Реклама
От Рахманинова до Райха: путеводитель по произведениям для двух, пяти и даже 64 клавишных
11 сентября 2022 14:00
15 сентября фестиваль новой музыки Sound Up в рамках ярмарки Cosmoscow представит уникальную программу с шестью роялями. На концерте Piano Theatre раскроются разные грани минималистской музыки: от пьес Стива Райха до панковского опуса Джулиуса Истмана. По такому поводу рассказываем, кто и как сочинял музыку для двух и более клавишных.

Клавишные инструменты могут заменить собой целый оркестр, но одного инструмента не всегда бывает достаточно. Сочинения c несколькими фортепиано встречаются и у композиторов, живших больше 250 лет назад, и у современных авторов.

Музыка для нескольких клавишных возникла почти сразу же после изобретения этих инструментов — в эпоху барокко. В то время были популярны не только концерты, но и батлы между исполнителями. Известных музыкантов приглашали на поединки, где они соревновались в импровизациях на заданные мелодии. Совершенства в этом направлении достигли и великие композиторы: сначала Бах, а в более позднее время — Моцарт. Они не только с блеском импровизировали на разных инструментах, но и создавали произведения с участием двух, трех и даже четырех клавишных.

Позднее, в XIX веке, когда производство роялей было поставлено почти что на поток, инструменты стали важными участниками семейных и светских развлечений. Часто исполнялись транскрипции — фортепианные аранжировки оркестровых пьес или фрагментов из опер. Они создавались в разных версиях: для игры в четыре руки на одном рояле или для двух роялей. Звукозаписи тогда не существовало, и это было хорошим средством для знакомства с новыми сочинениями.

Композиторы XX века не стали ограничиваться только четырьмя инструментами — фантазию авторов уже ничто не ограничивает, и сегодня можно встретить сочинения для абсолютно любого числа инструментов.

Два рояля

Один рояль — хорошо, а два — лучше. Их совместное звучание производит очень сильный эффект на слушателей. Как два оркестра на концерте. Как правило, по трудности партия каждого из исполнителей равносильна сольному произведению. Задача усложняется тем, что нужно не только справиться со своим нотным текстом, но и чутко слушать партнера. Для пианистических дуэтов существуют даже отдельные конкурсы и номинации.

Два инструмента можно использовать совершенно по-разному.

Если поставить два рояля перпендикулярно друг другу, то играть на них сможет один пианист.

Этот способ использовала Агата Зубель — современная композиторка и исполнительница из Польши. В ее «Концерте» исполнитель играет на двух роялях: первый инструмент — совершенно обычный, а второй — препарирован, его струны буквально нашпигованы резинками, прищепками и даже болтами. При игре возникает интересный эффект: звучание классического рояля сочетается с синтетическим, ни на что не похожим тембром.

Классикой музыки для двух роялей считаются две сюиты Сергея Рахманинова. Он получил известность при жизни не только как композитор, но и как выдающийся пианист. В 1918 году, после революции, ему пришлось уехать из России, и пик его популярности связан с жизнью в США. Там Рахманинов заключил очень выгодный контракт со знаменитой компанией Steinway & Sons — одними из лучших производителей роялей в мире.

Сюиты, как и многие свои сочинения, композитор создал еще в России, по стилю они ближе всего к импрессионизму. Как и все фортепианные работы Рахманинова, они отличаются особой технической сложностью.

Еще один оригинальный способ задействования двух роялей представил Винко Глобокар — словенско-французский композитор старшего поколения. Его знаковым произведением стал цикл «Discourse» для разных инструментов. Это что‑то вроде диалогов между исполнителями.

В фортепианной части этого сочинения двое пианистов играют по клавишам, педалям, внутри и по корпусу инструментов; они двигаются и жестикулируют.

Пьеса начинается с рояльных реплик, затем исполнители сами произносят отдельные звуки и слова. Инструменты стоят «валетом», с них сняты крышки, поэтому пианисты хорошо видят друг друга. Глобокар хотел передать процесс диалога между двумя людьми, то, как мы воспринимаем разные интонации и сообщения.

На двух роялях можно играть и вчетвером. В таких сочинениях партии каждого исполнителя написаны так, чтобы пианисты не мешали друг другу, и каждому из них достается примерно полклавиатуры. Этот способ эффектно использовал чешский композитор XIX века Бедржих Сметана в своей Сонате для двух фортепиано и восьми рук.

В произведении ощущается влияние другого автора — Ференца Листа. Он создавал нечеловечески трудные произведения для роялей и сам считался едва ли не лучшим пианистом своего времени. В Сонате Сметаны листовский стиль, в ней предполагается эмоционально заряженный стиль игры. Ее музыка энергична и насыщена, и никому из четырех пианистов скучать не приходится.

Три фортепиано

Самое известное сочинение с использованием трех фортепиано — Седьмой концерт Вольфганга Амадея Моцарта. Он появился благодаря дружбе композитора с графиней Антонией Лодрон. Они жили на одной улице в Зальцбурге, Моцарт часто бывал у нее в гостях и занимался музыкой с ее детьми. Сочинение писалось для исполнения графиней и ее двумя дочерьми — Алоизией и Джузеппой. Позднее Моцарт создал новую версию Концерта, для двух фортепиано, и исполнял его сам в паре с другим пианистом.

В Концерте Моцарта три инструмента звучат легко и прозрачно, здесь нет сложных фактур или мощного звучания. Похожего эффекта добился в пьесах для трех роялей американский композитор XX века Мортон Фелдман.

Его интересовали не звуковые массы, а отдельные звуки. Это тоже воплощение минимализма, только в том смысле, что композитор обходится очень малыми средствами. Произведения Фелдмана напоминают лаконичные картины его любимых художников — абстракционистов. «Two Pieces for Three Pianos» — это еще и довольно тихое произведение, звуки фортепиано как будто застывают, а затем расслаиваются в воздухе.

Четыре фортепиано

Аранжировки или, как бы сказали сегодня, кавер-версии, были популярны и в эпоху барокко. Ими грешил даже великий Иоганн Себастьян Бах, чаще всего он перекладывал хоровые мелодии для органа. Но у него случился и другой, очень успешный кавер. Он переложил Концерт для четырех скрипок своего современника Антонио Вивальди в Концерт для четырех клавесинов. Эта версия сегодня едва ли не популярнее, чем оригинал. Если коронными жанрами для Вивальди были произведения для скрипок и других струнных, то Бах обожал клавишные. И Концерт в версии для клавесинов обрел особую полноту и красочность звучания.

Экстравагантные составы инструментов в произведениях стали нормой для авторов 20-х годов XX века. Композиторы подражали в музыке звукам механизмов и городским шумам. Знаковым сочинением этого периода стал «Механический балет» американского композитора Джорджа Антейла. Он много работал в экспериментальном кино, и это произведение писалось как музыка к фильму. Позднее его стали исполнять отдельно, потому что фильм так и не вышел.

Изначально Антейл предполагал, что участвовать будет «бесчисленное количество исполнителей на фортепиано».

Он воспринимал эти инструменты как ударные, они должны были звучать сухо и безэмоционально, как огромные бездушные машины. Он планировал задействовать 16 пианино, два концертных рояля и расширенную группу ударных инструментов, куда вошли в числе прочего сирены и три пропеллера от аэропланов. Позднее ему пришлось отказаться от столь грандиозного замысла и сократить фортепианный состав: остановиться всего лишь на четырех роялях.

Любое число клавишных инструментов предлагал использовать в своем сочинении «Canto Ostinato» голландский минималист Симеон тен Хольт. Произведение стало невероятно популярным как у пианистов, так и у многих слушателей, далеких от современной и экспериментальной музыки. Одна из записей сочинения была продана в количестве 15 000 копий, что для этого музыкального направления считается рекордно большим числом.

Партитура предполагает свободу не только в выборе инструментов (иногда при исполнении задействуют электроорган или маримбу), но и в том, как трактовать нотный текст. Сочинение состоит из нескольких разделов, и музыканты сами определяют, сколько раз их стоит повторять. Кроме того, композитор не прописывал штрихов и динамических оттенков — в этом вопросе пианисты тоже принимают самостоятельные решения.

Наиболее распространенный состав инструментов в «Canto Ostinato» — четыре рояля. Это оптимальная версия, при которой эта магическая и медитативная партитура раскрывается в полной мере. У тен Хольта встречается несколько произведений, похожих на «Canto Ostinato». Они тоже отличаются большой протяженностью (в среднем — около часа) и предполагают вариативный состав инструментов. На концерте Sound Up можно будет услышать четырехрояльную версию фрагментов из его «Lemniscaat».

Пять фортепиано

Удивительную пьесу для пяти роялей создал Хосе Маседа, главный композитор Филиппин. В ней соединились культуры Востока и Запада. С одной стороны, рояли — инструменты, характерные только для европейской музыки, с другой — восточное композиторское мышление Маседы.

Композитор учился во Франции, но писал преимущественно для этнических инструментов, и «Музыка для пяти фортепиано» — его первое сочинение для клавишных. Эта партитура отличается графичностью, а в отдельных эпизодах рояли звучат почти как восточные ударные — барабаны, гонги и поющие чаши.

Шесть фортепиано

Рояли — неотъемлемая часть сочинений американского минималиста Стива Райха. Во многих ансамблевых и оркестровых пьесах он использует по четыре фортепиано. «Six Pianos», как видно из названия, написана для шести инструментов, и такое их количество найдется не в каждом зале.

Райх хотел назвать пьесу «Piano Store» и исполнить в магазине музыкальных инструментов, задействуя едва ли не все представленные там экземпляры.

Но позже он отказался от этой идеи, так как десятки фортепиано очень сложно координировать. Он остановился на шести, и первое исполнение пьесы прошло в одной из галерей Нью-Йорка. В магазине Райх только работал над сочинением: искал способ, при котором одновременное звучание шести роялей не смешивалось бы друг с другом. В итоге ему удалось добиться предельной ясности, четкости и динамичности.

Семь фортепиано

Более 30 лет в Швейцарии существовал уникальный ансамбль из семи пианистов. Изначально исполнителей было двое: пианисты Франсуа Линдеманн и Себастьян Санта-Мария несколько лет играли в дуэте, но затем решили провести эксперимент и сделать концерт с участием семи роялей. Выступление оказалось очень удачным, и так появился ансамбль Piano Seven.

Они объездили полмира с концертами, сами писали сочинения для этого состава, делали аранжировки существующих пьес, а также импровизировали. Впрочем, даже этих инструментов музыкантам оказалось мало, поэтому в нескольких программах вместе с ними выступали струнное трио и группа перкуссионистов. Piano Seven соединяли разные стили и эстетики в диапазоне от классической европейской музыки до танго и современного джаза.

Восемь фортепиано

Для швейцарцев семь роялей — совсем не предел. Организаторы престижного фестиваля классической музыки в Вербье — очень живописном горном курорте — придумали сделать концерт для восьмерых пианистов. Специально для такого ансамбля — а в нем участвовали и русские музыканты, например, выдающиеся исполнители Михаил Плетнев и Евгений Кисин, — они сделали подборку транскрипций — аранжировок известных классических сочинений.

«Полет валькирий» — знаменитый эпизод из музыкальной драмы Вагнера «Кольцо нибелунга» — в восьмирояльной версии удался на славу.

Этот полет действительно выглядит устрашающе, ведь на слушателей обрушивается вся звуковая мощь гигантских концертных инструментов.

Подготовка к концерту с восемью роялями — это, конечно, отдельное испытание для организаторов. Еще сложнее, если это не просто фортепиано, а электронные инструменты. Немецкий композитор Энно Поппе написал пьесу для девяти синтезаторов, и одно только подключение всей аппаратуры занимает почти полдня.

Сочинение немыслимо сложное: у каждого из исполнителей очень трудные ритмы, и нет никаких совпадений, они вынуждены не слушать друг друга, иначе рискуют сбиться. Произведение звучит и выглядит как хорошо организованный хаос. Впрочем, Поппе в нем себя чувствует уверенно: на одной из записей, где он участвовал сам, композитор даже не использовал клик — что‑то вроде электронного дирижера, который указывает, в какой точке партитуры исполнители находятся.

Десять фортепиано

Если в предыдущих произведениях пианисты справлялись сами, то в пьесе с десятью роялями без дирижера уже не обойтись. Музыканты почти не видят друг друга и не могут одновременно расслышать все инструменты. Сочинение для такого невероятного состава создала композитор из США Венди Мэй Чамберс.

Она славится экзотическими комбинациями инструментов: в ее произведениях встречаются 30 арф, 26 маримб, 77 тромбонов, 9 автомобилей, 9 пылесосов и много чего еще. В этом списке сочинение с десятью концертными роялями уже не кажется чем‑то из ряда вон выходящим. Произведение под названием «Ten Grand» исполнялось на одной из главных площадей Нью-Йорка в начале 80-х годов, а в 1994 году даже вышло на диске.

64 пианино!

Десятью клавишными Чамберс не ограничилась. В 2009 году состоялась премьера ее сочинения «KUN» для 64 игрушечных пианино. Музыканты играли в разных уголках живописнейшей виллы в Майами, а их число связано с китайской «Книгой перемен». В ней 64 гексограммы, и инструменты уподоблены каждой из них, половина инструментов белая, а другая — черная.

В этом сочинении есть еще и отсылка к творчеству Джона Кейджа: он стал первым, кто стал писать серьезную музыку для игрушечных фортепиано, к тому же большое влияние и на него, и на его творческий метод оказала «Книга перемен». Каноническое произведение композитора для toy piano — Сюиту — можно будет услышать на концерте проекта Sound Up.

Читайте также
События недели на afisha.ru
Рекомендации партнеров