Сегодня отмечается Всемирный день сирот, задача которого — привлечь внимание общества к проблеме детей, лишившихся семьи. «Афиша Daily» поговорила с руководителем благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Еленой Альшанской о главных проблемах сиротства в России, реформе детских домов, а также о том, как можно спасти детей.

Елена Альшанская
Елена Альшанская

Руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Почему проблема сирот касается вообще всех

На сегодняшний день около 48 тысяч детей находятся в базе данных нуждающихся в семейном устройстве, это дети, родители которых были лишены прав или ограничены в них. И еще около 20 тысяч детей были размещены в учреждениях по заявлению родителей — информация о них не отображается в этой базе, потому что они не нуждаются в семейном устройстве.

Я бы хотела сказать, что общество не может игнорировать детей, которые остались без заботы родителей. Что это должно быть естественным порывом души каждого. Но это громкие слова, и многие просто пройдут мимо, считая, что для этого есть государство, и сироты не их личная забота. Поэтому я попытаюсь привести аргументы, опираясь на эгоизм и элементарное чувство собственной безопасности.

Подумайте о том, насколько безопасным будет наше общество в будущем

Дети из детских домов — обычные люди, но травмы и переживания, которые они несут за собой, зачастую делают их жизнь очень тяжелой. При этом они не живут в вакууме, поэтому их сложности, не совсем правильное поведение, инфантильность и злость станут частью нашего общего мира.

Что произойдет, когда ребенок выйдет из учреждения, где он не научится взаимодействовать с обычными людьми во внешнем мире?

Такие дети чувствуют себя одинокими, никому не нужными, затравленными. Они не умеют нормально общаться вне замкнутой среды учреждения. У них отсутствует эмпатия к миру, частью которого они никогда не были.

У них есть привычка, что все решают взрослые, а уровень их личной ответственности и свободы очень низок

Ведь всегда есть тот, кто приготовит в столовой еду, заправит кровать и так далее. Таких детей чаще всего подхватывают люди, занимающиеся не совсем законными делами, но умеющие работать с маргинализированным, отверженным обществом контингентом.

Как выглядит система детских учреждений

Есть множество типов учреждений, которые находятся в ведомстве разных министерств. Например, дом ребенка, где живут дети до четырёх лет, относится к системе здравоохранения. Есть целая система учреждений, которыми занимается министерство образования: детские дома,  школы-интернаты, коррекционные учреждения, которых у нас целых восемь (для детей с проблемами слуха, зрения, интеллекта и так далее). Еще есть интернаты для детей с умеренной и глубокой умственной отсталостью, а на самом деле для детей с разными тяжелыми нарушениями здоровья, — они находятся в системе социальной защиты.

Существуют организации в системе социальной защиты: социальные центры и приюты, которые зачастую дублируют функции детских домов. По закону там должны находиться дети, размещенные в учреждении по заявлению родителей на время оказания семье социальной помощи. Но опыт показывает, что сроки нахождения ребенка в социальном центре или приюте иногда затягиваются на несколько лет, и чаще всего дети оказываются там по нескольку раз. Когда началась реформа детских домов, мы увидели регионы, где количество детских домов снизилось, а количество приютов увеличилось вдвое.

С чем сталкиваются сироты в учреждениях

1. Игнорирование травмы

Детский дом не санаторий. Ребенок поступил туда не просто так, а потому что в его семье произошло что-то ужасное. Он мог быть жертвой насилия, включая сексуальное, а, может быть, именно само перемещение из семьи, которая его любила, но не справлялась с какими-то потребностями ребенка, и является главной травмой и насилием для него.

Воспитатели чаще всего не знакомы с понятием депривации, травмы, ее последствий, не умеют работать с травмированным ребенком достаточно чутко и аккуратно, чтобы позволить ему справиться с переживанием горя, потери, одиночества, злости и многих-многих других чувств. Травматический опыт у детей проявляется в нарушениях поведения и сложном эмоциональном состоянии. Могут наблюдаются вспышки агрессии по отношению к другим детям или персоналу, аутоагрессия, истерики, сложности в обучении, действия сексуального характера по отношению к другим детям. Такой опыт может привести к воровству и склонности к вредным привычкам — это может быть попыткой справиться с трудными переживаниями самостоятельно, заглушить болезненные чувства.

2. Система наказаний

Поскольку персонал не имеет представления об особенностях детей, переживших такой опыт, он ориентируется не на причины такого поведения, а на его купирование. Обычно это осуществляется через наказания, которые могут быть разными — в зависимости от особенностей сотрудников детского дома.

Воспитатели могут ругать, лишать чего-то, наказывать физически, запирать в «страшном» месте — вариант карцера

Если ребенка в такой ситуации наказывать, травматический опыт усугубляется. Во-первых, он сильнее злится, и поведение становится только сложнее. Во-вторых, ребенок эмоционально закрывается, выходит на уровень «выживания», что приводит к отсутствию эмпатии и понятия о моральных нормах. Кроме того, исчезает мотивация к достижению чего-либо, потому что уровень стресса не позволяет осуществлять познавательную деятельность, у ребенка нет ресурса на развитие.

3. Несуществующие диагнозы

Зачастую детей, нормально реагирующих на ненормальную и травматическую ситуацию, направляют в психиатрическую больницу с целью снять остроту поведения и получить объяснение о причинах происходящего. В таких случаях дети зачастую получают не совсем корректный психиатрический диагноз и медикаментозную терапию. Потому что психиатры, к сожалению, тоже не учитывают этот опыт и переживание ребенком потери семейного проживания.

4. Физическое и сексуальное насилие

В условиях огромного коллектива и отсутствия реабилитации в сиротских учреждениях часто происходят акты физического и сексуального насилия. Прежде всего это делают дети друг с другом, а воспитатели не могут справиться с ситуацией. Няня, которая остается ночью одна с 15–40 детьми, не сможет ничего сделать, если одни мальчики пойдут бить других. Бывает, что на ситуацию закрывают глаза и, более того, используют ее, чтобы выстроить контакт с агрессором, который будет помогать поддерживать порядок в группе.

Насилие в детском доме может использоваться взрослыми как педагогический инструмент, и вместо того чтобы его остановить, они позволяют ему происходить

5. Отношение к детям с инвалидностью

Самая тяжелая картинка, которую мы видим сегодня. Кроме тех проблем, которые есть у каждого ребенка — горе, потеря семьи, возможно, непроработанная травма или опыт насилия, — добавляется проблема, связанная с их основным заболеванием. Для детей, имеющих тяжелые множественные нарушения, уход в специализированных учреждениях социальной защиты осуществляется в основном младшим персоналом, не имеющим специальной подготовки. Кроме того, именно там, где детям нужно в два раза больше внимания и ухода — они зачастую не могут сами поесть, встать и так далее, — персонала не больше, что казалось бы логичным, а меньше, чем в организациях, где живут дети без особенностей. Мы видим совершенно неудовлетворительный уровень ухода за такими детьми, а состояние их здоровья часто ухудшается в системе государственной заботы.

6. Постоянные переводы с места на место

Есть дети, которые к 11–12 годам пережили от семи до восьми перемещений между организациями, годами не виделись со своими братьями и сестрами и не общались с ними. До сих пор в большинстве регионов ребенок идет по этому горестному «сиротскому этапу». После изъятия из семьи детей определяют в больницу, где они проводят около двух месяцев, затем примерно на полгода в приют. Далее братьев и сестер делят и отправляют малышей до 4 лет в дом ребенка, а старших — в детский дом.

7. Отсутствие перспектив

Если выяснится, что ребенок отстает в развитии, его переводят в коррекционный детский дом. Цепочка может закончиться детским домом-интернатом, где еще несколько лет назад образованием детей не занимались вообще. Ребенок сидит на одном месте с минимальным уходом и перспективами в будущем, после чего по достижению совершеннолетия попадает либо в психоневрологический интернат, либо в дом престарелых. Зачастую он остается без каких бы то ни было перспектив, чтобы учиться, работать, видеть мир и участвовать в его жизни.

Подробности по теме
Как выпускник коррекционного интерната сломал систему и поступил в вуз
Как выпускник коррекционного интерната сломал систему и поступил в вуз

Что представляет из себя реформа детских домов?

В сентябре 2015 года вступило в силу постановление правительства РФ № 481 «О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей».

Тогда же ввели «План развития жизнеустройства ребенка», по которому детские дома вместе с опекой каждые полгода должны пересматривать мероприятия по устройству ребенка и выяснять, почему он еще не дома, почему не устроен к бабушке, почему ему не ищется новая семья, если возвращение в кровную невозможно. Раньше в большинстве случаев ребенку искали новую семью, в то время как ситуация с кровной не была исчерпана полностью. Этот план, по сути, заставляет организации и органы опеки действовать последовательно.

Что говорится в реформе

Пребывание ребенка в интернатном учреждении всегда считается только временной мерой — до его возвращения в кровную семью или устройства в приемную.

Условия проживания должны быть приближены к семейным, чтобы, живя в детском доме, ребенок не терял представления о том, как устроен внешний мир, и не забывал, как живут другие люди.

Для ребенка, временно лишенного родительского попечения, организуются качественные условия социальной, психологической и педагогической реабилитации.

Дети должны учиться вовне, даже если нуждаются в коррекционных программах. А школы, в свою очередь, по принятым независимо от этого постановления ФГОСАМ и Закону об образовании обязуются обеспечивать инклюзивное образование.

Ребенка требуется размещать в организацию для детей-сирот как можно ближе к месту проживания, чтобы он мог посещать ту же школу, что и раньше, и не терять вместе с семьей своего привычного окружения.

Подробности по теме
«Нас не учат быть родителями»: как Юлия Курчанова спасает детей от сиротства
«Нас не учат быть родителями»: как Юлия Курчанова спасает детей от сиротства

Как реформа детских домов выглядит на самом деле

Как только постановление вступило в силу, общественные организации, которые и инициировали это постановление (в рамках деятельности Совета по вопросам попечительства в социальной сфере при Правительстве РФ), начали мониторинг. С 2015 года мы выезжаем в разные регионы и разные организации для детей-сирот. И что же мы видим?

Хорошие моменты

Ситуация действительно меняется

Начали уменьшаться группы. В 2015 году мы видели группы на 15–20 детей, спальни с 15 кроватями. Сегодня, спустя три года, это в основном группы на шесть-восемь человек. Детей перестали переводить из группы в группу, дергать каждый год или два. Соответственно, воспитатели становятся постоянными. Также началась работа с кровными семьями.

Есть регионы-лидеры, которые показывают, что можно держать вместе детей от нуля до 18 лет, не разлучая братьев и сестер. Что не нужно размещать детей в больницах — обследования проводят и в поликлинике. Один из таких лидеров — Москва. Здесь все организации привели к единому виду, и теперь они — центры содействия семейному устройству.

Плохие моменты

Процесс реформы идет очень неравномерно и медленно

Многие проблемы носят общий характер, поэтому не решается в рамках реорганизации одного конкретного учреждения. Например, до сих пор в большинстве регионов организации для детей-сирот относятся к разным типам, у них разная ведомственная принадлежность. В результате, несмотря на прямой запрет постановления на разделение братьев и сестер и прямой запрет на перевод детей из организации в организацию, сама система разобщенных организаций с четким делением по возрастам или группам здоровья приводит к необходимости все это делать.

Главное, что может сделать государственная система заботы, — это хотя бы не ухудшать ситуацию детей и не вредить их психике

Мы пытаемся добиться того, чтобы отменили эту устаревшую систему разделения организаций. Когда ребенок потерял семью, это и есть его главная беда. Помочь ему справиться с горем и вернуться в семью — и есть главная задача. А медицинскую помощь или образование по нужной ему образовательной программе он должен получать вне детского дома, со всеми остальными детьми. К сожалению, пока не удается убедить все это множество разобщенных министерств.

Чего еще не хватает реформе

Еще одна проблема реформы в том, что до нее не переучили кадры, а также не подготовили ресурсы и социальное окружение. В итоге кадры зачастую не понимают, зачем все эти перемены, и саботируют их на местах. Где-то у региона не было запланировано средств на переустройство самих зданий и увеличение штата. Где-то школы вокруг ни в какую не готовы принимать на обучение детей из интерната.

В ряде регионов выбирают одно-два учреждения, делают их образцово-показательными (как минимум внешне), а в остальных ничего не меняется

Сейчас все упирается в политическую волю, например, вице-премьера по социальным вопросам региона или в активность директора социального учреждения, который своими руками создает вокруг себя эту систему. Поэтому мы видим очень разные учреждения. Но по сравнению с тем, что было десять лет назад, это существенная разница и большой шаг вперед. Не такой быстрый и точный, как нам хотелось, но дающий надежду на реальные изменения для детей.

Подробности по теме
«Что такое любовь, я не знаю»: как складывается жизнь девочек из детского дома
«Что такое любовь, я не знаю»: как складывается жизнь девочек из детского дома

Чем можно помочь детям прямо сейчас?

Помните, что это обычные дети

В детских домах живут самые обычные дети в не очень обычных обстоятельствах. Они потеряли семью, возможно, переживали насилие, часто живут в ощущении не пережитого горя и травмы, изолированы от общего мира и чувствуют это. Это важно учитывать, думая о том, как можно помочь.

Сиротам нужна стабильность

Самое главное для таких детей — стабильный личный взрослый. Лучшее, что можно сделать — помочь семье такого ребенка, чтобы он мог туда вернуться. Второе — стать приемной семьей. Третье по степени важности — стать для ребенка наставником, его постоянным волонтером.

У нашего фонда есть программы помощи кровным семьям, проекты по подготовке приемных семей и по наставничеству. Вы можете прийти к детям в качестве волонтера или наставника, а также записаться в школу приемных родителей. Или поддержать проекты, которые помогают и семьям и детям. Если вы живете не в Москве, наверняка подобные организации есть и у вас в регионе.

А еще им не нужны подарки

Людям, которые хотят помочь детям-сиротам, кажется, что более правильно потратить деньги на подарок конкретному ребенку, хотя на самом деле зарплата специалиста, который бы помог маме восстановиться в правах, или специалиста по семейному устройству помогла бы ему намного больше.

Дети должны получать подарки от близких взрослых, а не от незнакомцев, которые мелькнут в жизни ребенка под Новый год и исчезнут навсегда

К сожалению, такие ситуации учат ребенка не доверять взрослым, на постоянство которых невозможно положиться, и одновременно учат извлекать из отношений с людьми и своего статуса сироты материальную выгоду.