Группа «Шкловский» — проект режиссера и сценариста Михаила Местецкого и кинопродюсера Сергея Корнихина — выпустила альбом «Это не вам»: восемь резких, ироничных, наполненных энергией и идиотизмом песен.

Прошло пять лет с выхода первого видео группы «Шкловский» «ОГПУ», лихого и при этом довольно пугающего портрета работников советских спецслужб. Клип набрал несколько сотен тысяч просмотров на ютьюбе, а группа стала играть концерты в небольших, но забитых под завязку клубах. За это время из начинающего режиссера Местецкий превратился в успешного сценариста («Легенда 17», «Хороший мальчик»), стал снимать серьезные авторские фильмы, получать награды на больших фестивалях («Тряпичный союз»). А Сергей Корнихин спродюсировал еще один фестивальный хит — фильм «Как меня зовут».

Теперь Местецкий и Корнихин вернулись с альбомом, обещают снимать классные клипы и не желают массового успеха, предпочитая небольшие отряды огромным армиям.

— Почему именно сейчас вам было важно выпустить альбом?

— Мы же адепты бессмысленного сверхусилия, как говорилось в фильме «Тряпичный союз». И ставим себе разные невыполнимые задачи. Цель у этого дела весьма размытая, зато сложность невероятная. Значит, как минимум стоит этим заняться. Для меня группа «Шкловский» всегда была естественным продолжением того, что я делаю в авторском кино: если я снимаю фильм, то я думаю о том, как там может играть наша музыка, и, наоборот, когда я пишу песни — я сразу представляю, как снимать на них клипы. Пара треков, вошедших в альбом, была записана еще для саундтрека к «Тряпсоюзу». А после его выхода нам писали самые разные люди, спрашивали: где ж эти песни? Но мы держались, не выкладывали их, берегли, и вот теперь — готов целый альбом.

— Тебе кажется, что «Шкловский» — это отдельный проект? Может ли он существовать как самостоятельная группа?

— Да он, вообще-то, неплохо существует как отдельная группа. У нас даже есть поклонница или две. Если серьезно, то на концертах обнаруживается, что полный зал незнакомых людей хором поет твои песни. Тут сразу чувствуешь: похоже, есть контакт. Просто мы буксуем, мало выпускаем нового материала. Сейчас, когда дистанция от артиста до слушателя сократилась до минимума, когда человек послушал песню и тут же пишет в личку автору и когда можно посмотреть, сколько подписчиков у вашей группы в «ВКонтакте», достаточно легко понять, жив твой ансамбль или нет.

«Шкловский» трудился над саундтреком к фильму «Тряпичный cоюз» очень долго (поскольку снимали фильм сами участники группы). Песня «Брат» — это главный тряпичный госпел.

— Ты рассчитываешь на массовую популярность?

— На черта она нужна? Мы не сеем широко, у нас не поле, а скорее огород. Зато каждый кабачок такой, что в нем можно жить. Я это на кино еще прочувствовал: важно, кому ты адресуешь свое высказывание. Если ты говоришь гигантской толпе, громко, с посылом, то самый ближний круг (то есть люди наиболее «твои») — они спросят: «Чего ты так орешь? Ты с кем сейчас разговариваешь?» Для них это будет не тонко, не лично, фальшиво. Они пошлют тебя и будут правы. Нет, уж лучше пусть те дальние ряды нас не заметят вообще.

— Если попытаться коротко описать группу, то какая она? О чем?

— Группа «Шкловский» — это текст плюс махновская энергия и желание освободиться от своей взрослой интеллигентской серьезной сущности и пуститься в разнос. Но сейчас мы намного больше начали зацикливаться на музыке, на аранжировках, этим наш барабанщик Кирилл Белоруссов руководит. Он композитор «Тряпичного союза»

— А кто тебя слушает?

— На первом концерте я видел в зале своих друзей, а сейчас мне нравится, что я не знаю вообще никого. Я думаю, это люди такие же, как я: живущие в городе, зажатые условностями и мечтающие о свободе. Хотя, может, это мне только кажется, а на самом деле все приходят на Сережу Корнихина посмотреть, потому что он такой красивый.

— Какая твоя любимая песня?

— Там на альбоме половина песен — новые, а половина — это древние наши песни, которые мы записали именно потому, что любим. И потому что это был их последний шанс. Мы уже сами выросли из них, даже на концертах редко исполняем. Но что делать — песни-то клевые, надо ж их как-то зафиксировать?

В принципе весь альбом вышел из такой постмодернистской шинели, он весь наполнен юмором, иронией, но одна песня «Метрополитен» — она получилась метафизической и серьезной. Мне она из-за этого кажется чем-то особенным. Близким по духу к треку «Племянница» из «Тряпичного союза».