Новый альбом Дрейка «Certified Lover Boy» на поверку оказался набором провальных самоповторов. По просьбе «Афиши Daily» Давид Чебанов («Тихое место») объясняет, как же так произошло.

Сложно представить персонажа более приближенного к наследию Канье, чем Дрейк: это слышно даже в ускоренных соул-семплах, которые с тем же успехом могли появиться на альбоме Уэста «The College Dropout» 2004 года. С самого начала карьеры Обри Дрейк Грэм двигал хип-хоп к поп-звучанию, развивая люксовую депрессию «808s & Heartbreak» и кристаллический звук «Graduation». Дрейк цитировал Уэста, боготворил его в интервью, записывал с ним совместные песни и старался подступиться к величию ментора, пока сам не вырос в большую звезду.

Дружба в итоге переросла в конкуренцию: артисты то подкалывали друг друга («Теперь у меня дом в L.A. и бассейн больше, чем у Ye»), то снова записывались вместе, но в 2018-м их пути окончательно разошлись. Тогда Обри приехал в Вайоминг к Канье, который работал над летним марафоном релизов, чтобы обсудить новую музыку. Там Уэст сказал, что сможет помочь Обри, только если тот будет искренним. Дрейк так проникся словами Йе, что решил рассказать Уэсту личные подробности. Он поделился датой релиза «Scorpion», включил невышедший материал и раскрыл информацию про тайного сына от порноактрисы Софи Брюссо. Тогда же рэперы начали работу над треком «Lift Yourself», который должен был выйти на «Scorpion».

После встречи Уэст разрушил планы Обри: испортил песню смешным куплетом («Poopy-di-scoop Scoop-diddy-whoop») и ускорил работу над своими релизами, из‑за чего Дрейк перенес «Scorpion», чтобы не столкнуться с конкуренцией. Позже Пуша Ти, близкий товарищ Канье, выпустил дисс «The Story of Adidon», в котором раскрыл сына Дрейка — Адониса.

Противостояние продолжается до сих пор. По слухам, Канье собирался выпустить «Donda» в один день в «Certified Lover Boy», но Universal помешал ему и выложил альбом в воскресенье, 29 августа, без согласования с ним. Для обоих это была бы особая битва, потому что соперничество Йе с Дрейком — полноценное столкновение с собственным наследником. Оба противника постоянно переносили пластинки: первые тизеры «Donda» появились в 2018-м, а альбом Обри был готов на 90% еще год назад. Но если в случае с Канье импульсивные твиты с датами и анонсы презентаций свидетельствовали о постоянной работе над альбомом сквозь пот и слезы, то Обри оправдывал перенос травмой колена, объявившись с обещанным материалом только спустя 8 месяцев.

Это отразилось на актуальности диска. «CLB» остался в прошлом году на одной полке со сборником зарисовок «Dark Lane Demo Tapes» с тем же контрастом семпловой ностальгии и трэп-минимализма.

Дрейк все еще сочетает роскошь и мелочность: даже в личном самолете он остается неуверенным подростком, пытающимся задеть бывших, похвастаться очередной покупкой и оправдать поступки прошлого.

На «Champagne Poetry» он признает, что «карьера идет прекрасно, но остальная его жизнь медленно угасает». Затем, смирившись с этим, он продолжает описывать путешествия на джетах («Love All») и встречи с группис, «которых он никогда не полюбит так же, как своего сына» («In the Bible»), не забывая про банальное бахвальство («Way 2 Sexy»).

Среди 24 треков всплывают удачные моменты — семпл из The Beatles во вступлении, смена ритма в «TSU», жирный фонк-инструментал «No Friends in the Industry», появление легенды мемфиса Project Pat в «Knife Talk» и «You Only Live Twice» при участии наставников Лил Уэйна и Рика Росса. Но в целом альбом звучит монотонно, и виной тому не повторяющиеся темы, а нежелание Дрейка сменять флоу и интонации. На протяжении трека он может долгое время сохранять один и тот же ритмический рисунок, не властвуя над репитативными хип-хоп-битами, а, наоборот, подчеркивая их зацикленность. Главным доказательством утомительности «CLB» стала прямая трансляция DJ Akademiks, одного из главных защитников Обри в инфополе. Во время реакции на альбом он дважды засыпал на несколько минут, из‑за чего ему пришлось ставить пластинку во второй раз. После пафосных обложек «Scorpion» и «More Life» кавер с 12 эмодзи беременных женщин мог стать намеком на появление самоиронии, но обертка противоречит содержанию.

Дрейк так часто повторяет строчки о богатстве, что их уверенность начинает казаться высосанной из пальца, а сам автор несчастным от того, что стал жертвой своего персонажа-рассказчика.

Этот образ не меняется с момента выхода «Views» в 2016-м. Последовавшие за ним релизы Дрейка мало чем отличаются друг от друга — это скрещение уязвимого R’n'B из Торонто и хвастливого хип-хопа. До Дрейка там было принято рассказывать о цепях и стволах, а не пьяных переписках с Дженнифер Лопес.

Стоит, впрочем, отметить: нащупав формат идеального поп-рэпа, Обри не стал менять подход, но хотя бы разнообразил стиль с помощью локальных трендов. Находя неизвестных саундклауд-артистов и перспективных новичков, он делился успехом и популяризировал зарождающиеся жанры. Так, благодаря совместным работам Дрейка с малоизвестными артистами (WizKid, BlocBoy JB, Headie One), весь мир подсел на мемфис-рэп, реггетон и дрилл. В прошлом году Обри сохранил традицию и дал хороший буст карьере Лил Дерка и R’n'B-исполнителя Гивеона.

Главный защитник Дрейка в инфополе DJ Akademiks заснул на стриме «CLB». Показательный момент для промокампании этого крайне неудачного во всех аспектах альбома

В этот раз Дрейк действительно попытался победить масштаб «Donda», но у него не получилось проявить себя ни в роли трендсеттера, ни в роли самостоятельного артиста — на «CLB» он прекращает находить новые жанры, оставляя место только для повторения собственной дискографии. В некоторых аспектах релизы Йе и Обри похожи: начиная от хронометража и заканчивая упоминаниями одних и тех же спортсменов в текстах. Но это очень разные пластинки по духу и по слогу.

Для Канье 3 презентации и 22 трека — возможность разрешить тяжелую душевную травму (смерть матери), последствия которой затянулись на 14 лет. Для Дрейка большая пластинка — повод набрать стримов и в очередной раз доказать статус мировой звезды. Поэтому пока Йе возрождает дружбу с утерянными друзьями («Jail»), обращается к религии («Heaven & Hell») и переосмысляет смерть самого близкого человека на протяжении 3 перфомансов, Обри не покидает клубов родного Торонто.

Художник, давно оставшийся без внутреннего конфликта, пытается отыскать его в больших особняках.

Релиз Канье местами все еще звучит сыро, но полон исследований: Уэст погружается в духовность госпела, пробует себя в танцевальных хитах или переключается с трэпа на дрилл, в то время как за отполированным люксом и отточенным флоу Обри стоит пустота.

Он попытался переманить на свою сторону многих гостей «Donda», но если в студиях на стадионе Mercedes Benz они хотели сделать идеальную визитную карточку и писали лучшие свои куплеты за долгое время, то на «Certified Lover Boy» появление Кида Кади, Джей Зи, Лил Бейби, Лил Дерка, Трэвиса Скотта и Янг Тага выглядит формальным жестом без выдающихся моментов. Чувство, будто они сами понимали формальность своего присутствия. Например, после трагичной истории о смерти друга на «Donda» Лил Дерк у Дрейка читает о танце в тиктоке. Лил Бейби, еще недавно рассуждавший о тяжелой участи артиста в индустрии, рассказывает о подружках-лесбиянках. Даже Джей Зи, устроивший на альбоме Канье масштабный реюнион, на «CLB» отбросил игру слов, упростил рифмы, сведя весь куплет к просьбе оппонентов «вести себя скромнее».

Показательный сингл с «Certified Lover Boy». Дрейк и Янг Таг цитируют хит «I’m Too Sexy» группы Right Said Fred, предаются нехитрым развлечениям зажиточных людей и пытаются быть самоироничными

Борясь с Канье, Дрейк неосознано повторил неудачу растянутого на 25 треков «Scorpion» и превратил полуторачасовой проект в сборник филлеров и самоповторов. «Certified Lover Boy» — это неравносильный ответ «Donda». Это альбом человека, застрявшего в зоне комфорта, — а в таких условиях против Канье не попрешь.

Дрейк может побить рекорды The Beatles или зачитать строчку «Возможно, вы не знали, но я реально Майкл Джексон». Но причина его популярности — не революционность музыки, а удачно подобранная формула хита: непобедимое сочетание роскошных барабанов продюсера 40, ностальгические семплы и подростковая самоуверенность от человека в костюме за миллион долларов, помноженная на тонущую в канадском тумане романтику.

Обри обратил внимание музыкальной индустрии на канадскую сцену, вдохновил целое поколение эмо-рэпа (Lil Uzi Vert, Post Malone) и совместил ранимость с тяжелым люксом, но после получения громких титулов не готов переступать через себя просто потому, что ему больше не нужно воевать за цифры. С каждым годом мы слышим все более обезличенного Дрейка, в очередной раз полирующего готовые схемы. «Certified Lover Boy» доказывает, что процесс консервации продолжается.

Подробности по теме
«Donda» Канье Уэста вышел-таки. Вот наша коллективная рецензия на него
«Donda» Канье Уэста вышел-таки. Вот наша коллективная рецензия на него