Егор Крид проводит удивительную карьеру — от «рэпа под пианинку» до «Самой-самой», от фитов с Алексеем Воробьевым до сайфера с OG Buda и Soda Luv. Мы решили переслушать все альбомы Егора, чтобы ранжировать их от худшего к лучшему.

«Что они знают?» (2017)

Альбом-перестройка. Осенью 2017 года Крид внезапно выпустил песню «Что они знают?» — борзый по меркам тогдашнего Егора репрезент с ударной строкой «Ты назовешь меня попсой, но для твоей малышки я — любимый рэпер» — и дал надежду на крутой карьерный разворот в сторону хип-хопа.

Крутого разворота не получилось, а вышла пробуксовка с метаниями то в новый звук под руководством битмейкера Палагина, то в эстрадные треки по типу «Самой-самой», но до нее сильно недотягивающие. Из‑за этого альбом «Что они знают?» получился, скорее, сборником треков, понадерганных из черновиков разных лет, чем цельным трудом. В 2021 году творческая неоднородность этого альбома кажется еще большим изъяном: не так давно Егор признался, что ему долго не давали выпустить релиз и вообще держали в жестких рамках. Поэтому сейчас «Что они знают?» кажется, скорее, шатким и малоудачным компромиссом между продюсерским видением Black Star и творческим вектором самого Егора. Хотя, удачные песни можно сыскать и тут — например, хит «Потрачу» и упомянутый заглавный трек.

Ранние треки (2011-2012)

Раннее творчество Егора Крида спряталось от стримингов и широких масс — приходится его искать, собирать по крупицам и собирать в воображаемый альбом, фантазируя о том, каким он мог на самом деле быть.

Самую комплиментарную рецензию на юного Крида отвесил Юрий Дудь: назвал песню «Любовь в сети» более искренней, чем все следующее творчество Егора. Звучит резко и во многом несправедливо, но искренности тогдашнему Криду было не занимать, хоть он рифмовал на глаголы, подбирал старомодные до ужаса минуса со всхлипом клавиш и рассуждал о любви так, как подобает 17-летнему выпускнику из Пензы (как забудешь его вердикт: любовь — ******* [хрень]. Егор писал песни-статусы и будто специально озвучивал слезливые картинки во «ВКонтакте», конкурировал на этом поприще с Bahh Tee, но пока не конвертировал сетевой успех в материальный.

После трансфера на Black Star Крид какое‑то время продолжил писать любовный и беззстенчиво пылкий поп-рэп, пусть и в более глянцевой обложке. Он вроде и был похож на все сразу, но Крид подкупал своей органикой и ощущением непритворства: как будто ты встретил подвыпившего выпускника с разбитым сердцем, а он тебе вывалил как на духу все, что на душе — такие ощущения оставлял ранний Крид.

Почему рэп Егора был успешен в соцсетях, но не вписался в тогдашний шоу-бизнес (хотя попытки были — например, Криду выписывали на фит Алексея Воробьева!) — вопрос и по сей день риторический: наверное, ответы стоит искать в законах работы достриминговой индустрии и пропасти между интернетом и большой сценой.

«58» (2020)

Еще один переходный альбом. Он звучит так, как если бы предыдущий «Что они знают?» отшелушили от остатков эстрады времен «Холостяка» и оставили там холодные палагинские биты, на базе которых Крид строит новую версию поп-музыки в своем исполнении.

«58» беден на хронометраж, но напрочь зачищен от филлеров и напичкан фитами в диапазоне от Нюши (для таблоидов — пошуршать над их старым романом) до Моргенштерна (для чартов): семь треков — семь метких выстрелов в сердце, подкорки и другие поражаемые места. Это по-прежнему музыка компромиссов — но не Егора с Black Star, а Егора-2020 с его прошлым наследием и репутацией, но компромиссов самостоятельных и расчетливых. Ну, и результативных: «Девочка с картинки», «Мне все Монро», «Веселая песня» — где‑то вы это слышали!

«Pussy Boy» (2021)

Круче всего «Pussy Boy» слушать сразу же после «Холостяка» — и удивляться тому, какие лихие повороты иногда может приготовить жизнь. Правда, в 2021 году все уже даже не говорило, а кричало о рэп-альбоме от Крида — участие в 17 Независимом баттле Hip-hop.ru, детройт-куплет в треке OG Buda, медиа-активности, транслирующие один магистральный месседж «я в теме, чуваки» и прочее.

Насколько реально хорош рэп-альбом от Крида? Здесь безумно сложно абстрагироваться и от прошлой карьеры Егора, и от его фигуры вообще. Вопрос «Стали бы слушать альбом, выпусти его ноунейм?», конечно, выкручивает руки и загоняет в угол.

С одной стороны, строчки вроде «базарят стволы» от автора «Самой-самой» воспринимать непросто, а упражнения в остроумии и хлесткости строчек его новым коллегам на фитах даются будто бы легче, что выдает в Егоре не столько мастера, сколько страшно старательно, но все-таки нагоняющего обязательную программу ученика. С другой стороны, Егор достает секретного джокера, которого нет у коллег — поп-мелодизм: не случайный, не вымученный и докрученный битмейкерами, а свой, попстаровский, практически эстрадный. Это порой дает удивительные плоды: так на дрилловый бит песни «Здравствуйте» падает практически полублатной задушевный гитарный соляк — как будто туда и просился!

«Pussy Boy» — фактически энтрилевел всего модного и общепринятого, что есть в рэпе последних двух лет: плейбойкарти-трэп, дрилл, детройт-рэп, эмо-рэп — только в более понятном и доступном виде от человека, который понимает в поп-хуках все-таки побольше, чем в других вещах. Наверняка этот альбом для очень многих станет жанровым проводником — вероятно, таковым в летописях памяти и останется.

«Холостяк» (2015)

На самом деле, никто точно не знает, какое место «Pussy Boy» займет в творчестве Крида на дистанции хотя бы нескольких лет. Но мы точно знаем: «Самая-самая» и «Невеста» пять лет назад, сейчас и пять лет спустя были, есть и останутся народными краудплизерами после пяти рюмок на корпоративах и вечеринках всех возрастов и социальных статусов. Егор Крид может выпустить хоть пять «пуссибоев» — «Самая-самая» и «Невеста» продолжат кормить его на корпоративах.

Крид образца 2014-15 года — пожалуй, последняя большая российская поп-звезда, которую вывели вверх не соцсети, механизмы стримингов или реки в тиктоке, а традиционные институты шоу-бизнеса. Лейбл Black Star в 2014 году не знал, что делать с его поп-рэпом, а оказалось, что следовало просто избавиться от рэпа, дать записать поп-хит (а потом еще несколько) и получить главный актив на несколько лет — чтобы затем Егор от этого наследия годами старался отмежеваться.

«Холостяк» — пожалуй, последний большой российский поп-альбом, куда не успели проникнуть вездесущие трэповые хайхэты и другие атрибуты поп-музыки 10-х с приставкой «урбан». Это дистиллированный поп, каждый звук и каждое слово (попробуйте найти бранное и оскорбительное!) которого в 2021-м звучит обаятельно старомодно и вроде бы просится разве что на «Дорожное радио». Но, если отбросить условности и предрассудки, это и есть та самая эстрада прямого действия, которую мы потеряли, но еще не успели это заметить и соскучиться по ней. Это 15 песен — и ноль лишних: «Самая-самая» и «Невеста» оттенили остальные, но даже рандомный выбор песен для синглов казался бы верным и априори обреченным на успех. Это альбом, без которого не было бы Крида — успешного рэпера 2021: именно «Холостяк» дал ему карт-бланш на все на свете — что бы ни случилось, ты уже написал «Самую-самую».

Подробности по теме
Как Егор Крид шел к рэп-альбому: от «Любви в сети» до фитов с OG Buda, Майотом и Гуфом
Как Егор Крид шел к рэп-альбому: от «Любви в сети» до фитов с OG Buda, Майотом и Гуфом