Instasamka на страже семейных ценностей. Большое интервью

5 июля 2024 в 19:00
Instasamka и Moneyken выпустили альбом «Семейный бизнес-2» эксклюзивно в «VK Музыке». «Афиша Daily» поговорила с Instasamka о новом векторе творчества, почему ее не пугает цензура, сколько денег ей нужно на комфортную жизнь и как сменились ее моральные ориентиры за последние несколько лет.

Взросление, привычка носить маску и желание завести ребенка

— Ты в начале карьеры — это агрессивный женский рэп. Сейчас — скорее глянцевая поп-музыка. Откуда пошли эти перемены?

— Я просто повзрослела. Мне надоели те слова, излишняя откровенность. Тогда мне хотелось закрыться, потому что я разделяю себя-артистку и себя-человека, и сейчас творчество куда сильнее отражает меня настоящую.

— Тебе важно себя транслировать в музыке?

— Я честная на интервью и в каких‑то шоу. А в музыке ты можешь примерять на себя бесконечное количество образов, смешивать себя с лирическими героями. Это все очень бесформенно.

Для меня маска — это норма.

Мы с Олегом проводим на студии много времени и постоянно накидываем идеи. Нет такого, что что‑то насильно из себя выжимаем. Так было и с «За деньги да» — просто очередной день на студии.

— А вы понимали перспективы трека?

— Нашей команде не особо понравилось, не было ощущения «бомбочки». Мы с Олегом через пару дней поняли, что да, эта песня плывет.

— Как вы делите творческие обязанности?

— По-разному. Олег может от и до написать мне песню, а я туда не лезу. Могу сильно ее переписать или сама принести припев, а Олег уже структурно его переработает, чтобы классно звучало.

— Ты не боишься перекормить аудиторию?

— Не думаю, что это возможно. Еще не настала эра, когда можно куда‑то пропасть. Сейчас, наоборот, много идей, которые хочется быстрее реализовать. Мы всегда стараемся выкладывать по треку в месяц. Если есть пауза в пару месяцев, то она связана либо с выходом альбома, либо с внешними обстоятельствами. Когда у нас будет вайб исчезнуть из инфополя и завести ребенка, мы это сделаем.

— Дети уже в планах?

— В ближайшие несколько лет да. Не знаю, уйдем ли мы из инфополя до этого. Но могу точно сказать, что не будем строить карьеру на ребенке и везде его показывать.

Новые моральные ориентиры и богатство русского языка как щит от цензуры

— На начальном этапе карьеры вы с Олегом были скорее медиаселебрити. Сейчас видитесь больше как артисты. Как ты сама вас воспринимаешь?

— С первого трека, когда Олег мне написал, я поняла, что музыка — дело всей моей жизни. Я хочу заниматься только этим, больше меня ничего не интересует. Сейчас я артист до мозга костей. И финансово музыка тоже составляет большую часть процентовки моего кошелька.

— В нашем обществе успех так или иначе определяется твоей финансовой состоятельностью. И твоя музыка тоже много лет это транслирует. А как относишься к репликам о том, что такие идеалы вредят детям?

— Сейчас мы стараемся минимизировать такой контент перед детьми. Если понимаем, что выступаем на совсем юную аудиторию, убираем «За деньги да» из сет-листа, а вместо него исполняем что‑то про любовь. Я разделяю наше творчество: что‑то подходит взрослой аудитории, и некоторые вещи мы не должны навязывать детям. Это осознание пришло, когда взрослые люди с медийным словом стали комментировать мое выступление на «Голосе» с этой песней — и до меня дошло, что не хотелось бы транслировать это маленьким детям.

Понятно, что дети могут где угодно добраться до такой музыки. Но всему свое время, дети должны подрасти и сами разобраться в некоторых темах, им не надо ничего навязывать. Нужно дополнять арсенал песен и такими, которые можно исполнять перед детьми. Более добрым материалом.

— А влияет ли на ваше творчество более жесткая цензура последних лет?

— Русский язык настолько богат, что если ты действительно умеешь ритмически делать классные песни, то обязательно подберешь подходящие всем слова.

Как будто я осознала, что мы не одни на планете. Вокруг нас есть родители, которые не успевают заниматься воспитанием детей, потому что много работают. И я бы сама не хотела транслировать детям гадости. Мы и не будем этого делать. У нас немного изменились ценности.

— Как ты тогда видишь свою аудиторию?

— От нуля до бесконечности. У меня есть и детская аудитория очень большая, и взрослая. И те, кто учится в школе, и заканчивает ее, уже учится в университете, и молодые мамочки, и взрослые женщины на «бентли», и взрослые женщины в банках. Мужчины, чьи женщины любят мою музыку, и им приходится везде ее слушать. Мужчины, чьи дочери слушают мою музыку. Когда мы выходим после концертов, к нам может подойти взрослый мужчина и сказать: «У меня все слушают твои песни, спасибо, что поднимаешь им настроение».

В итоге неважно, мужчина это или женщина: когда человек слышит хороший звук, который качает, то это может занять место в их сердцах. Моя цель — дарить людям хорошее настроение и вайб. Думаю, когда человек включает музыку в наушниках, он погружается в определенный мир, который ему предлагают артисты. И если слушатели выбирают мой мир, мне очень приятно.

«Семейный бизнес-2» — очень московский альбом

— У вас вышел новый альбом. Каким он получился для тебя?

— Мы просто сделали классный альбом. Для меня у него дождливый бизнес-вайб московский, очень кайфую от этого и сейчас не думаю о результатах. Волнение на этот счет пропало после первого успеха в чартах: стало ясно, что все возможно.

— Этот альбом выходит при поддержке «VK Музыки». Почему решили заколлабиться с ними?

— Потому что мы любим друг друга. И я благодарна им за помощь, они продвинули меня на другой уровень. Кажется, это первые огромные билборды в моей жизни — это приятно.

Она устала со всеми ссориться

— Есть ли порог финансового комфорта, ниже которого тебе будет некомфортно жить?

— Я бывала в настолько разных и в какой‑то момент даже страшных обстоятельствах в жизни, что мне не страшно ничего. Сейчас я вряд ли вызову себе экономтакси, потому что у меня есть такая возможность. Но иногда обстоятельства складывались так, что я подростком вызывала не эконом, а ехала на велосипеде. И ничего страшного.

— А у тебя был момент, когда первые деньги ударили в голову и ты бездумно их тратила?

— Конечно. Все женские штучки — это косметика, одежда, сумки, обувь. Страшная жесть, одним словом. Был момент, когда Олег говорил, что я очень много трачу. Сумму называть не буду, просто большое количество денег уходило на дорогие бренды: сумки Louis Vuitton и так далее.

— Возвращаясь к музыке. Ты следишь за тем, что происходит на русскоязычной сцене?

— Да, я люблю следить за всем, что окружает мою любимую индустрию и любимых коллег.

— Любимых коллег, но конкуренцию-то никто не отменял.

— Я уже столько раз со всеми ссорилась и проходила через конфликты, что сейчас просто всех люблю. Люсю Чеботину и Олечку Бузову, Анну Асти и Тосю Чайкину, Элджея, Макана, Басту и HammAli & Navai. Всех вообще.

— Ну ты сейчас дзен какой‑то описываешь.

— Ничего не могу поделать, они все — мои. Смотрю выступления — и слышу классную музыку. Радуюсь успехам других людей, мне так хорошо жить.

— Интересно, что ты в первую очередь перечислила поп-артисток, а уже потом рэперов.

— Я сейчас в их кругу, да. У меня и мозг уже так распределяет информацию.

— Что ты сама слушаешь?

— Сейчас играет плейлист Олега, там куча жесткого рэпа зарубежного: Yeat, Трэвис Скотт, Gunna, Chief Keef и так далее. А сама последним включала альбом Леди Гаги «Artpop». Меня очень вдохновляет мировая известная музыка, могут слезы пойти от того, как это римтически красиво. Все песни Рианны, отдельные треки Арианы Гранде. Вся карьера Ники Минаж легендарная.

— А как вообще твои дни проходят. Что смотришь, что читаешь? Сложно понять, какой ты человек вне музыки, давай через такие вещи попробуем более четкую картину составить.

— Вот это уже как раз проходит по личной черте, за которую я стараюсь не пускать людей. Сейчас читаю «Две жизни»Трехтомный мистический роман оперной певицы Конкордии Антаровой, последовательницы эзотерического учения Елены Блаватской. Прототипами героев книги были сама Блаватская, оккультист Сен-Жермен и композитор Сергей Рахманинов. . Давно забросила сериалы, мне не хватает усидчивости. В первую очередь потребляю контент своих репетиторов. В 8 утра у меня английский, потом ораторское искусство, затем фитнес, танцы, вокал и еще куча всего.

— Ты говоришь про личную черту, хотя остаешься очень медийным человеком. Тут нет противоречий?

— Нет. Я точно не хочу, чтобы люди знали про меня все. И чтобы они понимали, как я думаю. Поэтому очень осторожно отношусь к таким вопросам.

— Финальное. Ты говоришь, что новым альбомом не преследуешь успех в чартах. А какие у тебя долгосрочные цели тогда?

— Главная — поставить шоу к выходу альбома «Rich Witch». Декорации, танцы — все под моим контролем. Я в детстве ходила на бальные танцы, сейчас вернулась к ним на постоянной основе, занимаюсь четыре раза в неделю. Много времени уделяю вокалу и тренировкам, чтобы одновременно петь и танцевать. Хочу вывести концерты на новый уровень и дать людям что‑то большее.

Моя музыка достойна большего, чем просто микрофонной стойки.
Расскажите друзьям