В прокат вышел фильм «Мьюзик» певицы Сии — о маленьком счастье и проблемах нейроотличных людей, — сильно за репрезентацию таких персон раскритикованный. Николай Овчинников посмотрел фильм, немного поговорил с самой Сией и не нашел там ничего вызывающего.

Краткий сюжет «Мьюзик» таков: девушка (Кейт Хадсон), ранее занимавшаяся распространением запрещенных веществ, вынуждена взяться за опеку своей сводной сестры с аутизмом (Мэдди Зиглер, постоянная партнерша Сии по клипам — именно она снималась в «Chandelier»). Ей в этом помогает угрюмый тренер по боксу (Лесли Одом-мл.). По ходу ей придется столкнуться с флешбэками из прошлого, многое понять про себя и про сестру, а также, конечно же, найти любовь и успокоение.

Фильм в ноябре раскритиковали за то, что там человека с аутизмом играла нейротипичная героиня. Сиа в ответ защищалась, порой довольно странно: по ее словам, она исследовала проблему три года (прежде чем фильм все-таки выпустили) и даже пробовала на роль девушку с аутизмом, но это оказалось слишком эмоционально тяжело для последней, и вообще, сперва стоит посмотреть фильм, а потом уже осуждать. До сих пор непонятно, то ли артистка недостаточно попыталась провести правильный кастинг, то ли действительно это был бы травмирующий опыт для нейроотличных людей — многие были вовсе возмущены даже не фильмом (его и вправду никто не видел), а реакцией артистки на критику. В январе Сиа сказала, что перед релизом они отправили фильм на проверку в некоммерческую организацию Child Mind Institute (она занимается помощью нейроотличным детям), и те сообщили, что с сюжетом все в порядке и он на «100% корректен». Но в итоге история вокруг фильма для многих затмила сам фильм.

Сама Сиа признается, что при создании «Мьюзик» опиралась на картины «1+1» и «Моя собачья жизнь»: «Всех я заставила смотреть „1+1“ (это одна из моих любимейших картин) и „Мою собачью жизнь“. Очень странные и разнообразные референсы, прям не может быть более разных по духу». Оба фильма по-разному рассказывают о том, как заботиться о людях, которые в силу разных обстоятельств не могут полностью заботиться о себе. К этому сюжету Сиа добавила музыку.

Сиа настаивает, что «Мьюзик» — это не мюзикл. Да, ей нравятся «Ла-Ла Ленд» и «Бриолин», но вообще, она находит мюзиклы «монотонными». Если вывести за скобки тематику, «Мьюзик» окажется добротной музыкальной картиной, близкой даже не к американским аналогам (см. «Ла-Ла Ленд»), а к советским с их совсем уж лучезарными условностями и безоговорочным движением к счастью. «Я сделала [музыкальные видео] больше похожими на музыкальные клипы с танцем в качестве дополнительного средства выразительности, — рассказывает она „Афише Daily“. — Мы с Райаном Хеффингтоном и Мэдди работаем еще с „Chandelier“. И мы продолжаем развивать наш музыкальный язык втроем, в глубине танца. И это очень специфический язык, этим он мне нравится».

В этом, наверное, главная не этическая, а творческая проблема «Мьюзик»: Сиа балансирует между тревожным сюжетом и лакокрасочными клипами, но в итоге срывается в пропасть и обнаруживает себя, прежде всего, клипмейкершей. Как многие музыкальные видео, сопровождаемые многозначительным сюжетом, мы привычно смотрели в сокращенной версии, так и здесь безупречно поставленные номера с музыкой и танцами затмевают все остальное.

И тут мы переходим к еще одной проблеме «Мьюзик» — собственно, самой музыке. Кем была Сиа до «Chandelier» для большинства? Добротной хитмейкершей с удивительной красоты дебютником и трип-хопом в анамнезе (многие, кто попсе предпочитает плейлисты типа «Релакс», все еще думают, что Сиа — это та девушка, что пела с Zero 7). Кем она стала после «Chandelier»? Монтажницей-высотницей поп-цеха, создательницей хитов в среднем темпе. Драма, но без перехлеста, ритм, но без излишней заковыристости, крючки, но не самые сильные. Сиа — одна из главных ремесленниц десятых (тут никаких негативных коннотаций).

Саундтрек к «Мьюзик» — это вроде бы демонстрация достижений поп-музыки ушедшего десятилетия: эпохи хитмейкерского конвейера имени Макса Мартина. Гуттаперчевые минималистичные ударные, восторженные припевы для подергиваний-подпрыгиваний, будто придуманные специально для ярко обставленных танцевальных номеров. Лучший трек — «Saved My Life», громкая баллада, написанная с Дуа Липой. Сиа рассказывает, что они написали песню, «когда она (Дуа Липа. — Прим. ред.) готовила свой новый альбом. Песня мне очень понравилась, и в глубине души я надеялась, что она ее отвергнет, что я смогу использовать ее в фильме. И я как попрошайка просила свой менеджмент как‑то ее уговорить». В итоге уговаривать не пришлось — Дуа Липа выпустила диско-альбом, а баллада досталась саундтреку к «Мьюзик». Но за этим ярким пятном оказывается довольно ровный пастельный фон. Это, безусловно, качественный хитмейкерский поп, но местами слишком автоматичный. Эти песни полны восторга, но восторг этот подобен мишельгондришным декорациям самого фильма. Они полны драмы, но такой же плюшевой.

«Наверное, одним из лучших комплиментов, что я получила, — рассказывает Сиа, — был от одного режиссера, который пришел на один из тестовых показов, не зная ничего о том, на что мы опирались при создании фильма, и сказал, что картина похожа на „1+1“. Я весь день плакала!» Действительно, «Мьюзик» — это «1+1» с песнями и плясками, но проблема его в том, что баланс все время смещается от песен и сюжета к музыкальному видео. «Мьюзик» — фильм, в котором неоднозначности при промо стали важнее, собственно, картины, а музыка и танцы — важнее остального сюжета.

Подробности по теме
Как Спайк Джонз и Beastie Boys рассказали историю группы: интервью и рецензия
Как Спайк Джонз и Beastie Boys рассказали историю группы: интервью и рецензия