Журналист и автор телеграм-канала «Раскрепощение» Елена Догадина, которая публикует вырезки из советской прессы о сексе и быте, исследовала феномен газетных знакомств и выяснила, как одиночество стало общим состоянием россиян. «Афиша Daily» публикует текст вместе с объявлениями о поисках партнера.
партнерский материал
партнерский материал

К концу 60-х в стране наметился демографический кризис — это стало неожиданным результатом для советской власти. Были и налог на бездетность, и социальные пособия, и отпуска, и ясли, и пропаганда материнства, и даже система орденов за детей от пяти и больше «при наличии в живых остальных детей этой матери». Но при этом количество смертей от подпольных абортов было огромным, а после отмены уголовного наказания за прерывание беременности в 1955 году оказалось, что 80% абортовКурганов И.А. Женщины в семье, статистика за 1963 год делают замужние женщины. Вместе с этим росла и статистика разводов.

Все это спровоцировало дискурс о «новой» советской семье и морали нынешней молодежи. Алиса Клоц, доктор исторических наук, рассказала «Афише Daily», что этот разговор развивался в трех направлениях: «Первое — традиционное, советское: будем делать так же, только больше. Больше денег в детские сады, больше женщин на производстве. Второе — протофеминистское: говорили, что неплохо было бы и домашние обязанности поделить, и устранить стеклянный потолок (формально никак не обозначенный барьер, «потолок», в карьере. — Прим. ред.). Но магистральным вариантом стал консервативный, когда было решено, что большевики перестарались и изъяли женщину из дома, а ее место — в семье. Позднее, в период перестройки, это мнение стало доминирующим». Клоц считает, что идея знакомить граждан с помощью официальных газет в 80-е годы могла стать одним из вариантов решения демографической проблемы.

В 80-х годах официальная партийная пресса начала разговор с общественностью о новых нормах. «Афиша Daily» исследовала публикации за тот период, изучила общественные проблемы, которые вскрылись в процессе общения газет со своей аудиторией, и выяснила, как появился газетный дейтинг и почему он не принес никаких результатов.

Почему у советских граждан не могло быть личной жизни

Большевики хотели изменить страну к лучшему, когда разрешали аборты, запрещали церковные браки и отменяли уголовное преследование гомосексуалов. Но, как верно отмечал Владимир Короленко в своих письмах к Анатолию Луначарскому, было глупо ждать поведения «идеального коммуниста» от необразованного населения, поэтому уже с 20-х годов в газетах стал моделироваться образ «правильного» гражданина. Правда, власти не смогли определиться с тем, что должен представлять собой «идеальный коммунист», поэтому перебрасывали людей из одной нормы в другую.

Какие объявления о знакомствах давали в советские газеты

«Любовь к песне, искусству характерны для привлекательной блондинки 48 лет (рост 158 см), живущей в Москве с мамой в однокомнатной квартире, но это не мешает ее увлечению вязанием, кулинарией, что должно быть оценено будущим супругом, желательно мужественной профессии».

«Высокий мужественный парень 23 лет, работает автомехаником, познакомится с девушкой любой национальности, мечтающей о муже, который был бы лидером в семье и решал многие вопросы»

У людей не было возможности отрефлексировать новые нормы, потому что между их введением проходило очень мало времени. Так, в 1926 году писали, что если в семье нет одного из родителей, государство берет на себя его финансовые обязательства. А уже в 1936 году скрывающиеся от алиментов превратились в настоящих монстров и героев сатиры. То есть у одного человека первый ребенок мог родиться, когда о его судьбе можно было не беспокоиться, а второй — когда из-за такого же отношения к детям он становился преступником.

«Идеальному коммунисту» диктовали очень жесткие правила и таким образом последовательно снимали с него ответственность за личную жизнь: сначала за секс, потом за брак и за детей; ему объясняли, что понимать под семьей и как строить личную жизнь (заголовки статей вроде «Чего партия требует от коммуниста в личной жизни» были обычным делом!). У людей просто не существовало такого понятия, как неприкосновенность частной жизни. Власть вмешивалась абсолютно во все ее аспекты и находила этому объяснение: удовлетворяй мужа раз в 7–10 дней, потому что коммунистка; роди, потому что этого требует партия; воспитывай, как сказал Макаренко; отпусти ребенка на войну, потому что это твой долг. Право на сексуальность существовало только в первые годы СССР, затем отобрали и его. Из прессы исчезают темы о менструации, а разговоры о «половой жизни» полностью поглощаются медицинскими статьями о том, «как жить, чтобы быть плодоноснее».

«Красивая, стройная брюнетка, рост — 157 см, в возрасте 26 лет, образование высшее, по складу характера и отношений близка к идеалу жены, еврейка по национальности, имеет совсем маленького сына; создаст семью с человеком, знакомым с семейными традициями национальной среды. Будут приняты во внимание также письма из Житомира».

«Пожилой вдовец в возрасте 61 года, еврейской национальности, решил создать семью с серьезной, одинокой женщиной той же национальности, имеющей условия для совместного проживания»

© Charles Hewitt /GettyImages.ru

Как контроль государства над личной жизнью сделал несчастной целую страну

К 70-м годам число мужчин 30–39 лет, не вступивших в брак, вырослоИгорь Кон «Клубничка на березе» на 45% всего за десятилетие. В 1984 году в Москве треть мужчин и женщин в возрасте от 18 до 30 лет оказались одинокими. А в целом по стране людей брачного возраста, не состоящих в браке, стало более 40 миллионов. Молодые люди СССР перестали строить отношения, а разведенные не заводили новых. Они женились после нескольких месяцев знакомства и часто не знали друг о друге фундаментальных вещей«Что привело вас в загс», «Работница», 1983 год, № 5 . Люди не умели говорить друг с другом об ожиданиях и потребностях, а также мало кто получал удовольствие от секса и прорабатывал свои детские травмы. Разорвать брак, который не приносит ничего хорошего, стало самым простым решением.

В 80-х годах о психологических проблемах населения стали писать психотерапевты в отдельной рубрике «Работницы», где разбирали «типичные» обращения граждан. Правда, разговор с обществом через прессу велся в консервативном традиционалистском ключе: «Психологический климат семьи — это главным образом женское дело»«В поисках совместимости», «Работница», 1987 год . По сравнению с этим «мужской разговор» выглядит откровением: «Что ж, девушки, жены, матери — они вправе предъявить нам свой счет. Но они ведут разговор со своей позиции: какими ОНИ хотят нас видеть, как ИМ хотелось бы, чтобы мы себя вели. Что ж, наверное, и вправду настало время для серьезного мужского разговора. Чего МЫ сами, мужчины, ждем от себя? Что считаем достойным своего мужского имени, что — нет?» Интересно, что автор этих строк«Что об этом думает ваш муж», «Работница», 1987 год, № 6  — не психолог, а слесарь-сборщик завода «Динамо».

«Врач-терапевт в возрасте 48 лет, уравновешенная, доброжелательная, обаятельная женщина, держится в хорошей спортивной форме, сын взрослый, живет отдельно, познакомится с порядочным человеком мужественной профессии, бывшим военнослужащим».

«Бывший военнослужащий 58 лет, рост 166 см, увлечен новой работой, намерен создать семью с серьезной женщиной, которая поможет ему наладить быт».

Для тех, кто не мог пойти к только набирающим популярность и еще малочисленным психотерапевтам, открылся телефон доверия. Этому «Работница» посвятила целый разворот«Человек в трудной ситуации», «Работница», 1983 год, № 2 , который подтвердил главный тезис о личной жизни граждан того времени: людей СССР объединяло одно — они хотели быть нужными кому-то«Как быть счастливой», «Работница», 1983 год, № 10 , но не знали, как об этом говорить. По телефону доверия обращались с тысячами вопросов: «Почему жена не избавит меня от гиперопеки моей матери?», «Почему мужчины не заводят со мной отношения?» и так далее.

В целом психотерапевты были настроены оптимистично, они пришли в выводу, что повальное одиночество — это нормальная эволюция взаимоотношений: «Было время, когда вне семьи человеку трудно было прожить. А психологические потребности супругов — в моральной и эмоциональной поддержке, в тесном общении, в развитии личности — жизнь отодвигала на задний план. В наши же дни житейские проблемы уже не так сплачивают людей. Прожить можно и друг без друга. Но зато в каждом современном человеке необычайно возросла потребность быть понятым». Теперь журнал дает домашнюю работу — просит ответить на вопросы анкеты и «подумать, зачем вы друг другу».

Подробности по теме
Как менялось отношение к сексу в России за последние 100 лет
Как менялось отношение к сексу в России за последние 100 лет

Письмо вместо психотерапии

Пока малочисленная часть населения решила все-таки заняться психотерапией, чтобы разобраться в себе, остальные люди стали просто писать в газеты: о ссорах с партнерами, о детях, о счастье, об одиночестве. Опубликованное письмо, в котором девушка рассказывает о ссоре с парнем и просит совета, собирает 2000 отзывов.«Нетелефонный разговор», 1984 год В то же время пресса задается вопросом: «Можно ли вверять судьбу газете?»

Письма в газету, в том числе объявления о знакомствах, стали новым вариантом психотерапии. Люди, вместо того чтобы решать проблемы, сочли, что проще выставить четкий список требований к партнеру и найти максимально похожего — того, кто готов сразу принять правила игры. Начать дискуссию об объявлениях помог и кинематограф, внимательный к изменениям в стране. В 1984 году вышел фильм «Одиноким предоставляется общежитие»Кадр из фильма «Одиноким предоставляется общежитие»: в нем главная героиня Вера подыскивает соседкам женихов, «обрабатывая» брачные объявления из разных газет страны, «и с ее легкой руки в текстильном городке одна за другою гремят веселые свадьбы»«Как на свете без любви прожить?», 1984 год.

Газеты пришли к выводу, что это просто новый вид сватовства, которое само по себе исконно русское занятие. Сначала реакция общественности была негативной: «Да разве вверит порядочный мужчина судьбу газете, не потешно ли перечислять в объявлении свои достоинства и претензии к будущей жене? А современная, независимая, уважающая себя женщина неужели отправится на вечер, так позорно названный (вечер «Для тех, кому за 30». — Прим. ред.)?». Статья «Как на свете без любви прожить?» в «Работнице» заканчивается призывом «изучить проблему вместе»: «Приходилось вам бывать на интересном, веселом, непринужденном вечере «Для тех, кому за 30»? Знакомы ли с супругами, повстречавшими друг друга на таком вечере? А может быть, вы расскажете об удачной женитьбе или замужестве с помощью анкет? О создании семьи с помощью публикации объявления в газете? Отправляем своим корреспондентов в города, где действует — в той или иной форме — служба знакомств».

«Эффектная блондинка в возрасте 31 года, рост 164 см, образование высшее экономическое, воспитывает сына 9 лет, увлекающегося теннисом, имеет 2-комнатную квартиру в Кунцевском районе; создаст семью с серьезным мужчиной, увлекающимся спортом и контактным с детьми».

«Молодой человек 30 лет, рост 180 см, с хорошим характером, работает инженером в Зеленограде, хотел бы создать семью с девушкой до 30 лет, имеющей жилплощадь».

«Высокая (178 см) девушка 24 лет, оригинальной внешности — карие глаза и светлые волосы, живет с родителями в Подмосковье, создаст семью с положительным молодым человеком в возрасте до 30 лет».

Уже к следующему, 1985 году, новые цифры показали, что и «современные, независимые женщины», и «уважающие себя мужчины» охотно пользовались объявлениями. Причем тенденция как у нынешнего Тиндера — выбор за женщиной. На каждое женское объявление приходило 80–200 писем. Хотя статистика говорила об обратном: «Среди мужчин 30–40 лет неженатых 12%. А незамужних среди женщин этого возраста — 17%. Иными словами: на 10 «невест» — 7 «женихов»Справка демографа, 1985 год. И хотя терапия оставалась передовой темой в газетах, выявляя все новые и новые проблемы, обратная связь знакомящихся по объявлениям принесла печальные вести. «Даже сходив на 200 свиданий — не найдешь «своего», если не готова слушать, слышать и влюбиться»«Не судьба?», «Работница», 1988 год, № 3.

Корреспондентка «Работницы» решила сама дать объявлениеНина Русакова «Трое и одна», «Работница», 1986 год, № 1 о поиске партнера. Ей пришло 88 писем, и она согласилась на три свидания. Перед собой она поставила две задачи: выяснить, почему право выбора осталось за женщинами и «что же мужчины ищут и не могут найти в женщинах, которые их окружают?». Автор решила поговорить с тремя мужчинами, а выбор был большой: вдовцы, разведенные, богатые, бедные, отцы-одиночки, главы компаний. Отвечая на вопросы журналистки, мужчины сформулировали запросы к потенциальной жене.

Виктор. Бизнесмен, дважды разведен:

«Вроде у меня большой опыт, но я так и не знаю, что нужно для семейного счастья. Самое главное, наверное, чтобы женщина заботилась о муже. Она должна любить то, что люблю я, будет обходить все острые углы семейной жизни, будет понимать меня без слов, а когда я возвращаюсь с работы, раздраженный и усталый, умела бы меня успокоить. Кроме того, хорошо, если она будет блондинкой. Вы поймите, на нашем уровне развития химии и вы можете стать блондинкой. Главное — хотеть».

Сергей. 30-летний преподаватель Консерватории, переживший тяжелое расставание с любовью всей жизни, с которой не срослось из-за мамы:

«Я согласен жениться на ком угодно, только бы эта девушка понравилась моим родителям. Я хочу, чтобы у меня была точно такая семья, как у мамы с папой. Мама говорит, что ей лучше знать, кто мне нужен. Наверное, она права, ей виднее, кто способен мне создать такие условия, как сейчас у меня дома».

Олег. Врач в районной поликлинике, разочарованный в любви, — девушка не дождалась его из армии:

«Я хочу найти девушку по мне, со спокойным, мягким характером. Я не потерплю, чтобы в доме кто-то кричал. Но сейчас такие женщины! Мне один приятель рассказывал: он уходит на работу рано и сам готовит себе завтрак. А жена спит, представляете? Неужели ей трудно встать, два яйца о сковородку разбить? Она же не уважает мужа. Конечно, у нас теперь равноправие! А другой мой знакомый вообще сам стирает. Я не против помочь жене, ковер пропылесосить, да, но ходить за хлебом, чистить картошку… Я хочу, чтобы жена полностью разделяла мои взгляды и принимала меня таким, какой я есть».

© Борис Кауфман/РИА «Новости»

После свиданий у журналистки претензий к самим мужчинам не оказалось. «Что, не может Виктор встретить женщину, для которой карьера мужа будет смыслом жизни? Или для Сергея нереально познакомиться с девушкой, которая станет относиться к нему как к большому ребенку? И уж тем более Олег. Не может быть, чтобы он не нашел подругу жизни, для которой счастьем будет вить гнездо и обслуживать мужа!» Волнует ее другое: «Мне не было задано ни одного вопроса. Моей судьбой, даже тем, какое впечатление я унесу с этой встречи, никто не поинтересовался. Меня как личности, как человека для них словно не существовало».

К концу 80-х объявлений о знакомствах в газеты стало приходить все больше. И пресса сделала вывод, что озвучивание списка требований не помогает завести отношения, а во многом отталкивает потенциальных партнеров. Исключения составили лишь те, кто сначала долго переписывался и лишь потом встретился. «Свидания вслепую» чаще всего оказываются такими«Любовь и жизнь женщины?» № 5, 1987 год, «Работница»: «Приехал один товарищ с Камчатки. Рост 150 см, трубоукладчик, разведен, выпивает. Делать особо много не умеет. Пошляк, самоуверен, хвастлив, спать любит. Говорит, что я для него — находка. Отправляем его обратно на Камчатку. На этом и остановимся. Больше пробовать не собираюсь. Лучше жить одной. Бабы после войны оравы поднимали, а я чем хуже их?!» Через год в журнале выйдет короткая заметка«Не судьба?», № 3, 1988 год, «Работница» о том, что героиня, уже разочарованная камчатскими ухажерами, поехала в дом отдыха и встретила Сергея: «240 писем не помогли ей, а поездка помогла».

«Привлекательная шатенка 28 лет, высокая (176 см), имеет гуманитарное образование, воспитывает 4-летнего сына, обеспечена скромной жилплощадью; ее отличает жизнерадостность, доброта, стремление к уюту в семье. Готова вступить в брак с мужчиной соответствующего роста до 35 лет».

«Желает создать семью мужчина 42 лет, темноволосый шатен, худощав, рост 183 см, увлекается автомобилизмом. Ответит на письмо женщины, имеющей условия для создания семьи».

Как умер газетный дейтинг

«Работница» в конце 80-х уже пишет откровенно: объявления не помогают «сами собой», а примеров удачных знакомств по переписке она находит не больше, чем «обычных». Кажется, что зафиксировано главное: объявления не сильно влияют на статистику браков — и уделять им какое-то отдельное внимание больше нет необходимости. Вектор обсуждения «новых» семей смещается в прессе со знакомств на пары, которые уже вместе. И психотерапевты, у которых все еще есть своя рубрика, объясняют новую проблему — страх расставания. Такой разговор пришелся на короткий период активного вскрывания проблем прошлого, когда несколько лет и «Работница», и «Комсомольская правда» громко отбрасывали наследие СССР. Поэтому страх расставания обсуждают«Страх расставания», «Работница», 1988 год, № 3 как травмирующий опыт, ведь из токсичных отношений нужно выходить: «Немного знаем мы состояний, таких непереносимых, травмирующих, как страх одиночества. Именно он заставляет многие супружеские пары поддерживать отношения даже тогда, когда семья фактически умирает. Не случайно в последние годы психологи стали называть такую любовь-зависимость синдромом Ромео и Джульетты. А людей, которые «не могут жить» один без другого (супруга, а бывает — матери или отца), которые чувствуют себя комфортно лишь в паре с ним, мы называем симбиотиками.

Доктор исторических наук Алиса Клоц считает, что говорить об уходе объявлений о знакомстве из СМИ в 90-е неверно: «В 20-е пресса активно печатала объявления о поиске няни. Дальше таких объявлений не увидишь, хотя няни были, их так же искали. Вот и люди в 90-е продолжают знакомиться, в том числе и на других площадках — телевидении и интернете». Уход объявлений из газет в 90-х можно также объяснить состоянием общего кризиса во время развала страны, когда на первый план выходят вопросы выживания, а не продолжения рода. Однако благодаря демократизации прессы и увеличения спектра обсуждаемых тем мы можем увидеть, что сам по себе вопрос разрушения старого типа семьи и поиска нового остается, и «Работница» в 1993 году предлагает обсудить новый вид отношений  — «втроем».

Еще больше о сексе и быте в СССР в телеграм-канале «Раскрепощение»
Подробности по теме
Секс в девяностых: что писали телезрители в редакцию программы «Про это»
Секс в девяностых: что писали телезрители в редакцию программы «Про это»