Летом в Ижевске прошел музыкальный фестиваль «Регион», собравший более 30 музыкальных проектов. За его организацию отвечала местная промогруппа ABCD, что расшифровывается как any body can dance. По просьбе «Афиши Daily» идейные вдохновители команды рассказали о региональных особенностях проведения музыкальных ивентов и планах по завоеванию Москвы.

Никита Китсан
креативный директор
Балу
технический директор
Денис Костицын
основатель

— Вы ощущаете Ижевск столицей электронной музыки России?

Никита: Да это все миф — никогда не был. Такое определение Ижевску придумал [музыкальный журналист и критик] Артемий Троицкий, когда приезжал сюда в 1992 году на фестиваль «Ижевская Экзотика» в качестве члена жюри вместе с [композитором] Сергеем Курехиным. Это активно подхватили местные, но не дожали. На этом выезжали в 2000-е, но что значит «столица»? В 80–90-е в Ижевске было больше всего электронных групп на душу населения, объединенных одним звучанием, эстетикой. Вот это был феномен.

— Нет ощущения, что музыкальное прошлое может служить некоторым обязывающим бременем?

Балу: Мне кажется, наоборот. Возможно, если бы его не было, ни о каком возрождении не шло бы и речи. Бэкграунд чувствуется, и благодаря нему у молодежи есть интерес к подобным ивентам. Сейчас вот стало модно говорить про «Стук бамбука в XI часов» (советский музыкальный коллектив, образованный в Ижевске в конце 1980-х годов. — Прим. ред.), например.

— Многие из команды ABCD перебрались в Москву и Петербург. Насколько сложно делать фестиваль дистанционно?

Денис: На самом деле несложно и даже лучше. Я, например, когда переехал в Москву, начал ходить в «Арму», «Рабицу» и просто подрезать идеи. Ну как подрезать… Вдохновляться, смотреть, что сделано, как это работает. Мне кажется, что, живя в Ижевске, едва ли возможно сделать что‑то подобное [организовать фестиваль], потому что в городе ничего не происходит.

Команда ABCD (справа налево): Борис Пивень, Балу, Лида Костицына, Денис Костицын, Юра Смирнов, Никита Китсан, Саша Мешакина, Евгений Диксон, Сережа Заварзин, Илья Либеров
© Дмитрий Ермаков

— Расскажите про концепцию «Региона». Как вы отбираете музыкантов?

Никита: Сначала была идея собрать исключительно ижевских музыкантов — последний подобный фестиваль — «IZH-18» — проходил в Ижевске около десяти лет назад. Он шел три дня, а сцены располагались в разных местах города. Мы кинули клич, но не насобирали лайнапа даже на один день и решили позвать музыкантов из других городов, только не из Москвы, а из Казани, Перми, Екатеринбурга. Так родилась концепция «Региона»: мы продвигаем именно региональных музыкантов.

— Какой проект стал для вас главным музыкальным впечатлением на фестивале?

Денис: «Шумовая среда».

Никита: Да, это интересно! Никита Сморкалов, достаточно известный ижевский деятель, снял фильм «Утопленники», а этим летом организовал «Шумовую среду». Суть проекта: каждую неделю в каком‑то странном месте города выступали экспериментальные, нойзовые проекты. Это могло происходить на перекрестке каких‑то улиц или на заброшенной водонапорной башне. Под «Шумовую» мы выделили отдельную сцену, на которой выступили более десяти разных коллективов. Например, «Очень слепой тигр» Анны Краб.

— Еще у вас был интересный хор.

Денис: Это древний коллектив «Птица Тылобурдо» — настоящий фолк с живыми народными инструментами.

Здесь и далее — фото фестиваля «Регион»

© Александр Дмитриев
1 из 3
© Александр Дмитриев
2 из 3
© Александр Дмитриев
3 из 3

— Насколько сильна музыкальная миграция из Ижевска?

Денис: Все уезжают, и наша задача — успеть поймать, найти и раскрутить музыкантов, пока они здесь.

Никита: Ну все же логично: в Ижевске нет рабочих мест, нет денег, люди не могут заплатить 300 рублей за вход и оставить на баре еще тысячу. 30 тыс. рублей здесь считаются хорошей зарплатой.

— А вы себя считаете новой ижевской волной или продолжателями традиций 80-х?

Никита: Волной не считаем: волна — это все-таки музыканты, определенный период. Первая волна — та, про которую рассказывается в «Утопленниках»: индастриал, нойз, прото-трип-хоп. Потом появилась вторая волна: «Ан-2» и D-Pulse, такой сладкий хаус с примесью диско. А третья волна — сейчас, но в ней нет чего‑то объединяющего, есть все. И это не только к Ижевску относится: в принципе, сейчас на одной пластинке может оказаться и брейкбит, и техно, и эмбиент — и это нормально.

[Благодаря фестивалю] мы начали говорить открыто, не стесняясь, что мы из Ижевска. И дело тут скорее не в музыке, а в мероприятиях и нашей региональной тусовке. Все, кто здесь был, отмечают, что такой атмосферы нет ни в Москве, ни в Петербурге, потому что здесь люди проще и свободнее.

— Расскажите о месте, где проходил фестиваль «Регион»?

Никита: В Ижевске есть очень старый парк Горького, в котором располагался Генеральский дом. Это место, где собирались первые коммунисты, главные генералы, основавшие завод. Долгое время он стоял никому не нужный и потихоньку разваливался, пока его не заняли ребята из театральной студии Les Partisans, которым нужна была репетиционная база и площадка для показа спектаклей. Организовали краудфандинг, собрали около 600 тыс. рублей на косметический ремонт. Поставили там подпольный магазин и начали проводить лекции. Получился такой кластер.

Здесь и далее — фото кластера

© Александр Шкляев
1 из 4
© Александр Шкляев
2 из 4
© Александр Шкляев
4 из 4

— В прошлые годы от ваших вечеринок было ощущение, что вы, привозя резидентов «Армы» и «Рабицы», подхватываете тенденции. Теперь заметно, что вы делаете что‑то новое и ищете звучание города.

Денис: Это случилось совсем недавно. Летом был ключевой момент, когда мы делали вечеринку в «Доме культур» в Москве. Перед нами стояла задача придумать что‑то нетривиальное, и мы предложили московским артистам сделать кавер-версии русской классики. Таким макаром Rosemary Loves A Blackberry перепела «Стук Бамбука», а «Интурист» и часть «Электрической Собаки» переиграли другие группы. И мы решили двигаться в эту сторону: выпустили эти каверы на своем саб-лейбле.

Никита: На самом деле сначала мы привозили резидентов «Армы» и «Рабицы», потому что надо было собрать толпу и нас показать. Потом это заметили в Москве, и те же резиденты сами начали к нам проситься. Так появилось то, чем является ABCD. Все продумано.

— А что за аудитория пришла на ваш фестиваль? Все-таки это событие с не самой, скажем так, простой музыкой. Как люди в целом реагируют на подобные музыкальные события?

Балу: Я в этот раз не знал, наверное, процентов 60 аудитории, что очень порадовало. Если раньше у нас были дискотеки, на которые могли приходить люди, не знающие лайнап, то сейчас это более взрослая аудитория, которая идет на конкретные группы. Наши посетители — это люди люди от 24 до 28 лет, очень осмысленные.

Денис: Мы их, можно сказать, приучили к такого рода мероприятиям.

Никита: В целом в Ижевске сейчас очень грустно, поэтому на фестиваль пришли абсолютно все, кто более-менее шарит за музыку и культуру. В городе есть костяк молодежи, который следит за индустрией, бывает на рейвах и фестивалях в Петербурге и Москве, но таких минимум. И когда делаешь большое мероприятие, на них нет смысла делать ставку — их слишком мало, и кассу они не принесут. Приходится привлекать как можно больше народа, который, возможно, не совсем в теме, но придет, потому что это что‑то масштабное и интересное.

— Расскажите про свой лейбл. Что за артистов вы на нем выпускаете?

Денис: Лейбл ABCD — логическое продолжение всей истории. Мы берем неизвестно артиста — в первом случае это был Honalome — и известного его земляка (на первом релизе это был Xan). И тем самым один продвигает другой. Второй релиз у нас посвящен Татарстану: на одной стороне Buwalda, неизвестный никому в столицах, а на второй — Yung Acid.

Тот самый фильм Сморкалова. «История о том, как в закрытом оборонном городе появилась уникальная андеграундная среда, известная как «ижевская электронная волна». Этот фильм — попытка разобраться в том, откуда в нашем городе появляются «волны», и куда они исчезают», — говорится в описании видео

— Что у вас намечается в «Мутаборе»? Кого туда везете, что за концепт у вечеринки?

Никита: Будут музыканты не только из Ижевска, но и из других городов — Казани, Кирова, Нижнего и Петербурга. Делаем два танцпола: на одном — более танцевальная музыка, на другом — более экспериментальная.

Про концепт. Ижевск — это город, в котором пересекаются две энергии. Первая — земли, языческих обрядов; изначально на этой территории жили удмурты, которые были язычниками, они поклонялись богам из удмуртского пантеона. А вторая энергия — индустриальная, потому что в Ижевск приехали рабочие и построили завод. Вся местная музыка объединяет эти две атмосферы.

«Мутабор» концептуально похож на удмуртскую мифологию, в которой есть верхний мир, где проживают боги, средний мир, где проживают люди, и нижний, где проживают злые духи. Собственно, у нас будет нижний мир с мрачной музыкой и средний мир — с танцевальной.

— Видела, что вы везете Virgo Intacta, например.

Никита: Да, это уникальный случай: они с 2000-х не выступали живым составом, поскольку живут в разных городах. Мы их расшевелили на «Регионе», и они даже взяли нового участника. А еще у нас будет группа «Семь ножей», которая объединится в один коллектив с Wolfstream и будет джемить.

Вечеринка ABCD пройдет в «Мутаборе» с 9 по 10 ноября. Билеты, лайнап и подробности ищите здесь.

Подробности по теме
«Глубже только ад»: RAF25 — техно-клуб в подземном бункере Петербурга
«Глубже только ад»: RAF25 — техно-клуб в подземном бункере Петербурга