Кризис, который ударил по музыкальной индустрии, оказался куда тяжелее и продолжительнее, чем предполагалось изначально. Рассказываем, как она пострадает и что она может сделать

Когда в начале марта из‑за пандемии отменился фестиваль SXSW, было ощущение, что это ненадолго и что фестивальная жизнь вернется к лету в прежнее состояние. Но уже отменяются летние события, а госорганы по всему миру говорят: «Запрет на массовые мероприятия будет сохраняться дольше иных ограничений». И проблемы не только у концертов. Пандемия навредила всей музыкальной индустрии. Примерные подсчеты аналитиков Forbes в марте были таковы: в лучшем случае потери составят $1 млрд, в худшем — $5 млрд. По прогнозам, доходы глобальной музыкальной индустрии должны были составить около $59 млрд в 2020 году. В случае максимальных предполагаемых потерь — а они становятся все более реальными — индустрия откатится только по доходам минимум на два-три года назад.

Подробности по теме
«Никто не считает убытки, все пытаются выжить»: как пандемия меняет музыкальную индустрию
«Никто не считает убытки, все пытаются выжить»: как пандемия меняет музыкальную индустрию

Запрет на концерты

В апреле американский эксперт Зик Эмануэль, онколог и биоэтик, предположил, что раньше осени 2021 года о «конференциях, концертах и спортивных событиях» думать не стоит. Не испытывают оптимизма и некоторые промоутеры. Так, Даниель ДеФорс из Continental Touring (возят металлистов вроде Satyricon и Pain) считает, что раньше начала 2021 года туры не возобновятся. Директор фестиваля Isle of Wight Джон Гиддингс сомневается, что крупные ивенты возможны до появления вакцины против коронавируса: «Вы можете отпустить людей с изоляции, но захотят ли они собираться толпами до появления вакцины?» И добавляет: «Мы и так платим миллион фунтов за безопасность, как мы заставим людей стоять на расстоянии двух метров друг от друга, я не понимаю». Экспертам вторят и власти. Например, глава Роспотребнадзора Алена Попова в начале мая заявила, что массовые мероприятия разрешат последними, причем сроки снятия ограничений неизвестны.

Помимо запрета на массовые мероприятия возобновлению фестивалей в полной мере мешают и закрытые границы. Так, власти Италии не собираются разрешать туристам въезд в страну до конца 2020 года. Но даже если артисты смогут приехать не по туристическим визам, то мероприятия все равно лишатся зарубежных слушателей. Например, у финского Flow почти пятая часть аудитории — иностранцы, в том числе россияне. Большая зарубежная аудитория у венгерского Sziget. До 30% туристов приезжают в Берлин ради его знаменитых клубов.

Концертная индустрия начнет восстанавливаться не раньше середины лета, когда и если начнут ослабевать запреты в большинстве стран мира. Это позволяет перенесенным на осень мероприятиям успеть перегруппироваться и провести их в более-менее достойном виде. Остальные игроки рынка будут или ждать следующего года, или устраивать онлайн-версии фестивалей в ожидании перемен (так, например, уже сделали «ВКонтакте», «Боль» и «Маятник Фуко»).

Онлайн-формат кажется единственным выходом для музыкантов на данный момент, но это слабая альтернатива настоящим концертам. По данным Nielsen и Billboard, число тех, кто смотрит музыкальные видео на стриминговых сервисах, сейчас достигло максимальных величин. Вопрос в доходах. Многие лайвы проходят бесплатно или за небольшие пожертвования. Так, онлайн-фестиваль «Карантин — это «Боль» собрал всего 350 тысяч рублей, которые были распределены между 23 исполнителями. Идея сделать систематические платные онлайн-мероприятия заманчива, но непонятно, насколько она реальна, если в ютьюбе полно бесплатных концертов.

Помимо финансовых обстоятельств есть и технические. Так, запланированный на конец апреля фестиваль в Minecraft с участием Idles и Pussy Riot перенесли из‑за перегрузки серверов.

Если вопрос с массовыми мероприятиями и решится, то, возможно, артистам станет сложнее найти площадку для выступления. Большинство площадок сейчас простаивают и пытаются кое-как договориться с арендодателями. В некоторых случаях, как, например, с екатеринбургским «Домом печати», договориться не получается совсем: там арендодатель повышает арендную плату и не дает клубу даже забрать оборудование. И нет гарантии, что подобные истории не повторятся в ближайшее время: отсрочки по налогам и аренде закончатся, а долги останутся. В итоге количество площадок существенно сократится, пока сложно прогнозировать, на сколько.

Тяга к ностальгии

Стриминг тоже пострадал от пандемии. С одной стороны, у Spotify растет число премиум-аккаунтов, но их обладатели стали меньше слушать музыку. Только за первую неделю пандемии число прослушиваний в топ-200 упало на 11%, у сервиса снижаются и доходы. Цифровые продажи альбомов в начале марта упали на 12,4%. Продажи музыки на физических носителях занимают не самую крупную долю на рынке (меньше 20% в Европе и США) и падают особенно сильно из‑за закрытия магазинов: в марте 2020 года итальянские рекордсторы продали на 60% продукции по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Нет спроса на новую музыку: в США более 60% стримов — это каталог плейлистов старых песен и сборников лучших хитов. А в Австралии почти на 30% выросло число людей в возрасте от 18 до 34 лет, которые слушают радио. Отсутствие стримов и концертов сильно навредит нишевым артистам и локальным сценам. Им попросту неоткуда будет брать доходы. Стримингам не помогает и то, что количество крупных релизов сократилось до минимума. Артисты один за другим откладывают альбомы. И не факт, что это правильная политика: хватит ли слушателей на все отложенные релизы, непонятно.

Проблемы и у лейблов с артистами. В недавнем интервью Forbes директор Black Star Павел Кирьянов говорит о сокращениях зарплат и персонала. У музыкантов доходы снижаются до нуля. Еще в марте британские исполнители уже недосчитались почти 14 миллионов фунтов из‑за коронавируса и его последствий.

Падение спроса

Скотт Коэн, главный по инновациям в Warner Music Group, сравнивает нынешнюю ситуацию с началом нулевых, когда Napster и рост пиратства вынудили музыкальную индустрию меняться. В качестве одного из символов перемен он видит онлайн-концерты, собирающие рекордную аудиторию (например, 2,8 миллионов зрителей, посмотревших в прямом эфире выступление Андреа Бочелли). Видеостриминги на первых местах по динамике роста подписчиков. Проблема в том, что предыдущий кризис в индустрии не был напрямую связан с глобальными проблемами, а у бизнеса были возможности для развития и дальнейшей адаптации к новым условиям. Сейчас денег нет ни у кого. И рост аудитории в одном из сегментов не поможет восстановлению всей индустрии.

Спрос на концерты точно снизится. Так, в России из‑за кризиса на досуг собираются тратить меньше денег более половины граждан. Вполне вероятно, что фестивальное расписание в 2021–2022 годах заметно поредеет. То же и с концертами. Дело не только в тратах посетителей шоу: сократятся доходы артистов, а площадок станет меньше.

Новой музыки тоже будет меньше. Ощутимые доходы от стриминга получают только артисты с большой аудиторией, у остальных все еще главный доход — живые выступления и продажа мерча. Поддержки от государства и профсоюзов — если она есть вообще — не хватит на покрытие всех расходов. Так, британский профсоюз музыкантов в марте выделил своим членам только по 200 фунтов (это меньше 20 000 рублей). В США музыкантам, пострадавшим от кризиса, государство сможет заплатить, как и остальным гражданам, до $1200 на человека.

Дополнительная помощь может прийти от крупных корпораций. Так, Apple выделила $50 млн на дополнительные роялти инди-лейблам, а Spotify разрешила поклонникам донатить артистам напрямую. Правда, это чревато монополизацией рынка: артисты еще больше будут зависеть от стримингов.

Что можно сделать

Пока все заняты подсчетом убытков, никто не пытается придумать, как их ликвидировать в будущем. Чтобы индустрия изменилась, нужны идеи. Речь не обязательно об инновациях: у нас уже в руках куча инструментов. Вот, например, что можно сделать.

Придумать сервис подписки на концерты, чтобы можно было посещать по абонементу любой ивент в течение месяца: это снижение доходов для музыкантов, но зато на них продолжат ходить люди. Сделать сайт с донатами любым артистам: опыт «Боли» ограниченный, есть ощущение, что можно попробовать что‑то покрупнее и на постоянной основе, как у отсутствующего пока в России Spotify. Сделать единый сервис мерча артистов (некоммерческий сектор вот как‑то смог). Провести нормальные фестивали локальных сцен, раз иностранцам пока нельзя приезжать, и помочь им превратиться во что‑то ощутимо важное для себя и слушателей. Придумать концептуальное онлайн-шоу. Организовать профсоюз музыкантов, который будет требовать от стримингов и государства достойного финансирования и выплаты роялти. Записать еще с десяток сборников вроде «Не выходя из дома», достав из запасников хорошие песни.

Слушателям тоже придется менять поведение. Понять, что культура тоже достойна пожертвований. Отказываться от вписок, когда это не требуется по работе (а в идеале — всегда). Перестать пользоваться пиратскими сервисами, когда речь идет хотя бы не о самых богатых артистах. Покупать подписки на стриминговые сервисы. Покупать кассеты и винил. Приобретать мерч. В конце концов, если нет денег, поддерживать музыкантов словом. Любые отношения должны строиться на взаимности, у нас есть шанс показать, как это сделать.

Подробности по теме
Музыканты сборника «Не выходя из дома» показывают, как работают во время самоизоляции
Музыканты сборника «Не выходя из дома» показывают, как работают во время самоизоляции