, потому что в нашей стране суды всегда на стороне беременных женщин.

Что делать с домогательствами пациентов?

Если к женщине-врачу домогается пациент или ей угрожает иная опасность от него, она имеет право прекратить оказание помощи и обратиться в правоохранительные органы. В этом случае это не будет нарушением трудовых обязанностей, потому что это происходит при определенных обстоятельствах.

У нас есть Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», в котором сообщается, что наравне с правами у пациента имеются и обязанности: уважать права врачей, обслуживающего персонала и других пациентов, а также соблюдать правила поведения, прописанные для пациентов в данном медучреждении. Документом, регламентирующим обязанности пациента при оказании ему медицинской помощи, являются правила приема и выписки больных, утверждаемые главным врачом медицинской организации. С этими правилами пациент должен ознакомиться при поступлении в медицинское учреждение и расписаться в истории болезни после ознакомления с ними, чего на практике обычно не делается (тем более никто даже не знакомит пациента с его обязанностями в поликлинике). В этом законе напрямую не говорится о приставаниях к медицинским работникам, поэтому в данном случае я бы рекомендовала медицинской организации прописывать этот пункт во внутренних документах, чтобы в дальнейшем было проще отказаться от такого пациента.