Basic Boy из уфимского хип-хоп-объединения Dopeclvb в прошлом году начал записывать чудаковатую, но очень прилипчивую поп-музыку. Николай Овчинников поговорил с артистом об альбоме, который должен выйти весной, жизни в Уфе и любви к Linkin Park.

Это интервью можно не только прочитать, но и частично посмотреть.

— Что с альбомом?

— Он должен выйти ближе к концу марта. Я его доделаю к концу февраля. Мы его сразу отправим на лейбл, это займет какое‑то время: недели три, месяц, наверное. Я думаю, что это будет конец марта. В общем, весной!

— Ты говорил в интервью The Flow, что устал от хип-хопа, что ты его почти не слушаешь, и это слышно по твоим последним записям. Я так понимаю, на альбоме ничего, связанного с хип-хопом, не будет?

— Так, дай вспомнить… Ну да. Только «Крем» — самый хип-хоповый трек на альбоме. Все остальное — какие‑то вокальные штуки. Я еще должен добраться до финальной стадии записи, буду в Питере работать с ребятами над битами, там уже будет понятно, в каком формате это будет. У меня есть еще один текст, которому более такой хип-хоповый формат подходит. Но прямая читка мне совсем не интересна.

— С кем ты будешь работать над альбомом в Питере?

— Музыку я обычно пишу с Рами из «Лауд» (Goddeem). Все с Cream Soda пытаюсь [что‑то записать], но мы все никак не можем словиться. С Saluki будет точно один продакшен. И еще Никита Зимов. Он, собственно, последнюю песню делал. И еще парочку сделает точно.

— Песня «Что с тобой не так?»: к кому это вообще обращение? Разговор самого с собой?

— Типа того. Изначально большая часть куплета была прописана так, что там было несколько слоев вокала. Так в итоге осталось на припеве: будто бы много людей мне говорят [«Что с тобой не так?»]. Часть переходная, шизанутая, где я кричу и ору, — это как бы я сам либо любой другой человек, который идет против толпы.

— За последний год тебе вопрос «Что с тобой не так?» часто задавали?

— Нет, на самом деле. В интернете я особо не замечал, хотя много слежу за этим. Я думаю, что люди как‑то были изначально подготовлены к тому, что у меня будет другой какой‑то саунд, не хип-хоповый.

— Что меня поразило еще, несмотря на бэкграунд и прочее, у тебя в песнях почти нет какой‑то агрессии, похоти.

— Да, это банально. Я недавно записал трек агрессивный, у меня был дикий бит какой‑то, не уверен, что он выйдет, очень тупой трек, максимально. Скидываю чувакам, они не врубаются: если бы это сделал кто‑то другой, это было бы прикольно, когда это делаю я, это не то. Я могу шутить на разные острые темы, а говорить в песнях я хочу о другом. Почему‑то люди стесняются говорить о простых вещах. Даже не любовь — дружба, улыбки.

Трек «Что с тобой не так?», претензия на большой хит

— Что с Dopeclvb?

— Я недавно сформировал более-менее дельный ответ на этот вопрос. Dopeclvb раньше позиционировался больше как группа, а сейчас это называется Dopeclvb World, DCW. Сейчас это больше как объединение. Основной состав — я, i61, Glebasta Spal — мы все еще там есть, но не выступаем как группа и в ближайшее время точно не будем. Почему? Просто не хотим, все занимаются своей какой‑то сольной карьерой.

— То есть новый «Dopetape» не ждать?

— Ох… Я, честно говоря, уже задумывался об этом. Это было бы реально круто, но я вспоминаю, как с каждым «Dopetape»’ом было сложнее писать материал. Каждый из нас как‑то рос, у каждого свои запросы. Из этого вырастали какие‑то конфликты, очень сложно писать совместные релизы. И, соответственно, чем дальше, тем больше мы расходимся, и, работая сольно, нам легче контактировать. Если мы будем пытаться сделать что‑то вместе, мне кажется, мы просто убьем друг друга.

— i61 и Glebasta будут на твоем альбоме?

— Хах, нет. Не потому, что я не хочу их звать, я просто не вижу стилистически какого‑то трека, на который их можно позвать. У меня такая же проблема с остальными чуваками, кого я хочу позвать. Я хочу увидеть определенных людей на альбоме, но пока не понимаю, где именно.

— С кем бы ты сейчас зафитовал?

— С ЛСП, наверное. Я как‑то разговаривал с Олегом, он мне понравился как человек. Сперва у меня были странные впечатления о нем, не самые позитивные, а потом я пришел к нему на концерт в Уфе, мы пообщались плотно и хорошо. Я не огромный фанат ЛСП, но мне нравятся многие его песни, мне было бы интересно поработать с ним на моем поле, на чем он никогда не работал.

— Песня «Друг» про Thomas Mraz?

— Да.

— Он ушел в 2017 году со ссорой, вы увиделись в июне 2018 года и чуть не подрались, больше не получилось увидеться?

— Нет.

— И попыток не было?

— А зачем? Если мы когда‑нибудь увидимся, если жизнь нас сведет, то пусть так и будет, но посмотрим. Не знаю, что тут еще добавить.

Совместный трек Basic Boy и Glebasta Spal с предпоследнего «Dopetape»

— Вы же все уехали из Уфы?

— Ну, Глеб туда-сюда путешествует.

— Там совсем жизни нет? Ты недавно жаловался, говорил, что, мол, Уфа — это «младшая сестра Казани».

— Можно так сказать. Слушай, ну жизнь там есть, но мне ее хватает, когда я приезжаю, на две недели максимум. Мне там особо делать нечего, я могу на студию приехать, там студия хорошая и все такое, но там темп другой, и уже не то. Но я люблю Уфу очень сильно, это моя комфортная зона в целом.

— Такая, чтобы сбежать от неприятностей?

— Грубо говоря, да, передохнуть. Не знаю, вот в следующий раз, когда буду, надеюсь конкретно отдохнуть. Так в целом там клево. Я много где был и могу сказать, что Уфа на российском уровне хороший город.

— Ожидаешь, что альбом станет для тебя прорывом? Потому что из всех уфимских ребят ты, Glebasta и i61 до сих пор не вышли за пределы жанровой тусовки. Для многих вы — артисты для читателей The Flow.

— Вообще, хочется, да. Но, может, это будет просто хороший альбом, который послушает некоторое количество людей. Но я точно как‑то по-другому стал записывать свою музыку, не как, как прошлый альбом. В прошлый раз я записал десять треков, и я точно знал, что все пойдут на альбом. А сейчас у меня есть 10 и еще 15, которые никуда не пойдут, потому что не канают. Хотя год назад могли бы и проканать.

— Про Уфу еще хотел спросить. В 2012-м, когда вы все только начинали, это что был за город?

— Когда‑нибудь был в провинциях во всяких?

— Конечно.

— Там все медленнее идет намного. Туда доходит все медленнее и развивается все медленнее, и вот Уфа была не сильно другой город в 2012 году. Но с тех пор стало в целом больше людей, которые шарят.

— Но при этом почему именно из Уфы вышла куча прогрессивных рэперов? Почему так?

— Мне много раз задавали вопрос, я только недавно, опять же, сформулировал на него какой‑то ответ. Это случайность, как мне кажется. Просто собралась компания ребят, которые хотят вырваться из этой фигни. Каким‑то образом мы стали заглядывать дальше, чем другие. Было острое желание быть на пике прогресса, там, где сейчас находится музыкальная индустрия на Западе. И мы как бы следили за самыми последними веяниями.

Еще один фактор, важный для нас, — у нас очень хорошие студии были. Есть, например, очень хороший звукорежиссер, с которым я работаю, Илья Шленкин. Вот я у него записал и свой первый трек, и последний. Прошло восемь лет почти. Благоприятная студийная атмосфера влияет на работу.

Я помню, как я записывал свой первый трек и какой он был, и если бы не Илья и не его студийная атмосфера, то не знаю, как бы все получилось. Другой звукач, наверное, бы сказал: «Че ты пишешь? Ты — лох» и так далее. И у многих пацанов отбивается желание что‑то делать из‑за этого.

— А что это был за первый трек?

— Ой, я не буду его называть. А то его найдут в интернете. Это было еще до [появления псевдонима] Basic Boy, меня еще никак особо не звали. Группа называлась Good Times, мы там были с Глебастой и с одним нашим другом.

— Первая запись, которая заставила тебя задуматься о занятиях музыкой?

— Я каждый раз думаю об этом, и охота сказать что‑нибудь крутое, но на самом деле это Linkin Park «Live in Texas».

— А что такого некрутого в Linkin Park?

— Обычно, когда всяких музыкантов спрашивают про это, они говорят: «Меня вдохновил альбом 72-го года Led Zeppelin» или какой‑нибудь эмбиент-артист. А Linkin Park в музыкальной среде считаются говнарством, грубо говоря. Ню-метал — такой жанр китчевый. Но мне пофиг на самом деле. Я обожаю Linkin Park, я слушаю Korn, Limp Bizkit, My Chemical Romance — одна из моих любимых групп, они меня очень вдохновили в свое время. Лайв Linkin Park я смотрел много раз, и мне очень нравился сам момент лайва, я чувствовал энергию, мне хотелось очень почувствовать, что Честер, Майк Шинода чувствуют, как они всех прокачивают.

— Любимая песня Linkin Park?
— Одни из первых, которые я вообще люто гонял, — это «Step up» и «Forgotten», они такие олдскульные. «Figure.09» — очень крутая песня.

— Ты до сих пор слушаешь альтернативный рок?

— Иногда охота послушать. Но я стараюсь изучать что‑то новое.

— А что новое?
— Я что‑то стал в последнее время изучать электронную музыку, техно, смежные жанры. Пока катался туда-сюда, со всяческих плейлистов бойлеррумовских слушал всякое техно. Мне нравится эта ритмичность, зацикленность на одном ритме, легкое расширение каких‑то звучков. Охота что‑то в такую движуху сделать.

— Хочу спросить еще про сюжет песни «Цветком». Сам ты оказывался в подобных ситуациях?

— Да-да, я как раз хотел об этом поговорить в песне. Я просто вообще не умею подкатывать к девчонкам, особенно в барах. Я как бы уже этого и не делаю, но это такая тема, которая запала в мой мозг с года 2013-го, во времена студенчества. Пацаны такие мне говорили: «Давай, подкати к ней», а я такой: «Нет». Ну зачем, я не понимал этого, странно это. Собственно, песня основана на моем опыте.

— Алкоголь — сильный помощник для знакомств?

— Не, вообще бесполезный. Я бы просто стоял у бара и все.

— Ты в треке цитируешь «Леприконсов» и «Жуков» одновременно.

— Это такие песни из начала нулевых, которые все пели вокруг, когда я был в детском лагере, например. «Хали-гали, паратрупер» — трек, который ассоциируется с конкретным местом в Уфе, где он постоянно играл. Такой бар. Наверное, как‑то ассоциативно влетел в трек.

— Где снимали клип «Странные ребята»?

— Рядом с Сортавалой в Карелии, час езды от города. Это известный водопад, называется Белые Мосты. С ребятами поехали отдохнуть на пару дней. Короче, все сложилось как надо, я позвал команду «Космодром», мы там сняли клип.

— Сиба-ину чья?

— Гоку — наш пес, с которым мы все вместе живем. У него есть аккаунт в инстаграме, у него уже больше подписчиков, чем у меня.

— В прошлом году я говорил с Boulevard Depo, который тоже постепенно уходит от форматного хип-хопа. Он мне говорил, что артисты просто устали от него.

— Я соглашусь с ним. Лично мне и людям, которые меня окружают, всем уже надоел форматный хип-хоп. Недавно мы с товарищем обсуждали это, он говорит, что не может слушать больше все это, его тошнит от хип-хопа. Я ему отвечаю, что меня тоже тошнит от хип-хопа, особенно популярного западного. В России все интересно слушать, тут все нарождается только.

Но в целом достал хип-хоп. Я хочу тоже сделать вклад в то, чтобы границы жанра размылись. Охота делать открытую музыку вне жанров. Это же очень просто. Я не умею вот играть на инструментах, но нужно ведь какое‑то элементарное знание [музыки] и все.

— Не учился играть никогда?

— Были вялые попытки. Но я хочу. Надо просто побороть себя. У меня вселенская лень. Но я уверен, что удовольствие получу, надо только начать.

Подробности по теме
«Я обычный»: лидер «Дайте танк (!)» о Коломне, русском роке и фестивале «Боль»
«Я обычный»: лидер «Дайте танк (!)» о Коломне, русском роке и фестивале «Боль»