18-летний Семен Лисейчев, он же МС Сенечка, весной выпустил пластинку «Хип-хоп будни», которая звучит, будто на дворе 1998 год — легковесные и добрые бытовые зарисовки, положенные на биты в духе старой школы, выглядят свежо и самобытно. Он выступит на шоукейсе «Афиши» на Moscow Music Week 6 сентября.

— Привет! Начнем с простого: как дела?

— Дела нормально, болею только. Кашель сильный сейчас. Стараюсь его как‑то держать в себе.

— Хорошо, что у тебя концерты не многочасовые.

— Согласен, пока у меня не так много треков, можно немножко расслабиться.

— В других интервью все акцентируют внимание на душевности и доброте вайба твоих песен. А вот что тебя сильно разозлило в последний раз? Ты вообще бываешь злым?

— Само собой, я бываю злым, это же естественные эмоции… А случай, когда я был огорченным, считается?

— Ну тоже, если об этом, конечно, можно говорить.

— Недавно у меня возникли проблемы с клипом, и вот это меня серьезно разозлило. Потому что все к этому готовились, строились планы, и вдруг все отменилось. Тут я испытал весь спектр эмоций. (Смеется.)

— Клип планировался на новую вещь или на уже вышедшую?

— На вышедшую, но какой — говорить пока не хочу.

— А писал ли ты на эмоциях какие‑то прямо злые инструменталы?

— Был один трек в моем первом проекте Yung Ferry «Devil» — по большей части шуточный, но довольно злой — не помню, на что именно у меня была эмоция, но я это запомнил.

— Тебя вообще сложно, как мне кажется, вывести из равновесия.

— Да, но если выбить — то это будет иметь серьезные последствия.

Предыдущий проект Сенечки, Yung Ferry, звучал вот так

— К вопросу о Yung Ferry. Если у Сенечки можно вывести какую‑то магистральную творческую линию, то вот в этом проекте в инструменталах есть и психодел-поп, и нью-скульные биты, и пост-R'n'B, но особенно много синтвейва, что весьма неожиданно. Откуда у тебя любовь к этому жанру?

— Не могу сказать точно, когда это началось, но мне кажется, что после просмотра фильма «Драйв». Там саундтрек от Kavinsky — я много его слушал, вдохновился насыщенной атмосферой музыки, и мне вдруг очень захотелось сделать тоже что‑то в таком духе. Музыка там особенная: все эти синтезаторы, особенно когда звучат довольно лоуфайно и слегка, едва заметно, ездят по тональности, дают какой‑то живости звука; это добавляет им какой‑то теплоты и душевности, даже несмотря на то, что это не совсем «живой» инструмент. Очень это здорово и сильно мне нравится.

— Проект Yung Ferry в архиве или останется существовать как альтер эго, которое ты покажешь в нужный момент?

— Думаю, покажу в скором времени, потому что я уже приготовил новый альбом. Там тоже много разных экспериментов, заканчиваю его сводить. Примерно 10 треков будет, и я на него сильно ставлю.

— Там тоже будут песни на английском?

— Да, я решил таким образом проекты разделить и по стилям, и по языкам.

Сенечка исполняет свой главный хит вживую. Вот примерно такое и можно будет увидеть и услышать 6 сентября в московском клубе «Изи»

— Кстати, у МС Сенечки также совершенно отсутствует всевозможная лирика — это намеренно, или про это тебе неинтересно писать?

— У Сенечки и правда нет. Но я испытываю страх и неловкость, когда говорю об этом на русском. Поэтому большинство песен Yung Ferry посвящены чувствам во всех ипостасях. Посмеяться, повеселиться и отдохнуть — это МС Сенечка. Погрустить, порефлексировать — к Yung Ferry.

— Есть ли какая‑то песня, которая была для тебя поворотной: вот ты услышал, понял, что круто, хочу делать свое?

— Нет прямо четкого момента, когда мне захотелось писать музыку: это происходило постепенно, во многом случайно. У меня были мысли, что было бы здорово писать, когда я услышал песню «Feel Good Inc.» Gorillaz. Мне так она понравилась своим стилем… Но это не было конкретным толчком. Свой первый бит я написал в школе, еще в 8 классе, с друзьями за компанию ради шутки. И даже после этого я думал, что в будущем это мне не пригодится. Через год я переехал в Самару и в свободное время начал пробовать как‑то улучшать свои навыки.

— Как твое окружение к этому относилось, поддерживало тебя?

— Я сначала никому музыку не показывал, потом постепенно начал выкладывать у себя на страничках. Кто‑то писал, что прикольно, кто‑то — что надо над этим серьезно работать, что это прям плохо. Менее цензурно писали. (Смеется.) Не думаю, что у всех это получается сразу, и у меня был выбор: наслушавшись этих советов, продолжать дальше, несмотря на негатив, или бросить все. Я выбрал первый вариант. И вроде начало получаться!

— Сейчас вышел трек на твою музыку на альбоме Glam Go Gang! (творческое объединение, куда входят GONE.Fludd, Iroh, Cakeboy и Flipper Floyd. — Прим. ред.). Думал ли ты развиваться как битмейкер или саундпродюсер, работающий на сторону или на заказ?

— Это было изначальной моей целью, когда я начинал писать музыку. Но так получилось, что мои биты особо никому не нравились, ну или звучали нешаблонно для текущего времени.

— Не трэп, не хаус-рэп и не кальян-рэп.

— Ну да, все так. В общем, мои биты никому особо не подходили. На них записывались ребята из Новой Зеландии и Норвегии, им я отдал минуса просто так. Сейчас я не против делать для кого‑то продакшен — мне это нравится. Тем более что с текстами у меня порой проблемы, потому как не так много тем, на которые я могу писать. Тем более сейчас порой сталкиваюсь с пустотой в голове, пытаюсь как‑то отвлечься. Возможно, в будущем я ограничусь чисто музыкальным продакшеном.

— А после выхода «Хип-хоп будней» и обзоров СМИ на него не просили ли музыканты у тебя биты?

— Да наоборот — начали предлагать свои. Потом они, видимо, поняли, что мне это не очень интересно. А GONE.Fludd мне написал еще до «Хип-хоп будней». Возможно, даже и до «Лоу-лайфа» (первый альбом МС Сенечки, вышедший в октябре 2018-го. — Прим. ред.), узнав обо мне через общих знакомых.

— И так у вас завязалась дружба (на прошлой неделе МС Сенечка выступил на фестивале объединения Glam Go Gang! — Прим. ред.)?

— Да, стараюсь чем‑то помочь при возможности. На следующем релизе Саши [GONE.Fludd], возможно, будет еще один мой бит.

Первая и лучшая песня с альбома Glam Go Gang! — с продакшеном МС Сенечки

— По поводу тем для песен — вот ты сейчас живешь в Самаре, это принципиальный вопрос, или переезд есть в планах? Чтобы найти новые темы для песен, опять же.

— Планы, конечно, есть, но в отдаленном будущем. У меня домашняя студия, в которой удобно творить, я таки поступил в местный университет, ну и для переезда нужны финансы, которых всегда не хватает, а у родителей я просить не хочу.

— Вот, кстати, вопрос: есть альбом, про него много кто написал, его вроде как слушают, появляются концерты — приносит ли это на таком уровне доходы, благодаря которым можно иметь финансовую независимость?

— Музыкант моего уровня может не работать, но тогда ему придется себя сильно ограничивать. По меркам моей жизни я получаю деньги, которых у меня до этого не было, но их количество — скорее приятный бонус.

— А какие у тебя отношения с выпустившим альбом лейблом Sony Music?

— Они занимаются дистрибуцией. Мне предлагали контракт по принципу «360» (в обмен на помощь в промо, релизах, концертах и т. п., артист делится с лейблом деньгами — Прим. ред.), но я сознательно отказался. Я себя по-прежнему считаю инди-артистом и не хотел бы отказываться от полной творческой свободы.

— Посетившие твои концерты как один отмечают твоего колоритного бэк-эмси и девушку-диджея. Скажи, как они у тебя появились, если всю музыку ты делаешь сам?

— Это Полина и Алишер, мы познакомились с ними примерно в то время, когда возникла необходимость выступать живьем. С Алишером — где‑то в январе. Вообще, он барабанщик, должен был на моем первом сольнике в «16 тонн» играть на ударных. Но, увы, я тогда лежал в больнице, отрепетировать такой вариант программы не получилось, мы оставили ее на будущее. Тогда я предложил Алишеру стать своим бэк-эмси и не пожалел: мне пока очень тяжело на концертах вытягивать исполнение, особенно когда болею. Еще и скачешь, и где‑то на середине фразы постоянно делаешь глубокие вдохи. (Изображает.) Мы подружились, выступаем по возможности вместе. А Полину нашли ребята-менеджеры. Раз с живыми инструментами как‑то не сложилось, я подумал, что для концертов нужен такой классический диджей со скретчами и всеми делами, что тоже добавляет атмосферы. Есть у меня товарищ DJ Chell — очень крутой профессионал; он сильно занятой, но иногда, на самых крупных мероприятиях, тоже играет с нами.

— Ты в одном из интервью говорил, что помимо занятий музыкой любишь кино. Расскажешь про любимые фильмы? Ну, помимо «Драйва».

— Много раз пересматривал «Амели». «Интерстеллар» недавно вновь посмотрел — саундтрек там отличный. Но так все сходу и не упомянешь, нужно побольше времени подумать.

— А у меня тогда другой вопрос: раз ты пишешь многоплановую музыку и любишь кино, к какому фильму ты мог бы написать саундтрек?

— (Думает.) Точно не боевик и вряд ли комедия. Драма или фантастика. Или документальный фильм. А вообще, мне бы хотелось писать музыку для игр — очень люблю поиграть. И всегда готов попробовать что‑то новое.

Подробности по теме
Эрика Лундмоен, MC Сенечка, Zoloto и Sqwoz Bab угадывают лучшие треки 2019 года
Эрика Лундмоен, MC Сенечка, Zoloto и Sqwoz Bab угадывают лучшие треки 2019 года

МС Сенечка, а также Мак Сима Мгла, британец Big Heath и словенцы Zalagasper выступят в московском клубе IZI 6 сентября в рамках шоукейса «Афиши» на Moscow Music Week. Билеты еще есть.