В Россию в рамках мирового тура приехали NCT 127 — бойз-бэнд из 10 участников и одна из самых популярных кей-поп-групп. «Афиша Daily» на примере разговора с ними показывает, как выглядит интервью с кей-поп-идолами. Кстати, в Apple Music есть специальный раздел, посвященный кей-попу.

Южная Корея — страна работяг и трудоголиков, где у большинства жителей на первом плане стоит карьера. Раньше рабочая неделя составляла 68 часов — а это значит, что надо было работать по 11 часов в день шесть дней в неделю, — и только в прошлом году власти сократили ее до 52 часов. Трудовая дисциплина здесь одна из самых жестких в мире, рабочий день — самый длинный, а чтобы хоть немного продвинуться по карьерной лестнице, приходится впахивать еще и сверхурочно.

Поп-звезды — не исключение. Жизнь «корейских айдолов» расписана по секундам, каждый шаг заранее предопределен. Чтобы взять у них интервью, нужно заранее прислать вопросы, из которых менеджеры вычёркивают неподобающие — например, про корейскую бьюти-индустрию — и возвращают с правками и пометками, кто из участников будет отвечать на какой вопрос.

Беседа идет четко по установленному плану: задавать не утвержденные вопросы строго запрещено, делать уточнения нельзя и необходимо соблюдать оговоренный порядок вопросов — ведь участники группы уже запрограммированы на конкретный сценарий. Хотя сами они, судя по всему, не совсем роботы и вполне осознают абсурдность происходящего, ехидно переглядываясь и пересмеиваясь между собой. В некоторых моментах, видимо, им по сценарию положено проявлять бурные эмоции — и тогда они делают это максимально неправдоподобно, утрированно, закатывая глаза.

Ответы обтекаемы и, вероятно, тоже продуманы заранее. Ребята избегают какой‑либо конкретики, отвечая в духе «мы просто хотим радовать своих фанатов». Выглядит это так:

— Кей-поп — термин, который объединяет всю популярную музыку, сделанную в Корее, независимо от фактического жанра. Вы относите свое творчество к этому понятию?

До Ён: Кей-поп — это музыка, которая в последнее время набирает популярность во всем мире. Я согласен с тем, что под кей-попом понимают всю известную, популярную музыку, которая появляется в Корее. Наша группа — это кей-поп-группа.

— NCT расшифровывается как Neo Culture Technology. Что под этим имеется в виду?

Тэ Ён: Название нашей группы — Neo Culture Technology. Это означает, что мы в своем творчестве — в основном в наших выступлениях — пытаемся использовать новые технологии: такие, которые никто до нас не использовал. В будущем мы планируем развивать это направление и радовать своих фанатов.

— (Переводчику.) Он примеров никаких не привел?

Переводчик: Нет.

— Как изменился кей-поп за последние годы и что, по вашему мнению, его ждет в будущем?

Джэ Хён: Как мы уже говорили, кей-поп становится все более популярным во всем мире, и мы думаем, что эта тенденция будет продолжаться. Будет появляться больше групп, будет больше интереса со стороны фанатов.

— Один из ваших хитов, «Cherry Bomb», не вписывается в традиционные рамки кей-попа, он довольно экспериментальный. Много ли у вас простора для экспериментов?

Марк: Команда NCT очень активно работает над вовлечением различных жанров в музыку, которую мы производим. И мы очень заинтересованы в том, чтобы наша музыка отличалась от всего, что было ранее.

— Что нужно, чтобы стать кей-поп-звездой? Есть какие‑то требования? К кому нужно за этим идти?

Хэ Чан: Очень сложный вопрос (все смеются, один бьет себя по коленям). Я никогда не думал о том, что конкретно нужно сделать, чтобы стать звездой. Достаточно просто любить музыку и с усердием относиться к делу, которым занимаешься.

— (Переводчику.) Это был скорее вопрос о том, что лично они для этого сделали, какие шаги их к этому привели.

Хэ Чан: Мы просто работаем в команде, стараемся поддерживать друг друга (кто‑то из участников говорит «вау» и начинает хлопать, остальные присоединяются).

— Как вы справляетесь с давлением, которое приходит с большой популярностью?

Джэ Хён: Мы не чувствуем большого стресса или давления. Просто мы всегда держим в голове, что куда бы мы ни пошли, мы находимся перед зрителями, перед камерой, и стараемся соответствовать.

— Многие фанаты кей-попа не знают корейского языка. Как бы вы им объяснили, о чем ваши песни?

До Ён: Я очень удивлен, что во многих странах люди, даже не зная корейского языка, поют наши песни, просто запоминая текст. А многие фанаты учат корейский, чтобы понимать наши песни. Содержание песен не так важно, как впечатление, которое мы производим своей музыкой, эмоции, которые люди получают на наших концертах. Когда вы слушаете музыку, вам необязательно знать, о чем она.

— Учитывая тот факт, что слова понятны не всем, чем, по-вашему, кей-поп привлекает такие большие аудитории?

Тэ Ён: Мы думаем, что у нас очень хорошо получаются шоу, мы очень тщательно их готовим. Музыка производит общее впечатление, которое находит отклик в душе любого человека. Необязательно знать, о чем эта музыка, чтобы ее любить.

— (Переводчику.) А что он про видео говорил?

Переводчик: Ну, также помимо выступлений на концертах они делают видеоблог, в котором выкладывают какие‑то сцены с бэкстейджа, и это тоже очень привлекает внимание фанатов. Всем нравится наблюдать за группой, это тоже способствует ее популярности.

— Какую музыку вы сами слушаете, помимо кей-попа?

Тэ Иль: (Неразборчиво.)

— Можешь написать на бумажке?

Тэ Иль: (Пишет под общий смех.) Pink Sweats — это артист. «Honesty» — это песня, «Body Ainʼt Me» — и это песня.

— Кажется, кто‑то еще должен был ответить.

Джонни: А, да. Мы исполняем кей-поп, и я тоже люблю популярную музыку.

— (Переводчику.) Это все, что он сказал?

Переводчик:
Да.

Подробности по теме
Власти Южной Кореи рекомендовали СМИ меньше показывать звезд жанра K-pop
Власти Южной Кореи рекомендовали СМИ меньше показывать звезд жанра K-pop