Коллекционеры кукол из масс-маркета и охотница за олимпийской символикой объяснили «Афише Daily», зачем покупать десятки и сотни игрушек, как беречь их от пыли и собственных детей, а также рассказали, почему не надо стесняться своего увлечения.

Мира Захарова, 38 лет

Свободный художник, Екатеринбург. Инстаграм: @mira.saharoff

© Федор Телков

Детство я провела в Свердловской области. На весь город был один «Детский мир» с пустыми прилавками. Но несколько кукол мне там все-таки купили, а одна из них хранится у меня до сих пор — «Лариса» Донецкой фабрики игрушек. Лет в 15 я начала мечтать о Barbie. Практически исполнила свое желание через 5 лет, купив шарнирную снегурочку фабрики «Звезда» себе и своей годовалой дочери. В 2015 году я влюбилась в кукол Monster High компании Mattel. Чем они хороши, так это качеством и историей. Моя первая кукла была королевских кровей, актрисой и вампиром. Никаких ужасов и кровопролития, это очень дружелюбные создания. Mattel, вообще, крушат стереотипы, например, у них есть Барби с пропорциями нормального женского тела, у меня в коллекции тоже имеются такие куклы.

Кукол я покупаю в специализированном магазине «Империя кукол», доводилось заказывать и напрямую из Америки. Не передать радость от распаковки посылки — словно сундук с сокровищами открываешь. Куклы Mattel шарнирные, стильные, поэтому цена не маленькая. Но 3000 рублей за куклу — это не так много, ведь есть коллекционные экземпляры за тысячи долларов. Monster High считаются бюджетными, по акции их можно найти и за 1500 рублей. Раньше я могла потратить на них 6000 рублей в месяц, на заказы из Америки уходило по 15 000.

В моей коллекции у каждой группы кукол своя «королева». У Ever After High — это Дачесс Свон, у Monster High — Кетти Нуар, у Barbie — Неко. Недавно открыла для себя реалистичных кукол Reborn и купила малышку Музу. Потом подобрала ей настоящую детскую обувь, сменный парик, сшила гардероб.

Подробности по теме
Реборны: как мир сошел с ума по игрушечным младенцам
Реборны: как мир сошел с ума по игрушечным младенцам
© Федор Телков

Мне с детьми пришлось пережить 16 переездов, поэтому я критично отношусь к количеству вещей в доме. Все куклы, которые сохранились, — самые любимые и ценные, всего их около 200 штук. Главные враги кукол — время и пыль. Куклы дома живут в две смены: одни на полке, другие в ретрочемоданах, меняясь местами зимой и летом. От детей я кукол не прячу, всеми можно играть. Мое окружение прохладно относится к куклам: понять не поймут, дарить не будут, осуждать не станут.

Хотя Mattel закрыли линейки Monster High и Ever After High, мне есть чем заняться. Сейчас я делаю собственную шарнирную куклу с нуля, и она будет не хуже фабричной. За счет системы резинок внутри тела и двойных шарниров она сможет принимать любую позу. Будет возможность менять парики и даже цвет глаз. Предстоит много черновой работы с печкой, дрелью, пилками и автомобильной краской. 30 лет назад из старого платья я сшила кукле малюсенькую сумочку и была высмеяна родителями. Желание шить улетучилось на долгие годы, но сейчас я могу смастерить наряд любой сложности, сделать обувь, заменить глаза, волосы, перешить мягкое тело и вставить шарниры. Не знаю, что было бы с этим увлечением, не будь я мамой трех дочек, но куклы останутся со мной и будут украшать дом, даже когда дети вырастут.

Наталия Корнеева, 36 лет

В декрете, Москва

© Нина Фролова

О Barbie я начала мечтать во 2–3 классе. Это были годы перестройки, когда хлынули на рынок все эти фантастические куклы, но купить их было из той же серии, что достать Луну с неба. У «Детского мира» стояла палаточка с куклами, и они там стоили как целая мамина зарплата научного работника, если не две. Когда мне было лет 10, не знаю как, но мама накопила денег и подарила мне Барби. Самую простую, из пляжной серии, где у них, кроме купальника, нет никакого аутфита. Просто кукла, но мне этого было выше крыши.

Эту куклу я заиграла. Она была в жутком виде: голова сломана, макияж сошел. И вот однажды, когда я уже закончила институт и устроилась на работу, мне попался на глаза американский сайт Barbie Doll Collector (уже не существует. — Прим. ред.). Я увидела там Барби и поняла, что хочу — не могу. Больше всех мне понравилась кукла «Британское чаепитие» , и я ее сразу же заказала с оказией из Америки. Она мне обошлась в 5000 рублей, хотя у нас стоила 15 тысяч. За следующий год я купила на eBay еще 20 кукол. Все это было до падения рубля (в 2005–2007 годах), куклы обходились в 2–3 тысячи рублей, для меня тогда это были копейки. Все это были не новые куклы, а те самые Барби из 90-х, которые продавалась именно в моем детстве. Потом я обнаружила, что покупать можно не только в Америке: в «ВКонтакте» есть куча групп, где все уже давно заказано и перепродается с процентом.

© Нина Фролова

В мире кукольников покупать Барби считается несолидным, таким «фу». Сейчас все занимаются японскими шарнирными куклами BJD. Мне они кажутся слишком похожими на людей, и это как‑то жутко и неприятно. Особенно реборны. Кукла должна не изображать человека, а быть похожей именно на куклу. Конечно, BJD безумно красивые, у них можно менять одежду, парики, цвет глаз, даже обувь можно подбирать на каблуке и на плоском ходу. У Барби тоже есть шарниры, просто более примитивные. Еще считается, что Барби — это масс-маркет. Даже если вышло 30 тысяч экземпляров, это уже никому не надо. На самом деле не надо бояться покупать масс-маркет, потому что через какое‑то время такая кукла может оказаться редчайшей у коллекционеров. Вот была серия обычных кукол Totally (Ultra) Hair с очень длинными волосами, выпущенная для европейского рынка. И там была одна из подружек Барби — Whitney, которая стала просто музейной редкостью. За новую в коробке сейчас можно получить 30–40 000 рублей. Я с удивлением обнаружила, что у меня тоже есть редкая кукла. Однажды была выпущена для США такая императрица Сисси. Для Европы была сделана более редкая версия — Принцесса Весна. Каким‑то чудом она мне попалась, а сейчас выясняется, что она имеет огромную ценность.

Когда я начинала покупать кукол, боялась, что будут смеяться, думать, что я впала в детство. Но мама, конечно, все поняла. Я в детстве не доиграла, мечта была не реализована. Сейчас мои куклы хранятся у мамы, потому что все они в коробках и занимают много места. Всего их 30. Это очень мало, но есть виш-лист из еще 20–30 кукол. Туда, например, входят куклы в платьях дизайнера Боба Мэки. Я сейчас в декрете, у меня двое детей, но они не видели никогда этих кукол, потому что это не игрушки, это коллекция. Знаю, что многие покупают по две куклы, чтобы одна была красивая в коробке, а вторую можно было потрогать, рассмотреть. Есть такой термин NRFB — never removed from box (в пер. с англ. «никогда не доставалась из коробки». — Прим. ред.). Первых двух своих кукол я вынула из коробок, потому что я ими играла: рассматривала, шила какую‑то одежду. Все остальные в закрытом виде. Есть идея организовать витрину, красиво их там рассадить, но для этого надо сначала сделать дома ремонт.

Светлана Промзелева

Работает в сфере медицины, Дзержинск

© Юлия Галанкина

Интерес к олимпийским талисманам возник у меня во время проведения зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи. Мы с дочерью присутствовали на церемонии закрытия Игр на стадионе «Фишт» и увидели там огромных трехметровых маскотов: Мишку, Зайца и Леопарда. Они нам так понравились, что я сразу купила первый комплект плюшевых талисманов.

После возвращения домой я начала интересоваться историей Олимпийских игр, искать занимательные факты, узнавать, какие талисманы были на Олимпийских играх прошлых лет, — это очень интересная тема. Меня поддержала дочь, она уже взрослая и интересуется олимпийской фалеристикой (коллекционирование значков. — Прим. ред.).

Сейчас у меня в коллекции есть все маскоты Игр с 1968 года. Самый первый, тогда еще неофициальный, талисман выпустили к зимней Олимпиаде в Гренобле во Франции. Это был пластиковый лыжник по имени Шус. Его настолько быстро раскупили, что ко всем последующим Играм начали выпускать официальные плюшевые игрушки. В основном это изображения животных, но, например, в 1994 году в Лиллехаммере представили талисманы в виде мальчика и девочки.

Найти талисманы можно на самых обычных, доступных всем торговых площадках вроде eBay. Обменяться дублями можно в тематических группах «ВКонтакте». Там я познакомилась с Игорем Чунаевым, довольно известным коллекционером, факелоносцем в 2004 и 2014 годах.

Дубли появляются, когда находишь более удачный комплект. Например, к Сочи-2014 было выпущено больше 10 комплектов. Одни редкие, другие массовые. Они отличаются ценой, исполнением, количеством деталей. Например, бывает медвежонок в шарфе, а бывает в костюме хоккеиста. Талисманы массового производства представляют меньший интерес, конечно, хочется заполучить редких. Некоторые приходится поискать. Например, к Играм-1976 в Монреале выпустили очень маленьким тиражом плюшевого бобра Амика. Я его нашла на аукционе за 400 долларов и не стала покупать, это дорого. А вообще, талисманы продаются и за 1000 рублей, и за 1000 долларов.

© Юлия Галанкина

У меня собраны талисманы с 25 последних Олимпийских игр, и самые красивые из них — наши мишки 1980 года. В коллекции есть мишки, изготовленные в США и в СССР, но из‑за бойкота американские малоизвестны в России. Очень грустная история связана с волчонком Вучко из Югославии-1984. После Игр многие олимпийские объекты в Сараево были разрушены во время военных действий, расстреляли и огромную скульптуру Вучко. Этот волчонок один из моих самых любимых талисманов.

Сейчас коллекция полностью собрана и будет пополняться после каждых Олимпийских игр. Мне в этом помогают близкие: например, на день рождения по моему спецзаказу привезли талисманы с Игр в Рио-де-Жанейро в 2016 году и Пхенчхана в 2018 году.

Подробности по теме
Как устроен датский Биллунн — городок, где ничего нет, кроме LEGO
Как устроен датский Биллунн — городок, где ничего нет, кроме LEGO

Анна Солодилова, 30 лет

Бухгалтер, Самара

© Фотография из личного архива

Игрушек у меня и в детстве было предостаточно: мама работала в детском саду, и на выходные мы могли брать домой любые игрушки из сада. Было очень много кукол, которых я вместе с братом обшивала с ног до головы. В ход шли и мамины колготки, и папины рубашки, и моя новая шуба. Спустя много лет интерес проснулся снова, когда на свет появилась дочь. Тогда я начала мастерить ей маленьких куколок в качестве развивающего материала.

Я творческий человек и очень люблю делать все своими руками. Постепенно мое творчество вылилось в желание обучить других своему мастерству. Я завела канал на YouTube, куда заливала видео с мастер-классами. В комментариях подписчики все чаще просили меня смастерить миниатюру и одежду для кукол. Все мои куклы были до этого несовременными, и я попросила куклу у своей соседки — на время, в качестве модели. Так, первой моей куклой во взрослом возрасте стала чужая Winx. Мне так понравилось с ней работать, что после того случая я просила у соседки все новых и новых кукол. Одевала их, снимала видео и отдавала в одежде обратно. Однажды мне дали для мастер-класса просто потрясающую куклу «Базовая Нефера» Monster High. И это была любовь с первого взгляда. Я еще никогда не держала в руках столь утонченную куклу. После этой встречи я начала знакомиться с Monster High, Ever After High и другими.

© Фотография из личного архива

Сейчас я кукольный блогер, поэтому кукол мне присылают со всего мира и подписчики, и магазины. Некоторых я покупаю сама. Половину раздариваю, но дома хранится еще килограмм 20. Большую часть я храню в пластиковых боксах, но есть особенные куклы, которые стоят на полочке. Это Pullip и куклы ООАК (one of a kind — переделка заводской куклы, включающая перерисовку лица, перепрошивку волос и новые наряды. — Прим. ред.) от других мастеров. Своих переделанных кукол я сразу раздариваю, так как хочу, чтобы они приносили радость не только мне.

Моя любовь к куклам вторичная и вытекает из любви к творчеству. Я трачу большую часть денег даже не на кукол, а на материалы для них. Если бы не было канала? Я даже представить не могу, так как это уже часть моей жизни вместе с куклами.