Фестиваль Red Bull Music Festival в Москве открывает Лерой Берджесс, «король буги», выступающий почти полвека классик диско и соула. Накануне выступления он рассказал «Афише Daily» о записи первого хита и значении диско для современной музыки.

— Вашему первому хиту «Don't Turn Around», который вы записали вместе с группой Black Ivory, в следующем году исполнится полвека. Расскажите о нем немного.

— Это была вообще первая песня, которую я выпустил. Мне было 14 лет, я работал в школe [St. Charles School/Church в Гарлеме]. Но у меня совсем не клеилось с работой. Я все думал, как сбежать оттуда, чтобы пойти позаписываться в студии. В какой‑то момент я набрался смелости и пошел к родителям, чтобы рассказать им все. Они меня поддержали. В общем, мы с группой пошли в Sigma Sound Studios [в Филадельфии] и записали песню. Она вышла в 1970 году и стала большим хитом. Я был юн, и мне, конечно, немного снесло голову от этого. Я не был готов к этому. Но, к счастью, рядом со мной были семья и друзья, и это мне очень помогло. И благодаря этому я могу творить сейчас, и благодаря этому я вот очень скоро приеду в Москву.

Одно из первых исполнений песни «Don't Turn Around». Берджесс — крайний справа

— И еще немного о вашем раннем творчестве. Вас ведь учил трубач и аранжировщик Херби Джонс, работавший с людьми вроде Дюка Эллингтона.

— Это же мой первый учитель, он научил меня любить музыку. Он помогал Дюку Эллингтону создать саунд, за который его полюбили. И когда я познакомился с ним, он постарался меня по максимуму познакомить со своим мастерством. Для меня как юноши это были очень важные уроки.

— Что вы думаете о наследии диско в современной поп-музыке?

— Начнем с того, что людям всегда нравилось танцевать и хорошо проводить время. И вообще не важно, как это называется — диско, хаус или буги, — главное, чтобы музыка заставляла вас танцевать. Скажем, хаус — это по факту та же версия диско. Есть какие‑то новые элементы, но в целом это все та же прямая бочка. Я их не сильно различаю. В данном случае у стиля сменилась вывеска. При этом, возвращаясь к вашему вопросу, конечно, элементы диско прослеживаются в современной музыке. Я люблю диско за то, насколько оно сильно заставляет людей двигаться, танцевать. Я наслаждался и наслаждаюсь созданием треков в этой стилистике.

Одна из самых популярных сольных записей Берджесса

— А вы сами как с новой музыкой?

— Да много чего. Я слушаю джаз, Чика Кореа, соул — Арету Франклин, все что угодно с лейбла Motown. При этом я фанат The Beatles. При этом я слушаю самую разную музыку из Южной Калифорнии: от Майлса Дэвиса до Бруно Марса.

— Интересно, что многие вас знают даже не по трекам, а по семплам из них, которые часто использовались в хип-хопе.

— На самом деле, я очень рад тому, что песни, которые я раньше делал, теперь используются рэп-артистами. Это же круто, когда твои работы получают вторую жизнь. Любой артист хочет оставить след в индустрии и надеется стать успешным.

Я счастлив тому, что люди и 50 лет спустя играют самый мой первый хит [«Don't Turn Around»], тому, что мои песни все еще используются в танцевальной музыке. Я много и долго работал, чтобы выработать свой стиль, чтобы создать песни, с которыми слушатель мог бы себя ассоциировать. И то, что в итоге слушатели могут сделать это, делает меня счастливым.

Открытие RBMF состоится сегодня в 23:00 в баре «Стрелка». Билеты, кажется, еще есть.