Авторка «Афиши Daily» Милана Логунова решила попробовать себя в роли БДСМ-госпожи и завела бытового раба, который должен был готовить для нее, убираться в комнате и выполнять любые поручения по дому. Начинающая госпожа думала, что этот эксперимент дастся ей легко, но все вышло совсем иначе.

Эпизод первый. Рекомендации для госпожи

«Зачем вызывать клинера? XXI век — существует рабство», — так подумала я, когда получила сообщение в соцсетях от анонима. В нем было написано: «Очень хочу стать бытовым рабом, но есть ли у меня хоть шанс? Готов делать для Вас очень многое, был бы просто счастлив служить такой даме, как Вы».

Я уже знала, что он имел в виду: несколько лет назад я писала репортаж про БДСМ и на тематической вечеринке увидела дрессированного раба. Он был в латексном костюме и маске, на поводке его вела госпожа. Он исполнял команды: «Лижи ноги…», «Сделай чаю…», — а когда приказов не поступало, сидел в углу. С тех пор я так и не вышла из закрытых групп в «ВКонтакте», посвященных «фемдому»  — женскому доминированию. Последние два года мне время от времени писали рабы с просьбами взять их на службу. На сообщения я не отвечала, хотя из групп тоже не удалялась.

Меня всегда пугала мысль о том, как выглядят первые шаги в этой карьере — наверное, приходится преодолевать неловкость, учиться. Когда я получила то сообщение, я еще не могла проговорить отчетливо, почему меня привлекало БДСМ. Но я все же ответила мужчине. Почему? Он писал, что совершенно не хочет секса. Его задача —«прийти на службу, прибраться, приготовить обед и уйти». Ведь он бытовой раб, а не какой-нибудь там извращенец.

***

Мне было страшно перед неизвестным. Ни одной достойной книги или онлайн-курса по БДСМ я не нашла (по крайней мере, на русском языке). Пришлось, как обычно, лезть на женские форумы: там сразу выскочили отзывы рабов об их хозяйках. Претензий было много:

не может придумать задание

ведет себя неловко

забывается и начинает советоваться с рабом

не может нормально ударить

слишком часто хвалит

Никаких дельных советов — только критика власти. Я решила искать помощи по другую сторону баррикад, и выбор пал на петербургскую госпожу Олесю — женщину лет сорока с огненными волосами и улыбкой Джоконды. Я почувствовала в ней что-то демоническое, но интуиция подсказала, что Олеся меня не обидит. Я попросила у нее телефонной консультации. Сказала, мол, я перспективная начинающая госпожа, пожалуйста, поделитесь опытом и ответьте на пару вопросов. Хотя «перспективность» —  слишком громкое слово, потому что наш диалог начинался так:

— Здравствуйте! Это Лана… Я вот тут посмотрела некоторые сайты, но у меня остались вопросы… Первое, что я хотела спросить у вас… Должна ли я как бы обговаривать с рабом… Ну… Чего он не хочет делать?.. И как он может… Во время этого… Когда он будет у меня дома… Сообщить, что ему что-то не нравится?..

— Значит, так! Если ты взяла бытового раба на бытовую должность, то какие могут быть табу? Он должен исполнять любую волю госпожи. Только озвучь ее внятно! Следующий вопрос.

Олеся объяснила, что БДСМ-госпожа — это специалист по менеджменту. Идеальный вариант, когда рабов несколько и каждый выполняет свою функцию.

У Олеси есть раб-водитель, раб-повар, раб — мойщик полов, рабы — установщики окон и даже раб, который нужен, чтобы «другим рабам неповадно было», — он целыми днями сидит в клетке.

Олеся посоветовала «ни в коем случае не поддаваться жалобам»: надо обращаться с рабом как с собакой, мало хвалить и только изредка поощрять, бросая ему свой чулок. Если раб становится слишком навязчивым, это тоже плохо. В таком случае можно сказать, например: «Прекрати, иначе за яйца ущипну!» Если даже это не помогает, то разок-два следует выгнать из дома пораньше: «Твоя служба сегодня окончена, пошел вон!»

После этой беседы я подумала, что, возможно, хочу стать госпожой, потому что хочу быть лидером. Я всегда воспринимала себя как «нижнюю» — просто потому что я девочка. Приучилась к скромности. Боялась казаться активнее и заинтересованнее, чем мужчина. Иначе могут подумать: шлюха. И все это, чтобы получить любовь. Не любит — значит это я недостаточно хороша. Надо, наверное, приготовить для него обед. Только после всех этих стараний обычно следовала пустота.

Я назначила своему потенциальному рабу предварительную встречу в кафе. Олеся предупредила меня, что большинство бытовых рабов — фут-фетишисты (люди, которые испытывают сексуальное влечение к ступням. — Прим. ред.), поэтому своего я тоже об этом спросила. Оказалось, так и есть.

Подробности по теме
«Я был ее тумбочкой для обуви»: зачем люди притворяются мебелью и кого это возбуждает
«Я был ее тумбочкой для обуви»: зачем люди притворяются мебелью и кого это возбуждает

Эпизод второй. Собеседование на должность раба

Антону двадцать лет, он живет с родителями за городом. Недавно окончил колледж, где учился на слесаря, пока не работает. Ростом чуть ниже меня. Сейчас у него нет телефона, потому что старый он разбил, а на новый нет денег. Это первый опыт Антона, поэтому он очень волнуется. Мы сидим в булочной.

— Больше всего я боюсь, что об этих делишках узнают мои знакомые, — говорит Антон.

— Раньше я виделся с девушками по теме фут-фетиша, даже платил им. Понял, что мне это интересно, еще в школе. На носочки заглядывался, там, на чулочки. А вот о рабстве подумал только недавно. Писал разным девушкам, они не отвечали, потом бросал и искал снова.

Перед встречей в кафе Антон написал мне со своей реальной страницы. Оказалось, мы с ним знакомы: когда-то у нас была переписка, он звал меня на свидания, а я не соглашалась. Сравнив даты переписок, я поняла, что Антон написал мне с фейкового аккаунта, когда я ему отказала. Он объяснил это тем, что проверял меня «как человека» и что рабы редко пишут сразу, что хотят стать рабами. Так что если когда-либо вам делали фетиш-предложения анонимы, то вполне вероятно, что этих людей вы уже знаете.

На вопрос о том, зачем все это нужно, Антон отвечает, что ему скучно, а жизнь похожа на «день сурка»: «Зависаем с пацанами в одном парке уже кучу лет. А хочется прям огня!» Антон ни с кем не встречался и не спал уже три года. Все его отношения были без «тематики». Несмотря на то, что БДСМ и фут-фетиш его притягивали, рассказать девушке об этом он стеснялся, и в конце концов они расставались.

Я предупредила раба, чтобы он высказал все пожелания прямо сейчас, иначе потом будет поздно. Он признался, что лучшей наградой для него будет сделать мне массаж ног. Еще он попросил для себя ошейник, а потом предложил, чтобы в процессе игры я села ему на лицо, но одумался: «Что за желания, прости…» Я попросила обращаться ко мне на «вы» и сказала, что вместо слово «госпожа» я предпочитаю «хозяйка».

— А бить тебя можно? — уточнила я.

— Да! В этом и суть. И плевки!

Во время нашего собеседования Антон только пару раз посмотрел мне в глаза, все время отворачивался, краснел и заикался. Но выглядел счастливым. Кажется, он не особо отличал наказания от похвалы — главное, что ему уделяли внимание. Он будто бы даже гордился собой: мол, посмотрите, теперь я тоже кому-то нужен.

Но мне было противно видеть эту радость и вообще смотреть на него: он сидел, маскулинно раздвинув ноги, в расслабленной позе. Будто бы покупает билет на аттракцион.

— А у тебя… у вас самой есть какие-то желания? — спросил Антон.

— Я хочу, чтобы ты был смирным и скромным. А если накосишь, то я не прощу тебя, пока не пойму, что ты осознал вину.

Я вела себя с ним надменно и холодно. Как бы это по-снобски ни звучало, при других обстоятельствах я бы никогда не оказалась за одним столиком с этим парнем и вряд ли бы заговорила с ним. Во время разговора мне хотелось соблюдать дистанцию, поймать ощущение собственного превосходства, сделать из человека функцию.

Я пригласила Антона к себе домой к двум часам дня, и мы распрощались. По дороге я зашла в зоомагазин и все же выбрала для раба ошейник, не пожалела тысячи рублей.

Все-таки, хоть он и несносный, но мой первый раб.

Эпизод третий. Первые унижения

«Через пару часов придет мой бытовой раб. Он нужен для облегчения жизни хозяйки. Сегодня он всего лишь приберется, приготовит обед и уйдет», — успокаивала я себя утром.

В углу комнаты, возле окна, я разместила одеяло, сложенное в два слоя. Теперь это место раба. Также я убрала все лишние вещи с поверхностей. Не то чтобы у меня было что воровать. Просто хотелось произвести хорошее впечатление.

Я вспомнила, что не дала рабу кличку. А еще так и не решила, что надеть. Как должна выглядеть госпожа? Наверное, быть в черном латексе? Еще накануне я нашла в гардеробе самые эротичные наряды, сделала фотографии для сторис и устроила в инстаграме голосование за лучший костюм. Среди нарядов «наездница», «барыня», «школьница» и «герцогиня» победил костюм «школьница» — с юбкой-гармошкой, чулками, жилеткой и коротким топом. Я узнала предпочтения своих знакомых, но проблему это не решило. Поразмыслив, я поняла, что появляться перед малознакомым парнем в эротическом костюме чревато. Времени до прихода раба оставалось все меньше. И я решила позаимствовать идею из нашей могучей литературы — накинуть халат, а раба назвать Захаром.

Стоит оговориться, что живу я в центре Петербурга в типичной коммунальной квартире и делю одну комнату с соседкой. Наташа идею с рабом поддержала и даже подбодрила меня, сказав, что бытовые сложности не должны стать преградой для того, чтобы завести домашнего крепостного. Даже дворяне порой жили бедно, но хотя бы одного слугу имели.

***

Раб пришел на десять минут раньше, что уже было наглостью. Выглядел довольно, был одет в какую-то мешковатую спортивную одежду. С порога, без лишних эмоций, я начала показывать ему, где что лежит. Объяснила: если он увидит кого-то в коммуналке, пусть скажет, что мой друг, и уходит от контакта; а когда придет моя соседка, вежливо поклонится и больше с ней не говорит — если, конечно, она сама что-то не спросит. Оставалось научить раба ритуалам. Мне запомнилась фраза Олеси, что «рабы как собаки», поэтому я специально посмотрела справочник по дрессировке собак. Там говорилось, что главные команды — «ко мне», «сидеть» и «рядом».

— Когда я хлопаю, ты подбегаешь ко мне. Когда ты не выполняешь никаких поручений, ты должен смирно сидеть. Наконец, если я говорю «рядом», ты встаешь на четвереньки так, чтобы я положила на тебя ноги. Но я произнесу эту команду, только если ты будешь хорошо себя вести.

— Я буду очень хорошим рабом, —  сказал бывший Антон, новый Захар.

— И да, разговаривай со мной по разрешению. Твое первое задание: вымой всю эту посуду, — по привычке чуть не добавляю «пожалуйста».

Речь я подготовила заранее, когда не могла уснуть, но произнесла ее неуверенно. Тем не менее Захар взял часть тарелок, которые мы с Наташей копили, и пошел на кухню.

Почему я вообще решила, что могу стать госпожой? Если даже не всегда способна ответить на хамство в магазине, а когда прохожий спрашивает дорогу, начинаю тупить.

Через полчаса, когда я работала за столом, Захар сел около меня на колени и сказал: «Вcе готово, хозяйка». Я улыбнулась и повела его учить делать мне кофе. Сказала принести на подносе, а пока кофе варится, почистить кухонный столик. Потом последовали еще какие-то указания из списка, который я держала в уме: подмести, вытереть пыль, вынести мусор. Легче было бы, конечно, сунуть ему бумажку с приказами, но так не положено. Мое личное пространство медленно рассыпалось. Я хотела сделать из раба неодушевленный предмет, машинку, с которой можно обойтись как угодно, чтобы он ничего для меня не значил и не был достоин даже разговора. Но раб все время что-то переспрашивал, причем совсем без разрешения, сколько бы я ему ни делала замечаний. В какой-то момент мне показалось, что он просто туповат.

К следующей беде я не была готова: задания для раба кончились. Прошло всего три часа, а я уже не знала, что приказывать дальше, и сама при этом толком ничего не сделала. В панике я надела на Захара ошейник, подвела его к подстилке и привязала поводок к батарее. Потом я направилась к шкафу, нашла там чулок и бросила им в раба:

— Надень это на голову, не могу на тебя больше смотреть!

Неясно, было ли это наказание или награда. Согласно общечеловеческим понятиям о морали, я бессовестно пользовалась парнем, хамила ему и ничего не давала взамен. Согласно мазохистским, я только что подарила рабу внимание.

Пришла Наташа и увидела раба в чулке, который стоял на коленях и смотрел в окно. Сначала она начала ржать, а потом записывать сторис. Успокоившись, соседка посоветовала мне поиграть с Захаром или придумать для него дурацкое задание. Мне понравились обе идеи. С игрой ничего не вышло — он лениво принес мне мячик раз шесть, но радостнее от этого не стал. Я вспомнила о второй идее Наташи и предложила рабу полизать дверь. Но он посмотрел на меня как на дуру и сделал вид, что ничего не услышал. Меня осенило:

— Иди приготовь обед! В холодильнике лежит курица, спагетти, сметана и специи.

— Хозяйка…

— Да?

— Если честно, я не умею готовить…

Я снова начала впадать в депрессию, но Наташа поймала мой обреченный взгляд и сама преподала рабу основы кулинарии. Я выдохнула, но покой длился недолго. Через десять минут Захар объявил, что курица испортилась — обеда не будет. Эту новость он сообщил без сожаления или поклона. Делать замечание у меня не было сил, и я велела взять из морозилки грибы.

Зачем мне все это надо? Может, раб — это проекция того, кто когда-то больно ранил меня? А я решила отыграться, но в очередной раз оказалась в аутсайдерах.

Я заметила пустые бутылки, которые Захар не вынес вместе с мусором. Это был шанс его наказать:

— Ты полный идиот! — крикнула я и дала рабу пощечину.

Он расстроился. Кто бы мог подумать? И как я должна была вести себя дальше? Он же сам сказал, что хочет пощечин. Мне стало стыдно. Я винила себя за то, что он не выполняет все ритуалы, а что делать с этим, я не знала. Когда он вернулся с едой, я решила поощрить его унижением поприятнее: взяла тарелку с подноса  и произнесла команду «рядом». Естественно, он ее уже забыл.

— Я хочу положить на тебя ноги, дурак.

Раб казался то ли уставшим, то ли разочарованным. Я почувствовала себя подавленно от того, что не могла подарить ему чувство счастья от служения. Полагаю, мне хотелось, чтобы он благоговел передо мной, вытирая ладошки, которые бы потели от волнения и страха.

Я поела и попросила его сесть передо мной:

— Я тобой недовольна: ведешь себя высокомерно, вечно все забываешь. Возьми тот чулок, это награда за первый день. Но помни, что ты его еще отработаешь… Твоя служба сегодня закончена. Уходи.

Мне показалось, что больше он не придет.

Подробности по теме
«Моя самая темная фантазия»: кто ходит на кинки-вечеринки, где можно все
«Моя самая темная фантазия»: кто ходит на кинки-вечеринки, где можно все

Эпизод четвертый. Отзыв на госпожу

Мы не разговаривали с Захаром два дня, хотя раньше он навязчиво мне писал. Неужели меня бросили? Я была не готова пережить расставание еще и с рабом. На третий день я сама прервала молчание: «Ну что, продолжать передумал?» Он ответил моментально: «Вообще нет. Было интересно, правда. Но я убедился в том, что нравится мне далеко не все». Я спросила, каких ощущений он хочет, и раб ответил, что сам не понимает: «Мне понравилось сидеть в ошейнике, держать твои ножки, но что-то я запутался в своих желаниях».

Я была готова сказать: «Милый, пожалуйста, давай попробуем еще раз», — чтобы он не оставил меня в момент разочарования в самой себе, но я сдержалась и просто спросила, что ему не понравилось. «Мне кажется, ты не была собой, — ответил Захар. — Повышать голос, например, было не круто». Раб сказал, что ожидал увидеть милую, спокойную и приветливую девушку. Странная фантазия для БДСМ-игры, но у каждого свои фетиши. Видимо, женское доминирование — это не обмен гендерными ролями и примерка на себя маскулинной маски, а ровным счетом наоборот. Захар хотел прислуживать как мужчина перед богиней, которая требовала трепетного к себе отношения. А я совсем не богиня. Или, по крайней мере, не смогла ее разбудить внутри.

Я пообещала Антону, что попробую найти госпожу в себе самой. Он поддался. В этот раз мы договорились не на день, а на вечер.

Эпизод пятый. Вечеринка

«Лакомства во время дрессировки обязательны и необходимы для дополнительной мотивации животного, — перечитывала я инструкцию по работе с собаками. — В процессе тренировки никогда не применяйте агрессию по отношению к животному. Не ругайте собаку и не бейте. Это может привести к развитию страха».

Эти советы показались мне разумными. Когда хозяин не уверен в себе, он проявляет агрессию или делает что-то еще, чтобы увеличить дистанцию. Но следовать такой тактике не очень умно. Ведь оказалось, что раб — существо сложное, он требует подготовки к началу работы с ним. Моей главной задачей было добиться служения, при котором раб был бы готов на все ради своей хозяйки и полностью растворился бы в этом. Я решила, что теперь буду дрессировать раба более привычными мне методами и примерила костюм «школьница».

Когда Захар пришел в пять вечера, я сидела в кресле, болтала свисающей с подлокотника ногой и якобы читала книжку. В комнате звучал джаз. Соседка пока не пришла.

— Поторопись и пропылесось тут все, — ласково сказала я ему с порога. — А я буду наблюдать.

Он со смущением улыбнулся и ответил: «Да, хозяйка». На этот раз Захар действительно торопился. Когда он закончил, я велела рабу подойти и сесть на колени, взяла с тумбочки виноград и предложила поиграть: я бросала ему ягоды, а он ловил их ртом. Потом я надела на него ошейник, легла на кровать с книжкой и приказала, чтобы он помыл посуду и вытер пыль. У него был такой вид, будто он готов сделать для меня что угодно.

Все это походило на прелюдию к плохому порно, но «лакомства во время дрессировки обязательны» — так говорится в инструкции по дрессировке.

За пару часов Антон перемыл всю посуду, вытер пыль, пропылесосил, вынес мусор и сложил постиранную одежду в шкаф. Иногда он бросал какие-то фразы, но мне не хотелось его останавливать до тех пор, пока я не сделаю ему предложение, ради которого затевалось все это представление.

В прошлый раз я заметила, что, когда в квартиру пришла моя соседка, мне стало спокойнее. К тому же, хотя об этом и не пишут на БДСМ-форумах, мир — это все-таки театр, в котором все мы — актеры, а театр без публики никуда не годится. Поэтому я придумала практику с участием посторонних людей. На форумах рассказывали, что самая ходовая практика — вечерняя прогулка с рабом на поводке. Но от этой идеи меня отговорила госпожа Олеся, с которой мы все это время переписывались. Недавно из-за такой прогулки она угодила на двенадцать часов в отделение полиции, хотя раньше делала это каждый день и иногда даже гуляла с рабом по Невскому проспекту. Видимо, надзор ужесточился, и я решила не рисковать. Более адекватную идею мне подсказала соседка, предложив устроить девичник. С подруг — шампанское и закуски, а с нас — необычный сюрприз. Вечеринку с рабом мы назначили, только вот сам раб пока о ней не знал.

— Раб, иди сюда. Надо поговорить, — подозвала я Захара, когда он закончил работу. — Я тебя не предупреждала, но Наташа позвала к нам подруг. Они придут совсем скоро, и я хочу, чтобы ты нам прислуживал. Ты можешь и уйти, но, если останешься, я разрешу сделать мне массаж ног.

Столько ужаса на лице раба я еще не видела. Но он остался.

Одна из наших с Наташей подруг занималась фотографией, вторая — современным искусством, и за их психику мы не особенно беспокоились. А с третьей, Элей, я попросила Наташу поговорить еще перед дверью: она учится в Христианской академии и считает себя глубоко верующей. «Куда ты меня затащила?» — отправила мне сообщение Эля, перед тем как войти.

Раб уже надел на голову чулок, чтобы его случайно не узнали по фото. Когда девушки вошли, он подполз к ним с подносом. Я сказала подругам, чтобы шампанское и фрукты они поставили на поднос, а дальше все сделает раб. Оправившись от культурного шока, девушки стали смеяться — кроме Эли, которая сохраняла нейтралитет. «Сегодня ты прислуживаешь им так же, как мне», — успела сказать я вдогонку стратегически важную фразу.

Я надеялась, что раб поймает какой-то общий культурный шифр (в конце концов, по теме БДСМ написан уже миллион фанфиков, которые одинаковые как под копирку), но этого не произошло. В теории мы должны были играть в настолки и говорить на отвлеченные темы, но события повернулись иначе. Антон, в своем мешковатом черном костюме и с чулком на голове, сначала еще как-то стеснялся, преклонял голову и пытался вести себя скромно. Но, видимо, втайне он успел бахнуть бокальчик игристого.

— Кому еще вина, дамы? — с прямой спиной подошел Антон, разыгрывая из себя дворецкого.

Чуть позже ситуация повторилась:

 — Виноград к вашим услугам, — самовольно предложил раб.

Подруги заулыбались, дистанция сократилась, и девушки начали интервью:

— А почему ты занимаешься таким развлечением?

— Наверное, потому что так я чувствую себя нужным, — ответил Захар, поудобнее сев на пол возле кровати.

Подруги, перебивая друг друга, стали задавать рабу вопросы о его жизни, чувствах и амбициях, пока одна из них — Настя — не перехватила инициативу и не бросила Антону мячик. Она кидала его в разные углы комнаты, это продолжалось долго.

— А еще я умею показывать фокусы, — внезапно объявил Захар. Мне ничего не оставалось, как объяснить, где лежат карты. Театр превратился в цирк. Клоуну хлопали. В перерыве зрители открыли окно, чтобы закурить.

— А можно мне сигарету тоже? — попросил Антон. Мое спокойствие дало трещину:

— Умоляй!

Я застала Захара врасплох:

— А я, наверное, не умею.

— Тогда что ты тут делаешь? Сегодня твоя служба окончена, убирайся!
И все, никакого массажа ножек. Раб поплелся к двери, а я плюнула на все свои обещания: для фут-фетишиста массаж ног как секс, а я не настолько отчаялась в своем одиночестве. Без раба градус вечеринки пошел на спад, и девушки начали собираться по домам.

— Эля, ты хоть не обиделась, что я тебя во все это впутала? Ты не хочешь сжечь меня на костре?

Она посмотрела на меня и милосердно ответила:

— Мир не делится на черное и белое, Лана.

Подробности по теме
Господа хорошие: мастера БДСМ о боли и любви
Господа хорошие: мастера БДСМ о боли и любви

Эпизод шестой. Почему все пошло не так

Целую неделю я старалась перевести свою деструктивную энергию в конструктивную. Видимо, и в этом я облажалась. Я не умею давать людям приказы и наказывать за их невыполнение.

Но радует одно: удары судьбы теперь кажутся мне массажем. Может, это мне стоило записаться в рабы? В ходе эксперимента я поняла: если что-то идет не так, то, вероятно, дело не в отсутствии возможностей, а в том, что я сама недостаточно уверена в себе и в своих желаниях, чтобы стать лидером в собственной жизни.

А еще если объективно посмотреть на вещи, то кажется, что бесплатную рабочую силу иметь здорово. Несколько раз в неделю у меня случается апокалипсис грязной одежды, стол порой напоминает точку миграции еды и посуды, а книжные полки уже давно стали кладбищем ненужных вещей. Опыт с рабом показал, что домашний слуга этих проблем не решит, — потому что никто лучше, чем я сама, не знает, куда положить мою вещь. Когда уходил Захар, дом все равно был грязным.

Итак, осталось только позвонить госпоже Олесе и признаться ей, что мой подопытный вышел из-под контроля, что держать в узде мужчин я не умею и что вообще я никакая не «верхняя», а самая обыкновенная «нижняя». И на этом эксперимент будет закончен.

***

Реакция Олеси оказалась неожиданной:

— Милая, ты с ума сошла? Ты не можешь быть виновата, ведь ты — госпожа! Это твой раб не умеет прислуживать. Гнать таких надо!

Олеся стала доказывать, что больше половины мужчин, которые просятся в рабы, совсем не годятся на эту роль. Мужчинам хочется в жизни огонька, а рабство — это не только страдания, но и ответственность. По мнению Олеси, мой раб просто недостоин служить госпоже, ведь он нарушил все правила:

имеет свое мнение;

хочет того, что ему хотеть не положено;

вступает в разговор с кем-либо, кроме госпожи, заговаривает первым;

сидит или лежит в присутствии хозяйки;

перетягивает постороннее внимание с госпожи на себя.

— Может, я просто совсем никакая не госпожа? — чуть не расплакалась я в трубку.

— Никто никогда не может говорить тебе, что ты не госпожа. Посылай людей, от которых услышишь такое, далеко. Любая женщина — госпожа!

Эпилог

Мне было тяжело. Я надеялась, что могу еще что-то исправить. Вскоре мне пришло сообщение от Антона: «Слушай, может, сходим как-нибудь погулять, познакомимся более-менее?» Для БДСМ-отношений предложение выглядело странно. Вдруг я вспомнила, что давным-давно Антон уже звал меня на свидания. «Антон, а скажи, ты всю эту игру затеял, только чтобы со мной познакомиться? — решила я проверить свою догадку. — Потому что я не соглашалась на встречу, когда ты писал мне с реальной страницы?» И Антон признался, что сначала хотел завести со мной нормальные отношения, но потом увидел меня в группе фемдома и решил, что готов попробовать рабство, если я соглашусь. «А если я тебя брошу, ты будешь искать кого-то еще?» — спросила я. «Ну, наверное, нет», — ответил Антон.

Я не вполне поняла, что произошло. Казалось, меня обвели вокруг пальца. Раб ли он вообще? Или только притворялся? Еще раз звонить Олесе я не стала, решив спросить совета у другой стороны — какого-нибудь раба. Я открыла группу с анкетами от рабов и написала одному из них. Мне ответил Михаил из Петербурга, 42 года.

— Привет. Какой у тебя опыт? — начала я.

— Здравствуйте. У меня с 2003 до 2015 года опыт бытового рабства, Уважаемая Госпожа.

— А потом что? Прекратил? Почему?

— Нет, просто не нужен стал Госпоже. Такое бывает. А Вам кто требуется, Госпожа? Буду рад быть полезным.

Я объяснила Михаилу, что хочу узнать его мнение по поводу моей ситуации с другим рабом. Он сказал, что не смеет давать советы, но ответит на любой вопрос.

— Ты сразу себя почувствовал рабом или был переход?

— Еще со школы. Всегда делал, что мне велели.

— В каком возрасте у тебя появилась хозяйка?

— Госпожа, мне было 26. Но интересуюсь БДСМ я с 14 лет.

— Она тебя учила, как нужно себя вести? Она тебя била?

— Я всегда был на коленях в позе нижнего, когда заходила Госпожа. Всегда вел себя скромно, учить меня было не нужно. Госпожа била меня по лицу, щекам, телу. Я готов терпеть все. Меня со школы еще били, унижали. Но я не испытывал дискомфорт и понимал, что я раб, создан быть полезным.

— Высказывал ли ты когда-нибудь Госпоже свои пожелания?

— Нет, я не просил, пожелания — не мое рабское дело.

— Ты испытывал сексуальное влечение к своим хозяйкам?

— Нет. Я импотент.

— Ты когда-нибудь влюблялся в свою Госпожу?

— Нет.

— Сколько длился самый длинный период, когда у тебя не было госпожи?

— Госпожа, все сроки долгие были. Непросто стать кому-то нужным. Год, два, три…

— Ясно.

— Госпожа…

— Что?

— Можно стать вашим рабом?