Шотландская группа Biffy Clyro — одни из немногих брит-рок-героев, без особых проблем доживших до 2020 года. В этом году они выпустили новый альбом «A Celebration of Endings», а Николай Овчинников позвонил лидеру группы Саймону Нилу и поговорил с ним о политике, хип-хопе и Шотландии.

— Вы как‑то всегда сторонились политики, а тут у вас и интервью на соответствующие темы, и альбом преисполнен гражданского пафоса. Почему?

— Потому что мир сейчас проходит через большие изменения, Николай. Мне кажется, что политика пронизывает сейчас все, личное — это политическое. Я думаю, я чувствую, что это уже больше не борьба между левыми и правыми, а скорее противостояние между теми, кто пытается сделать что‑то правильное, против тех, кто пытается сделать что‑то совершенно иное.

Я не хочу звучать как хиппи, но есть ощущение, что исчезла прозрачность и честность в отношениях между политиками и обществом в последние годы. И это стало меня особенно раздражать. Раньше все-таки было какое‑то уважение.

Мы сейчас в Великобритании должны одновременно справляться с Брекзитом и с коронавирусом. Ирония в том, что нам тяжело справиться с вирусом, потому что наши политики слишком заняты Брекзитом. И это так ***** [плохо].

Но у меня есть надежда на будущее. Я верю, что если мы все будем участвовать [в общественно-политических процессах] и все будут высказываться и говорить, каким они хотят видеть будущее, тогда, я думаю, мы сможем двигаться в лучшую сторону. И для этого не нужно делиться на два лагеря. А то в последнее время кажется, будто политика стала новой религией. Нам стоит учиться друг у друга, чтобы расти. Мы не можем игнорировать то, что вокруг нас.

Лучший трек с «A Celebration of Endings». Видео среди прочего демонстрирует, что Саймон Нил вообще не стареет, черт возьми

— Вы в последнее время очень много говорили в интервью о важности хип-хопа для своего творчества.

— Да, мне кажется, что рок-музыка в последнее время потеряла элемент восхищения, агрессии и хаоса. Хип-хоп занял позицию, которая раньше была у панк-рока. Если кратко: им ***** [плевать]. И мне кажется, что это замечательно, когда ты в молодости, в юности слушаешь музыку, которая заставляет тебя наплевать на все.

Старшее поколение не понимает, что происходит. Мы все еще немного погружены в старые классические записи, классические группы. Я не понимаю стремления к тому, чтобы быть еще одними Led Zeppelin, The Beatles или AC/DC. Я люблю эти группы, но 40 или даже 50 лет прошло, когда [их лучшие записи] появились.

При этом рок-музыка для меня все еще самая живая форма искусства. [Я это понимаю], когда я вижу кого‑то, кто фигачит на своем инструменте — на гитаре или барабанах — на сцене.

В этом есть какая‑то сила и первозданная красота: видеть, как человек физически издает звуки.

Но нам важно не бояться разрушить свод правил. Нам не нужно делать еще одну версию какого‑нибудь классического альбома. Нам нужен прорыв, нам надо использовать все технологии, что есть у нас в руках. Нам нельзя бояться экспериментировать. И если быть реалистами, то лучшая рок-музыка никогда не получалась в мейнстриме. Лучшие, самые прогрессивные исполнители никогда не становились популярными.

Тут еще важно то, как люди слушают рок-музыку. Они все еще слушают ее альбомами, в отличие от тех, кто слушает поп и хип-хоп. Там людям важны песни. Вы правы: времена изменились. Но нам пора перестать смотреть назад. Давайте эволюционировать, меняться, двигаться дальше. Давайте научимся какой‑нибудь фигне у хип-хопа и поп-музыки. Возьмем их зацепки. Вы знаете, лучшие хип-хоп-треки ***** [очень] странные. Там три или четыре песни в одной — и мне это нравится. Но когда я слышу рок-группы, я все еще сохраняю веру в рок-н-ролл. Чего и вам желаю, Николай!

Так Biffy Clyro звучали почти 20 лет назад

— А вы видите место для хип-хопа в своих песнях?

— Мне нравится контраст, который есть в хип-хопе между хай-фаем и лоуфаем, между зернистостью и блеском. Мне нравится как музыканту идея привнести в свое творчество более ******** [безумные] барабаны. Звук не должен быть вычищенным, вылизанным. И мне нравится, что у хип-хопа есть этот микс хайбрау- и лоубрау-штукЧто?Хайбрау — высокое искусство (академическая музыка, живопись и т. п.), лоубрау — низкое, народное искусство (например, поп-музыка). Журналист Джон Сибрук в конце девяностых пришел к выводу, что им на смену пришел микс этих двух вещей, который называется ноубрау (так же называлась и его книга об этом): то есть одновременно в произведении может сочетаться и изобразительное искусство XIX века, и современный хип-хоп (как, скажем, в клипе Джей-Зи и Бейонсе, снятом в Лувре) и, что важно, страсть. Многие молодые люди и девушки, которые занимаются хип-хопом: через него они борются за себя, за свою жизнь, за свои права.

Мне кажется, рок-музыке тоже нужна страсть. Тут уже нет места для мило спродюсированных песен ни о чем. Нам нужно оживить себя и начать говорить о действительно важных вещах.

— Это замечательно, но мои коллеги заметили вот какой парадокс: последние лет 10 Biffy Clyro мало менялись с точки зрения звука.

— Это забавно. Мне кажется, что люди, которые так смотрят на наше творчество, не сильно в него углублялись. При этом если ты действительно знаешь музыку, пишешь ее, то ты попытаешься как‑то оценить то, к чему мы стремимся. Радость нашего творчества исходит из тех ограничений, которые накладывает на нас тот факт, что нас всего трое в группе. Три человека с гитарой, басом и барабанами — и все строится вокруг этого.

Да, если бы у нас было еще шесть человек в группе, каждый альбом, наверное, был бы совсем иным, чем остальные. Но у меня один голос, я пишу песни, у меня свой способ это делать. Справедливо то, что люди это видят. Но я бы не сказал, что это совсем точно.

— Вообще, считается, что как треугольник самая стабильная фигура, так и группа из трех человек — самая стабильная творческая единица. Это так? Как вы решаете проблемы внутри коллектива?

— Все просто: я всегда прав. (Громко смеется.) Но если серьезно, то в группе из трех человек намного проще решать вопросы. Кроме того, для меня — а я пишу всю музыку — Бен и Джеймс (Джонстоны, братья и участники группы. — Прим. ред.) являются большим подспорьем и поддержкой. И у нас больше человеческой близости. Потому что если бы было шесть человек в группе, то было бы три пары друзей, а тут вы можете друг с другом спорить, но ничего не рухнет.

Многие конфликты происходят, когда у вас [в группе] нет демократии. Я верю в демократию и прочее, когда дело касается искусства. Короче, я не скажу, что ваши коллеги неправы, когда так говорят о нас, да, мы все еще любим гитары с дисторшеном. Но я думаю, что людям как‑то легко не понимать того факта, что те же трое, которые занимаются музыкой в течение 20 лет, — это нечто особенное.

Один из главных хитов Biffy Clyro — перебивающийся с крикливого постхардкора на почти балладный рок номер с гулким басом, идеальная репрезентация творчества группы

— Хочу вернуться на 20 лет назад. Каково это было — существовать как молодая рок-группа в Шотландии начала нулевых?

— Тяжеловато. Кстати, чтобы вы понимали, у нас там нет льда. (Смеется.) Про него первым делом спрашивают шотландскую группу, когда она добирается до Лондона. Но вообще, если вы живете и работаете в Шотландии, это одна из определяющих характеристик группы. Я не думаю, что смог бы писать песни где‑то еще.

Мне кажется, что [шотландское происхождение] дало мне правильный уровень цинизма по поводу мира вокруг, я хорошо понимаю то, что происходит, я не сижу в ****** [чертовом] особняке в Малибу. А еще, так как в Шотландии достаточно плохая погода, мы проводим очень много времени в помещениях. Мы провели всю жизнь, будучи запертыми внутри, играя и слушая свою музыку. Это дало нам больше коннекта с группами, которые мы любим. Это очень интимный момент.

Но, возвращаясь к началу ответа, здесь сложно добиться того, чтобы тебя заметили. В Великобритании привыкли, что самые интересные вещи появляются в Лондоне и, может быть, Манчестере. Но я верю, что лучшее искусство происходит из изолированных мест, маленьких городков.

Посмотрите на группы, которые прославились в больших городах. Большинство из них приехали из маленьких поселений с желанием попробовать и изменить мир. Для этого нужны наивность и невинность.

Знаете, в Шотландии есть настоящий аутсайдерский менталитет, который заставляет нас поддерживать друг друга.

Это то, что дало нам волю и голод, которые заставляли нас заниматься своим делом так долго. Мы все еще любим то, что мы делаем. Но, главное, мы не делаем это для кого‑то другого. Для меня главное — то, что я все еще люблю делать музыку с двумя моими лучшими друзьями. А то, что ты шотландец, помогает тебе сохранять ощущение реальности, даже если дела идут слишком хорошо.

Biffy Clyro выступают на T in the Park спустя 15 лет после того, как там же Саймон Нил увидел Mogwai и офигел

— Для вас какая группа из Шотландии была самой важной?

— Сложный вопрос, но я попробую ответить. (Короткая пауза.) Пожалуй, пусть это будут Mogwai. Я их увидел впервые в 1999 году. Я даже не знал, что они из Шотландии. Я просто знал, что они — инструментальная группа, которая являлась таким воплощением построка, который начали Slint, наряду с Sigur Rós и Godspeed You! Black Emperor.

Впервые я увидел Mogwai на [фестивале] T in the Park (видео, кажется, не сохранилось, но есть аудио. — Прим. ред.). Они вышли с капюшонами на головах. Почти весь концерт светили стробоскопы. И это был практически религиозный опыт. Ты не мог видеть их лица, никто не пел, не говорил. Была просто музыка. Эти пятеро парней делали музыку, которая звучала, будто они прилетели с какой‑то другой ****** [чертовой] планеты.

Они были одновременно шотландцами и при этом делали что‑то всемирное. Это было одно из самых сильных моих музыкальных впечатлений. Да, я люблю Энни Леннокс и Eurythmics, вообще, в Шотландии куча отличных групп. Но именно Mogwai обозначили Шотландию на музыкальной карте мира, как никто другой в последние 20 лет. Они очень живые. Так что да, Mogwai могли бы быть моими королями Шотландии. (Смеется.)

Послушать альбом «A Celebration of Endings» можно практически на любом стриминговом сервисе.

Подробности по теме
Почитайте про еще одну хорошую шотландскую группу
Почитайте про еще одну хорошую шотландскую группу