Участники Modeselektor и Apparat, немецких проектов с корнями в техно-сцене, 7 лет назад выпустили альбом совместного проекта Moderat, который превратился для них в дело жизни. «Афиша Daily» обсудила с Себастианом Шари, одним из участников трио, мрачность последнего альбома и берлинские новости.

— Я уже видел парочку интервью в других русских изданиях — там, как и в нашем случае, от Moderat выступаете вы. Это ваша обязанность в этом месяце? Или вы специализируетесь на русских?

— Наша промокоманда говорит: «Так, надо дать пять интервью!» Дальше мы разбираем их. Тот факт, что именно мне достались русские издания, — просто совпадение. А так вообще я люблю давать интервью.

— Лет 10 назад, когда вы выступали как Modeselektor, это вряд ли отнимало столько времени.

— Когда вышел первый релиз Modeselektor, журналисты только начали нами интересоваться, но после первого альбома Moderat пошли интервью. Это нормально, людям надо знать, где мы, что мы делаем. Теперь у нас есть специальные дни для интервью. Иногда по 15 в день, и вот тогда реально устаешь. Но сегодня вы единственный, с кем я говорю, так что все нормально.

— Удачный день для нас обоих. Хорошо, тогда спрошу вот что: насколько Moderat является группой в традиционном представлении? Вы находитесь в студии вместе или, там, отправляете треки друг другу по имейлу?

— Процесс написания музыки состоит из разных этапов. Сначала каждому из нас нужна тишина, нужно время, чтобы появились какие-то идеи. Потом мы начинаем работать над этим вдвоем или втроем. И тут кто-то — я, Саша или Гернот — говорит: «Ладно, давайте это я сделаю сам, а завтра уже продолжим вместе». Это все часть процесса. Конечно, многие треки Moderat появились в результате джем-сессий с использованием всего оборудования, старого и нового: синтезаторов, модульных синтезаторов, драм-машин. Мы записываем все это, а потом слушаем и вырезаем небольшой кусок, с которым можно работать дальше.

Moderat «Bad Kingdom»

— А свободное время вы вместе проводите? Тусуетесь где-нибудь?

— Иногда. Но надо учитывать, что мы проводим вместе много времени в турах, это весьма интенсивное совместное времяпрепровождение. Оно отличается от обычной частной жизни. Последние шесть недель мы отдыхали, был всего лишь один концерт, и это было очень тихое время. Завтра же мы летим в Скандинавию, потом в Петербург, Москву и Киев. Мы будем путешествовать 10 дней, и нам нужно накопить энергию для этого. Мы готовимся к тому, что будем везде шататься вместе, играть в плейстейшн в туравтобусе — это другая жизнь, другой модус существования. Поэтому прямо сейчас мы проводим время с семьями. Тур — это совсем другая жизнь.

— При этом мы видим, как вы все время добавляете и добавляете новые даты в расписание вашего турне.

— Все идет по плану. Мы будем в разъездах всю осень, мы хотим съездить во все места, в которых не были в первой половине тура в начале года. Важно сгонять и на Восток, и на Запад, и в Южную Америку. Переходим в международный режим. Это важно, потому что многим людям это нужно — наше шоу. Я бы очень хотел увидеть его из зрительного зала, но, к сожалению, не получится. (Смеется.) Я бы хотел оказаться в толпе, когда выступает Moderat. На сцене тоже очень хорошо, но это выматывает.

Moderat исполняет свой хит «A New Error» на фестивале Unknown Festival в Хорватии

— Если бы я мог посетить только один концерт Moderat, то где?

— Если живешь в Санкт-Петербурге, то надо сходить на концерт в Санкт-Петербурге. Любое место хорошо для того, чтобы посмотреть наше шоу. Нет какого-то особенного. Я помню, как мы играли в Петербурге два года назад, летом, было круто. До этого мы выступали там зимой. Теперь приезжаем осенью. И это отличная возможность увидеть шоу Moderat. Если же ты спрашиваешь о самом запомнившемся выступлении, то это концерт, который мы дали два месяца назад в берлинском Velodrom: огромная арена, предназначенная, как следует из названия, для велогонок. 9 тысяч людей и сцена посреди зала — это потрясающий опыт.

— Насколько вообще важно играть концерты для Moderat? Вы представляете себя чисто студийной группой?

— Турне — это очень важно. И нам это очень нравится. Мы не являемся традиционной группой с барабанной установкой и гитарами, мы электронная группа с электронным оборудованием, и мы не берем его в прокат. (Смеется.) 20–30 лет назад группа выпускала альбом, а потом пару месяцев выступала только для того, чтобы продать побольше пластинок. Времена изменились. Музыкальная индустрия изменилась. Теперь тебе надо концертировать не ради продаж, а для того чтобы развивать свою музыку и двигать ее в дальнейшем направлении. У нас действительно крутое аудиовизуальное шоу. Это как музыкальное кино в 3D длиной в полтора часа. Это самостоятельная ценность.

— Недавно вы записали «Essential Mix» для Би-би-си. В интервью вы сказали, что записали его в автобусе. А в клубах и на вечеринках вы до сих пор играете?

— Да, конечно. Есть диджей-команда Moderat, мы играем на афтепати после некоторых шоу нашего тура, но такие вечеринки случаются нечасто, потому что имеют тенденцию затягиваться до утра, а нам на следующий день надо ехать куда-то еще. Но когда случаются перерывы, мы выступаем как диджеи Modeselektor и Саша выступает как Apparat. Диджеинг — это как каникулы: ничего сложного, никакого оборудования с собой, играй себе в удовольствие. Это не сравнится с лайвом.

— Показалось, что новый альбом менее ориентирован на танцпол, что на «III» нет таких очевидных хитов, как «A New Error», «Milk» или «Bad Kingdom», которые играл бы каждый третий диджей.

— Все так. В этот раз мы в большей степени писали не треки, а именно песни. Но они вполне способны попасть на танцполы — было сделано немало хороших ремиксов. А так да, многие говорят, что это очень мрачная запись. И это нормально — зачем нам писать веселые песни? Не хиты танцпола. И все же, мне кажется, танцевать можно и под такое. (Смеется.)

Moderat «Running»

— Согласен. Но какой ваш любимый ремикс?

— Ремикс Siriusmo на «Eating Hooks»! И еще очень крутой ремикс Shed на «Running», а также ремиксы Special Request и Answer Code Request на «Reminder». Вот это я называю хорошими ремиксами.

— Moderat записали первую EP в 2002-м, но все заговорили о новой супергруппе только в 2009-м, когда вы выпустили альбом. Что изменилось между этими записями? Почему вы не были готовы в 2002-м?

— Мы познакомились незадолго до выхода «Auf Kosten der Gesundheit». Поняли, что у нас схожая история, схожий техно-бэкграунд, и решили поделиться друг с другом идеями — то есть, по сути, незаконченными треками. Закончили их вместе, сыграли пару шоу с довольно хаотичным сетапом и не собирались продолжать. Вернулись к этой идее только в 2008-м и отправились в студию. Делать альбом и EP — это совершенно разные вещи, разное отношение к музыке и разная степень внимания со стороны. Первый альбом мы выпускали на BPitch Control, когда на подъеме находился Пауль Калькбреннер и несколько других артистов с лейбла. Это была отличная площадка для запуска проекта, они сильно продвинули нас, мы сразу же поехали в тур. Для нас это было в новинку. Теперь появилась целая команда. До того Modeselektor путешествовали с ручной кладью, просто чемодан с миди-контроллером, компьютером и дисторшном (русского производства, к слову). В 2009-м все было уже по-другому, все стало более сложным. Потом мы сделали перерыв, выпустили альбом «Monkeytown» как Modeselektor, Саша тоже выпустил пару записей, и мы опять собрались вместе, чтобы записать второй альбом. И вот тут мы поняли, что уже не можем остановиться, проект стал слишком успешен. И мы почти сразу взялись за третий альбом.

— Кстати, а почему вы не привлекаете Эллен Аллиен к записям Moderat? Вы ведь музицировали с ней по отдельности, выпускались на ее лейбле.

— В 2010 году мы покинули BPitch Control по личным причинам, но расстались мирно. У нас нет проблем. Мы начали свой собственный лейбл Monkeytown, это было нужно для нашего развития BPitch. После этого мы мало общались. Но мы иногда встречаемся, все в порядке.

— У каждого из трех проектов — Moderat, Apparat, Modeselektor — есть трек под названием «Berlin». Все вы из Берлина. Я подвожу базу, чтобы поговорить про город, которым одержимы рейв-туристы.

— Берлин — это очень важная часть жизни для каждого из нас. После 20 лет жизни здесь мы не можем представить себя где-то еще. Я и Гернот выросли в пригородах Берлина с лесами, озерами и природой вокруг. Саша вырос в 200 километрах от города. Все мы, к слову, восточные немцы и учили русский язык в школе. Разговаривать по-русски я разучился, но все еще помню буквы и могу читать слова. Так вот, в самом начале 90-х все мы прибыли в Берлин, чтобы жить здесь, работать, строить наши жизни и проекты. Берлин имеет особенную, уникальную историю, и, конечно, прежде всего она связана со стеной, а точнее — с ее падением. В начале 90-х это было абсолютно совершенное, идеальное место для творчества и для музыки. Конечно, многое изменилось, и сегодня в Берлине больше денег.

— У вас есть ощущение, что Берлин уже не тот?

— Ну конечно, он изменился. Но мне не кажется, что это плохо. Это логика его истории, это часть игры. Ты должен принять это, ты должен выжать лучшее из этого — и, главное, ты можешь влиять на это, если ты в группе людей с хорошими идеями. Кто-то говорит: «Эх, вот 20 лет назад» — и хочет вернуть былые времена. Мы к их числу не относимся, нас все устраивает и сегодня.

— Black Madonna высказала недовольство тем, что Конан ОʼБрайан снимал сцену для своего юмористического шоу у входа в «Бергхайн». Люди как будто противятся тому, чтобы этот город, этот клуб и техно-андеграунд становились слишком популярными.

— Да-да, я читал. Я бы не хотел говорить про «Бергхайн». Мне нравится этот клуб и… Я не хочу сказать, что он переоценен. Это действительно хороший клуб с хорошей звуковой системой. Но, слушай, все в мире знают про «Бергхайн», все знают про то, что туда непросто зайти. Что там есть ощущение техно, что ты можешь делать все что заблагорассудится, что это мистическая клубная сцена. Есть лишь пара подобных клубов в мире. Но ты приезжаешь в Испанию или Францию, люди тебя спрашивают — откуда ты? Из Берлина. О, Берлин, я хочу пойти в «Бергхайн»! Ок, ну и иди в «Бергхайн». Но, вообще-то, в Берлине есть и другие интересные вещи.

— Посоветуй что-нибудь.

— Все не ограничивается клубами. Интересно открывать для себя этот город. Для начала — просто покататься на S-Bahn, метро или автобусе. Ни в коем случае не берите автомобиль, только общественный транспорт. Это недорого и показательно. Ты можешь увидеть разницу между Западом и Востоком города. Она до сих пор видна: Запад был окружен стеной, и он очень плотный, тогда как на Востоке есть куча пространства. Также имеет смысл прокатиться на корабле по Шпрее. Еще в Берлине происходит настоящий гастрономический бум, я бы сказал, что ресторанов уже слишком много для местных жителей. И надо обязательно подняться на телебашню — я делаю это раз в год со своей семьей. Там теперь новый лифт с прозрачной крышей, можно видеть тоннель, по которому поднимаешься, это очень круто. Что же касается клубов, то это Club der Visionaere в Трептове и расположенный совсем рядом IPSE — мы там вступали как Modeselektor, и это клуб «как в старые добрые времена», полностью забитый, с водой, капающей с потолка, реально грязный, но очень милый. Еще Humboldthain и Prince Charles. Ну и конечно, надо сходить в Tresor. С другой стороны, я бы советовал обратить внимание на новые маленькие заведения в Веддинге и Нойкельне, где, может, и нет гигантских рейвов, но развиваются микросубкультуры. На маленькие бары в Нойкельне, где проходят вечеринки с неплохими лайнапами. Многие интересные вещи в Берлине не указаны ни в каких гидах, надо искать их интуитивно. Просто выходи на улицу ночью и следуй за людьми. Так мы и поступали 20 лет назад, и в этом смысле ничего не изменилось.

Концерт
Moderat (Германия)
Концерт
Moderat (Германия)