Владимир Завьялов и Николай Кубрак (канал «Бадибэг») послушали новый альбом Оксимирона и делятся своими выводами о нем.

Владимир Завьялов: Оксимирон как фейсбук-рэп

Утро было нелегким. Его пришлось начать с 22 треков и горы посуды в раковине. И знаете что? Посуду мыть оказалось значительно легче и приятнее.

Все это, конечно, шуточки, но и не совсем: Оксимирон действительно выпустил самый трудный и грузный альбом в карьере. Дело даже не только в хронометраже: двадцать два трека общей длиной один час семь минут звучит, конечно, монструозно. Правда, потом ты вспоминаешь, что «ОПГ сити» OG Buda длится на три минуты дольше! Но одно дело — слушать фристайл-тренировки ослепительно сияющего трэпстара и фронтмена Melon Music. Другое дело — Оксимирон, каким вы его знаете.

Коротко о том, что вошло в один час семь минут и двадцать два трека: Post Malone и пост ГАИ, Дугин и тикток, Шульман и Птаха, Gorillaz и Blur, теги и вывески, имена и времена, рифмы и панчи. Подробно перечислять все это и ковыряться под вывеской «Что хотел сказать автор?» мы оставим посетителям сайта Genius и счастливым обладателям лишнего времени. Интереснее другой вопрос — что все это значит и о чем говорит?

«Красота и уродство» дал ответы на два важных вопроса: что Оксимирон думает о происходящем в России и как соотносит себя с новым русским рэпом? На оба есть простой ответ: плохо. А теперь по порядку.

Занимаясь неймдроппингом и перечислением, Федоров дает важный сигнал: его последние семь лет прошли не в бункере, а все же в России — стране митингов и стримингов, глянцевой и страшной, прекрасной и ужасной. Устроено все в альбоме чаще всего так: звучит сухой тревожный бит, Оксимирон надрывно и нервно раскладывает на имена, панчи и лирикл-миракл картинку, озвученную группой «Триагрутрика» еще в 2010 году — на одной стороне едет «порш», на другой лежит бомж. Правда, там было про Челябинск, а тут про всю Россию. Нужная эмоция, инкрустированная в слова, конечно, настраивает на необходимый лад и муд, но выводы-то где?

Получается, что «Красота и уродство» выглядит как облако тегов русского фейсбука, который заботливо пылесосили последние несколько лет и содержимое мешка вытряхнули на всех нас. А дальше — ******* [мучайтесь] сами. Сейчас Оксимирон будто фиксирует действительность — но не делает размышлений и не выставляет оценок. В этом смысле даже укутанный метафорами иносказательный «Горгород» казался более цельным и ценным высказыванием.

Но гораздо интереснее здесь наблюдать за взаимоотношениями Мирона и остального русского рэпа. Тех, кто ждал от Федорова флирта с ньюскулом и хоть какого‑то звукового прогресса, расстроит неприятная новость. Окси, заручившись своими классическими методами и настройками, будто бы разбудил в себе рэп-антагониста десятилетней давности и пошел с критикой на весь модный рурэп. Правда, с одним отличием. В 2011 году он делал это с энтузиазмом пионера-передовика, а сейчас — с ревностью вахтера в комитете охраны рэп-заповедей. Ну, то есть комментатора The Flow (простите за упоминание этого контингента в миллионный раз).

Мирон брюзжит (иначе не скажешь) на фрешменов, ругает их за примат формы над смыслами и примитивизм, ставит в пример Кендрика с Джей Коулом и дает голос рэперу Игла, ввязавшемуся в очень смешной (для себя) биф с OG Buda.

На новом альбоме Мирон официально завершил свой проект прогресса, в котором была заграничная игра на технику, провозглашение рэп-переворота, подъем баттл-рэпа и небезуспешные продюсерские опыты (ЛСП и Маркул должны сказать спасибо). Сейчас это завершилось даже на уровне риторики. «Я возвращаю рифмы и панчи в „Рифмы и панчи“» — кричит Мирон. Главное слово здесь — «возвращать», прежде неслыханное для программных речей Федорова.

Интересно, что Оксимирон все это понимает и сам — послушайте трек «Рецензия», призванный упредить, переиграть и уничтожить меня и моих коллег, взявшихся сегодня за перо.

«Красота и уродство» — бенефис андердога-догматика, осознавшего уход своей догмы в тираж, но не желающего ее предавать. Оксимирон будто кривляется перед слушателем ньюскула и намеренно злит его громадой смыслов и техникой — как остриженная героиня Кристины Орбакайте в фильме «Чучело» перед одноклассниками. Да, я верен себе, я не с вами — и что вы мне сделаете?

Другой вопрос: а с кем же он? В этой связи показательно, как стройно разделился фидбек на альбом. С одной стороны, Big Baby Tape на правах соавтора самого популярного рэп-альбома-2021 (естественно, с позиции силы) от лица новой школы снисходительно выделил продуманные тексты, но разнес Мирона за припевы («говно» — цитата!) и переизбыток информации («как будто учебник прочитал»). С другой — давайте посмотрим, кто похвалил альбом: Илья Варламов, политактивист Алексей Миняйло и другие люди из ряда социально ответственных и рефлексирующих граждан за тридцать.

Что самое важное — в мир взрослой интеллигенции Мирона гораздо проще вписать, держа в уме его съемки в фильме Серебренникова, дружбу с Верой Полозковой и комплименты Гребенщикова. Как Мирон смотрится на фоне молодняка — посмотрите еще раз ролик Сатира, где сама пародия построена на базе контрастов Окси и Melon Music, и делайте выводы. Вот и получается, что «Красота и уродство» мало чего добавляет к дискографии Оксимирона, но оформляет билет на финальный трансфер в фейсбук-вселенную. Кажется, без права возврата.

А что мы? А мы дообсудим альбом в чатиках, выясним, кто пел в первом треке, дождемся (или нет) интервью Дудю и через недельку снова проснемся во вселенной Melon Music посреди тик-тока, хайпа и товарища майора.

В моменте.

Николай Кубрак: Какие личности?!

Самая известная цитата Оксимирона с баттлов (после матерной считалочки, конечно) — о том, что важно не количество панчей, а личность за ними. Давайте начистоту — как музыкант Оксимирон не впечатлял никогда. Как лирик тоже: слушать его ранние треки сегодня — квест с продиранием через неймдроппинг и однообразное словоблудие о тяжелом пути от бетона из Лондона на кавер билбордов. Про «Горгород» все уже сказал Гнойный в первом раунде баттла века — из 2021-го эта аудиокнига в самом деле выглядит вымученной и банальной антиутопией.

Слушать Оксимирона в эпоху смарт-попа и возрождения гитарной музыки еще сложнее. Но мы ведь помним: важен не столько текст, сколько человек, стоящий за ним. Именно поэтому 36-летний вечный подросток, что по-стариковски братается с Эминемом в треке-трибьюте, до сих пор взрывает медиа в 2021 году. Оксимирон будто ни капли не изменился со времен «Вечного жида» — он снова объявляет, что воздвиг альбом на костях, в сотый раз вспоминает Талиба Квели и кормит эго, которое уже не вместит никакой гробик.

После ноябрьского камбэка и журналисты, и фанаты заговорили про обнуление Мирона. Да, он явно прошел курс терапии, осмелел и стал продуктивнее, но формально не изменился никак. Даже в панкухе «Цунами» Окси остался тем же, только под треск гитар: в куплетах слушатель спотыкается об аллитерации, в припеве — пытается проглотить тяжелую фразу «как будто грядет страшный суд».

В 2021-м Оксимирон неуместно выглядит на фоне цветущей индустрии — он и сам все про это рассказал в треке «Рецензия». Но за шесть лет Мирон не растерял главный талант — умение продвигать себя и выходить победителем из любых ситуаций. Даже с лещевым признанием он долго выжидал и идеально выбрал момент, чтобы в очередной раз монетизировать образ жертвы и заодно заявить о камбэке. Ни одного подписанта Booking Machine Окси не продюсировал так же хорошо, как самого себя.

Оксимирон — гениальный мистификатор. Как и Нолан в кино, он большой мастер интеллектуального пафоса на пустом месте. «Красота и уродство» — это «Вечный жид-2», о чем сам артист говорит в треке «Намешано». Все та же рефлексия, переплетенная с самолюбованием, и сквозные темы из старого творчества вроде неприятия обывательского быта. После маркетингового блицкрига с рисунками-намеками, клипами и загадками ожидания фанатов были совсем иными.

Но нет в «Красоте и уродстве» ни концептуальности, ни эксперимента, ни музыкального откровения.
Подробности по теме
Наши ожидания — наши проблемы. Николай Овчинников — о «Красоте и уродстве» Оксимирона
Наши ожидания — наши проблемы. Николай Овчинников — о «Красоте и уродстве» Оксимирона

После митингов Жукова и Хованского многие думали, что Мирон Янович как‑то нереально политизировался. Но панчи в первых шести якобы острых треках довольно аккуратные и обтекаемые — нет тут смелости и внятности даже уровня «Хошхонога» Хаски.

Смена продюсера радикально на звучание не повлияла — все тот же кричащий флоу со словариком да бедняга Монеточка, которая пытается (или это не она? пока неясно! Обновлено: в свежем коротком видео в кредитсах отмечены отмечены Тося Чайкина и Айгель Гайсина — стоит предположить, что кто‑то из них!) пропеть несвойственную ей заумную скороговорку. А самыми яркими треками по-прежнему остаются баттловые — амплуа вернувшегося домой бати рурэпа из «Грязи» Мирону Яновичу явно к лицу.

Перед тем как покритиковать себя за дело в «Рецензии», Мирон заявляет в «Празднуй», что остается самым свежим в игре. Но из относительно свежего в альбоме только поп-культурные теги со старым добрым неймдроппингом, где приветы летят и DropDead с Порнорэпом, и Демне Гвасалии с Екатериной Шульман.

Масштаба личности Оксимирона по-прежнему хватает для массовой истерии. Но даже маркетинг Мирон построил на былых заслугах — старом скандале да обманувшем фанатские ожидания микстейпе. Попытка в русского Канье провалилась — у Йе одинаково великие что личность, что промо, что песни. Окси привычнее путь любимого с юности Эминема — внезапно дропать релизы, вывозить на статусе и брюзжать о том, как он вертел новую школу и эти ваши тиктоки.

Оксимирон смог накалить ожидания альбома до максимума. Но его личность снова перевесила музыку. Пока все ждали новой формы, смелых лозунгов и эксперимента, с альбомом произошло худшее — он оказался обычным.

Подробности по теме
«Donda» Канье Уэста вышел-таки. Вот наша коллективная рецензия на него
«Donda» Канье Уэста вышел-таки. Вот наша коллективная рецензия на него