2022 год начался с громкого разоблачения инфобизнесменов: главное — разговор Ксении Собчак с Еленой Блиновской, основательницей «Марафона исполнения желаний». Рассказываем, почему крах рынка на самом деле не случился и даже недавняя блокировка Instagram не сможет его пошатнуть.

Подробности по теме
Это часть нашего большого спецпроекта о новой жизни в сети. Прочитайте его полностью!
Это часть нашего большого спецпроекта о новой жизни в сети. Прочитайте его полностью!
Николай Смирнов

Программный директор направления «Маркетинг» Skillbox

Анастасия Карпова

Генеральный директор EdMarket

Алексей Ткачук

Маркетолог, SMM-стратег, подкастер, основатель блога DNative

Инфобизнес зародился в Instagram. Что будет с ним сейчас? Кратко: повысится качество инфопродуктов

Алексей Ткачук: «Пять лет назад было всего несколько курсов по механикам продвижения в Instagram, а сейчас их сотни: люди осваивают базовые принципы и хотят открывать свои курсы. Однажды ко мне на интенсив пришла девушка, после которого открыла свой курс с аналогичной информацией. Людям кажется, что они становятся экспертами, получив базовые знания. В Instagram много лояльной аудитории, которая хочет купить что‑то у любимого блогера.

Сейчас он заблокирован, но пока его «экстремизм» под вопросом, ровно как и понимание, чем это грозит бизнесу. Если продолжать развивать блог можно будет не боясь санкций, то какая‑то часть активной аудитории на площадке останется в любом случае. Потеря крупной площадки не означает потерю всех пользователей. Они вслед за блогером перейдут в VK, Telegram и другие соцсети. Смогут ли они адаптироваться — вот это главный вопрос. Кто‑то будет забыт, кто‑то потеряется. Но если мы говорим об адекватном мире блогерства, вовлеченной и лояльной аудитории, качественном и актуальном контенте — все это останется, просто в новых условиях.

Инфобизнес равно обучению. Люди хотят учиться или развлекаться, и эта потребность не зависит от соцсети, поэтому все останется, будет жить дальше. Никаких проблем с этим не будет.

«Продавать воздух и воду» в курсах временно станет чуть сложнее.

Нужно перевести аудиторию на новую площадку, заново навесить лапши на уши. Но помните, что во время кризиса многие люди ищут «волшебную таблетку», чем и воспользуются такие продавцы.

Сам инфобизнес также вряд ли изменится. Вместо курсов про Instagram будет больше про Telegram, VK и другие соцсети. Больше контента про «что делать в кризис», «как заработать прямо сейчас», а также появление безумных дешевых курсов с пустой информацией, но тысячами обманутых студентов. Все это мы проходили в ковидный 2020 год».

Николай Смирнов: «Рост игроков на рынке онлайн-образования часто связывают с пандемией. Но она лишь ускорила его развитие, а не стала ключевым фактором. Скорее это обусловлено цифровизацией как глобальным трендом. Конечно, тренд на «образование» подхватили и лидеры мнений — помимо рекламных интеграций и собственных онлайн-сервисов производство обучающих продуктов стало дополнительным источником заработка.

Проанализируйте свои подписки в соцсетях. Многие подписаны на блогеров, которые делятся тематическим контентом: кто‑то рассказывает о путешествиях, кто‑то — о том, как ухаживать за кудрявыми волосами или как воспитать свою собаку. Блогеры действительно хорошо умеют работать с аудиторией, но не все могут сделать качественный продукт, и это нормально. Образовательный контент должен строиться не в вакууме, а на примере конкретных кейсов и ориентироваться на запросы игроков индустрии. В EdTech, к примеру, есть проработанный план курса, за его разработку отвечают эксперты, команда методологов и аналитиков. Рынок еще будет трансформироваться — сегодня люди при выборе образовательного продукта все чаще ставят в приоритет именно его качество».

Анастасия Карпова: «Сейчас ситуация на рынке изменилась, и качественных инфопродуктов стало намного больше. Сфера развивается, конкуренция растет, и бессмысленно делать некачественный продукт, после взаимодействия с которым клиент уйдет и никогда не вернется.

Сейчас выживет на рынке тот, кто работает не только с новой аудиторией, бесконечно вкладываясь в трафик, но и с повторными продажами. А для этого нужно предложить продукт, который удовлетворит запрос аудитории. Еще одна тенденция — движения инфопродукта в сторону образовательного продукта. Это означает не только трансляцию информации, но и организации образовательной среды, практики, обратной связи на домашнюю работу. То есть заботиться не только о передаче информации, но и о том, как она будет понята и усвоена учениками».

«Есть все основания говорить, что потихоньку инфобизнес избавляется от ауры недобросовестного продукта и становится вполне интересной возможностью делиться с людьми проверенной информацией и честно зарабатывать на этом»

Почему после всех разоблачений люди все равно будут покупать курсы инфобизнесменов?

Алексей Ткачук: «На мой взгляд, этот наметившийся тренд «борьбы» с некачественным инфобизнесом не сильно уменьшает его популярность. Если человек, глядя на страницу, где написано «Я научу тебя, как намечтать на Mercedes-Benz», думает «Окей, в этом нет никакой проблемы», значит, он будет это покупать, и никакие разоблачения его не переубедят.

«Интервью Блиновской у Собчак возмутило тех, кто до этого не был знаком с ее курсами и марафонами, тогда как преданная аудитория только защищала и поддерживала блогершу. Покупатели курсов сами это выбирают, они сами хотят быть обманутыми. В конце концов, мы страна, которая пережила „МММ“»

Я не знаю, зачем Forbes, например, вообще согласился на интервью с Аязом Шабутдиновым. Возможно, он просто заплатил кому‑то много денег за подобный материал, а в итоге главред, увидев, что это за материал, запретил его выпускать [в итоге бизнесмен конфликтовал с изданием]. Конечно, некрасиво так «сливаться», но фигура Аяза очень неоднозначна. По моему мнению, он в большей степени занимается тем, что называют «инфоцыганством». Он просто говорит: «Заплатите 5000 рублей, а я научу вас, как заработать миллион.» Все примеры его успешных выпускников объясняются очень просто: из условных десяти тысяч человек было всего несколько, у которых и так был перспективный бизнес с хорошим потенциалом. Он и приводит их в качестве успешных кейсов.

Крайности всегда привлекают много внимания в интернете. Сложно придумать продукт без накала и остроты, который притягивал бы миллионы людей. Из аудитории все пытаются достать эмоции. Того же хотят и журналисты, которые занимаются разоблачениями. Чем больше на рынке некачественных продуктов, тем будет больше людей, которые захотят привлечь к этому внимание«.

Николай Смирнов: „История про пользу и вред инфобизнеса волнообразна: регулярно оцениваются новые направления марафонов. Но это в меньшей степени влияет на решение о покупке. Ведь здесь главное в личной мотивации человека. Например, я не изучал марафоны желаний, потому что они не решат моих целей и задач. А кому‑то это может быть необходимо, даже с психологической точки зрения — для снятия тревожности. Решите, какую личную потребность закроет покупка образовательного продукта. Приведу пример из нашей компании: для нас главная метрика в курсах по маркетингу — трудоустройство выпускников. Всегда надо смотреть, что является конечной целью клиента. Самое главное в образовании — это честность. Если кто‑то говорит, что цель марафона — составление списка желаний или чек-листа, то значит вы и должны все это получить, без завышенных ожиданий“.

Откуда взялся термин „инфоцыгане“?

От редакции: мы считаем термин „инфоцыгане“ неэтичным, так как он является укреплением определенного стереотипа об определенной национальности. Не говорите так пожалуйста.

Анастасия Карпова: „Обычно так говорят, когда хотят показать, что за инфобизнесовыми продуктами не стоит ничего, кроме красивой ‚упаковки‘ и желания получить прибыль. Говорить так — значит зачислять в общий список очень разные проекты, что несправедливо.

Об ‚инфоцыганстве‘ заговорили в 2010-х, когда многие блогеры стали вести эфиры, делиться полезным контентом и собирать его в онлайн-курсы. Стало очевидно, что эта сфера требует небольших вложений на входе по сравнению, например, с организацией офлайн-занятий. Это был новый формат, он вызывал интерес у аудитории, и даже продукты с некачественным, несистематизированным контентом, но яркой упаковкой покупали. И, не получая обещанный результат, разочаровывались в инфобизнесовых продуктах, называя их ‚инфоцыганством‘.

В инфопродукте как в формате ничего плохого нет. Это контент, простая информация, оформленная в курс. Внутри него могут быть лекции, мастер-классы, прямые эфиры, дополнительные материалы. Качество будет зависеть от эксперта, который создает образовательный продукт“.

Николай Смирнов: „Мне жаль, что сейчас сфера образования разделилась на условно черный и белый полюса. Термин ‚инфоцыгане‘ происходит от похожего слова ‚инфобизнес‘. Но последнее — это прежде всего про обучение, а не про рассказы о своем опыте. Многим кажется, что любое образование — это просто передача знаний, то есть несложная задача, в рамках которой человек ничего не создает, а говорит. Это породило огромное количество инфобизнесов, которые спекулируют на успехе рынка. Не упускайте из вида вопрос, насколько корректно и качественно сторона, оказывающая услуги, выполняет поставленные образовательные задачи, а также помогает в достижении реальных карьерных целей учащихся. В EdTech гарантируется конкретный результат (в Skillbox, к примеру, есть Центр карьеры, который ответственен за трудоустройство выпускников). ‚Инфоцыгане‘ же предлагают только размытые формулировки“

Сейчас появятся много инфопродуктов. Как найти качественный?

Анастасия Карпова: „Если хочется выбрать качественный инфопродукт, я бы рекомендовала ответить на следующие вопросы. Достаточно ли практического опыта у эксперта, который ведет занятия? Есть ли у него образование в этой теме? Есть ли программа? Какие темы в нее входят? Достаточно ли знаний по этим темам, чтобы получить результат, который обещают создатели инфопродукта?

Есть ли отзывы? Полезно не просто почитать их в Instagram или лендинге, но и написать людям, оставившим комментарий, спросить об их впечатлениях и результатах. Или можно сделать пост в профильном сообществе и попросить поделиться опытом обучения тех, кто учился в этой школе. Это обычно максимально достоверная информация.

Есть ли бесплатный контент — видео, тест-драйв, дополнительные материалы, — с которым можно ознакомиться до оплаты курса? Если такое есть, то изучите, насколько глубоко эксперт раскрывает тему, как общается с аудиторией. Поймите для себя, насколько вам близок его подход. Если вы хотите получить не просто информацию, а сформировать навык или освоить новую профессию, лучше обратиться к образовательным, а не инфобизнесовым проектам. И там уже оценить, как организована практика, есть ли сопровождение, обратная связь, помощь в трудоустройстве.

«Создатели некачественных инфопродуктов часто спекулируют на „обертке“ курса: яркие картинки, притягательные заголовки, обещания больших результатов в короткие сроки. Создание выгодных предложений в духе „купи сегодня, завтра цена вырастет втрое“»

В акценте на визуальной составляющей и, скажем, выгодной цене нет ничего плохого. Но помните, что большие результаты недостижимы без усилий и вложений».

Алексей Ткачук: «Если это курсы для новичков, то стоит вопрос, насколько много обещают вам дать. За одну лекцию нельзя полностью раскрыть большие сложные темы — ориентируйтесь на это. Еще один из критериев — создатели обещают очень много за короткое время. С курсами повышения квалификации для специалистов среднего уровня сложнее, их практически не существует. Поэтому лучше выбирать «точечные» курсы, которые позволят вам освоить один конкретный навык.

Третий вариант курсов — те, которые обещают научить профессиям. Здесь есть большие программы, на несколько лет, в этих курсах я бы смотрел в первую очередь на преподавательский состав и обещания. Если курс обещает вам гарантированный доход — это вранье, такого быть не может. В целом, если на первых страницах речь идет про деньги, это манипуляция. Гарантии трудоустройства тоже зачастую являются красивыми словами, нужно это всегда проверять, у некоторых это действительно прописано в договорах. Ключевым показателем для всех курсов я бы назвал программу, которая должна быть понятной и конкретной».

Подробности по теме
Это часть нашего большого спецпроекта о новой жизни в сети. Прочитайте его полностью!
Это часть нашего большого спецпроекта о новой жизни в сети. Прочитайте его полностью!