Иностранные бренды уходят с отечественного рынка, поставщики замораживают контракты и повышают закупочные цены. Некоторые отечественные ретейлеры уже среагировали на введенные санкции, обвал рубля и подняли цены от 5 до 30%. Мы поговорили с малым и средним бизнесом, который, как и в период пандемии, оказался в наиболее уязвимом положении.

Александр Митраков

Владелец ресторанов 0.75 Group в Красноярске

Сейчас говорить про перспективы бессмысленно. Мы не знаем, что будет завтра, поэтому и долгосрочные перспективы, разумеется, не рассматриваем. Сейчас переделываем всю нашу номенклатуру, всю нашу сырьевую базу: полностью отказываемся от иностранной продукции, переводим все кухни на исключительно российские товары, пробуем аналоги и выбираем лучшие, которые подходят по качеству. Переговоры с поставщиками ведем полным ходом. Мы все в одной лодке: думаем, как нам дальше продуктивно работать, на каких условиях — так, чтобы это было выгодно и ресторану, и поставщикам, и гостям.

По моим прогнозам, демократичные форматы сейчас уйдут с рынка. Продукты у нас недешевые, и некоторые из тех, кто сейчас ходит в рестораны, в будущем не смогут себе этого позволить. Ресторанный бизнес и так имеет небольшую рентабельность, и демократичные форматы не смогут ее показывать. Это будет бессмысленная работа.

Ассортимент позиций будет сокращаться, а цены — повышаться. Пока сложно сказать насколько. Мы всеми силами пытаемся сдерживать их рост: ищем альтернативные продукты, убираем позиции, которые могут быть нерентабельными. Еще сейчас работаем над запуском полуфабрикатов на собственном производстве, которое работает для наших ресторанов. Будут пельмени, котлеты, колбаски и прочее, что можно будет приготовить дома самостоятельно.

Алексей Подольских

Управляющий ресторанного комплекса D.O.M. в Сочи

Мы вынуждены повышать цены. Хотя непонятно, почему именно российские поставщики нас к этому принуждают: поднимают цены на российские картошку, морковь и так далее. Вся Европа тоже подняла цены и уже приостановила поставку импортной воды и вина.

Однозначно будет дальнейшее сокращение меню — уже недоступны 30% позиций. Если нас поставят в стоп поставщики из Европы, то оскудеют еще и винная, и барная карты. Некоторых позиций уже нет, многие компании не отгружают — скорее всего, ждут корректировки курса. Я думаю, что курс доллара и евро упадет назад, но цены как поднимутся, так такими и останутся.

Мы подняли цены пока на 10%. Еще будем сокращать себестоимость самих блюд. Естественно, все дорогие продукты, например, фуа-гра, которое сейчас уже стоит под 100 долларов, будем убирать до нормализации ситуации. Будем смотреть, что можно приготовить из русских продуктов, у нас просто нет другого выхода, будем делать импортозамещения. Дней 10 сейчас переждем, и будет понятна вся картина, но жить нужно сейчас.

В ближайшее время выручка в ресторане упадет как минимум процентов на 30. В Сочи уже отменяют все мероприятия и банкеты, на которые гости должны были прилететь из Москвы. Люди боятся. Плюс сейчас однозначно не будем проводить никаких мероприятий. Если говорить о более далеком будущем: уже понятно, что для русских все будет закрыто в течение нескольких лет либо будет стоить огромных денег. Ситуация, которая сейчас творится, не так быстро закончится. Все будут ездить в Сочи или Крым, потому что больше некуда. Кажется, увеличение потока составит 20% к прошлому году — прошлым летом границы некоторых стран, например, Турции, были открыты, и многие туда летали. А теперь, когда нам ничего нельзя, мы будем все здесь.

Ольга Зиновьева

Основательница сервиса доставки еды Elementaree

Если честно, пока ситуация ощущается как идеальный шторм. Я не могу прогнозировать даже завтрашний день, и это больше всего беспокоит и выбивает из рабочего процесса. Остается неизменной наша убежденность в том, что еда объединяет людей, через нее мы дарим любовь и заботу. Сейчас мы приостанавливаем найм, проекты развития. Ведем переговоры о снижении всех фиксированных платежей. Считаем разные сценарии развития выручки и себестоимости, исходя из этого будем принимать следующие решения.

Трудно спрогнозировать, какой именно ущерб нанесет бизнесу текущая ситуация. Прогнозы так сильно отличаются, что их сложно сформулировать. Уже понятно, что под огромным риском стоит наша маркетинговая модель. Как и огромное количество малого и среднего бизнеса, мы находим огромное количество новых клиентов в фейсбуке. Его сейчас замедляют, а это потенциально катастрофические последствия для многих. Себестоимость продукции уже не станет прежней: с пятницы уведомления о повышении цен от поставщиков приходят каждый час.

Наша тактика на сегодня: рассчитывать только на себя и команду, cash flow is king и принимать решения здесь и сейчас, не надеясь на лучшее. И главное: сохранять мотивацию подарить людям заботу и любовь через еду.

Придется неизбежно поднять цены на продукцию, как это делают уже наши поставщики. Пока считаем минимальный размер поднятия цен. Мы закрываем новые проекты. С точки зрения меню будем работать над максимальной локализацией. Уже активно ищем новые местные ингредиенты, которые могут порадовать наших клиентов. С точки зрения затрат мы сильно зависим от валюты: начиная от продуктов, например, овощи и фрукты, заканчивая сервисами автоматизации ряда процессов.

Еще у нас есть зарубежные акционеры. В нынешних условиях мы надеемся, что сможем построить и дальше эффективное сотрудничество.

Анна Лебсак-Клейманс

Генеральный директор Fashion Consulting Group

В таких условиях мода как «самовыражение» практически не существует. Меняются приоритеты, вперед выходят интересы обеспечения государственных задач. «Пояса затягиваются», и пространство личных желаний сужается в пользу государственных интересов. Российские компании сейчас не могут выполнить свои обязательства перед поставщиками, оплатить полученные товары или заказать новые, крупнейшие наземные транспортные компании отказались от работы с РФ. «Почта России» объявила о неминуемом увеличении сроков доставки международных отправлений из‑за закрытия странами Европы и США воздушного пространства для российских самолетов.

К нам практически ничего не едет и не летит. Поэтому сейчас надо работать с тем, что есть «в руках», и быть готовыми к другим форматам работы в условиях ограниченных ресурсов у бизнеса и покупателей. Вероятнее всего, основной опорой фешен-рынка будут выступать маркетплейсы. Так, Ozon, Wildberries, «Яндекс.Маркет», AAliExpress заявили о программах поддержки продавцов и опубликовали на своих платформах меры поддержки, чтобы можно было продолжать продажи и адаптироваться под растущие закупочные цены. Например, Ozon: продавцы получат несколько промежуточных выплат вместо разовой выплаты. С 1 марта до 30 июня продавцы особенно востребованных категорий товаров повседневного спроса не будут платить за размещение на складах Ozon. Для продавцов, которые торгуют со своего склада, Ozon смягчит правила выполнения заказов.

Все будет зависеть от длительности и глубины санкций. И восточные, и альтернативные рынки будут более открыты к возобновлению коммуникаций, чем европейские. Цены будут расти из‑за роста накладных расходов на производство и ведение розничного бизнеса и из‑за ослабления рубля. Маркером роста цен можно считать удвоение рублевых цен на товары крупного онлайн-магазина одежды Shein, который во всем работает на опережение. Цены российских производителей будут значительно расти, хотя, возможно, не так стремительно, как на Shein.

Возможность продолжения коммуникации с зарубежной аудиторией напрямую зависит от действий компании внутри кризиса, внешнеполитической ситуации и конструктивного урегулирования военного конфликта.

Илья Слепов

Основатель лаборатории бега Runlab

Какие перспективы мы видим для своего бизнеса во время военного конфликта? Можно ответить коротко: никаких. Первое и самое главное, что мы предприняли, — снизили расходы. Пересмотрели количество сотрудников и их обязанности, позже будем общаться с арендодателями по поводу снижения арендной платы, как будем дальше продолжать работать, на каких условиях. Думаю, мы привяжемся к курсу доллара: чем выше доллар, тем ниже арендная плата. Главное сейчас — договориться о взаимовыгодных условиях, чтобы все смогли продолжить работу.

Прогнозов по ущербу для бизнеса пока нет, потому что сейчас существует инерция, еще старые цены, идут старые покупатели, у покупателей еще есть деньги. Это будет продолжаться еще дней пять, после чего цены поползут вверх, люди займут выжидательную позицию, и тогда можно будет считать убытки. Они, конечно, будут очень большими. Продажи сократятся раза в полтора-два, это будет гигантский удар по выручке и доходности.

У нас есть одна услуга — подбор обуви, — она вшита в цену кроссовок, мы ее поднимем примерно на 10–20%, в соответствии с инфляцией, даже ниже. Мы будем сокращать ассортимент, но не потому, что мы этого хотим, а потому, что многие западные бренды просто уйдут из России. Новые товары будут поставлять менее импортозависимые производители, возможно, появятся бутиковые истории, потенциально сильные российские бренды, которые пока еще неизвестны на рынке.

В первую очередь мы постараемся выстроить диалог с зарубежными партнерами. Диалог с поиском компромиссов. Как я подозреваю, многие из наших западных партнеров будут находиться под давлением правительств их стран. Будем искать какие‑то варианты, ведь в этой ситуации страдают все: уход с российского рынка — сокращение бизнеса зарубежных партнеров. Может, это будут какие‑то транзитные варианты: они продают в Грузию, а Грузия — нам, например.

Я отношусь к текущей ситуации как к определенному челленджу, это тяжело и трудно, стоит вопрос в принципе о выживании, но в этом и есть суть предпринимательства: мы рискуем. Это один из тех рисков, на который я шел, когда начинал этим заниматься. Эта ситуация уже случилась, и мы будем стараться достойно из нее выйти.

Ольга Китаина

Сооснователь сервиса по подбору психологов Alter

Андрей Бреслав

Сооснователь сервиса по подбору психологов Alter

Любой конфликт разрушителен по умолчанию. Если говорить о сфере психотерапии, то, с одной стороны, людям сейчас как никогда важна психологическая помощь, а с другой — по понятным причинам многие, вероятно, будут стремиться сократить личные расходы, в том числе на психологов. В то же время мы получаем все больше запросов от компаний, которые хотят организовать психологическую поддержку для своих сотрудников. Очень ценно, что руководители думают про свои команды и стараются им помочь сейчас. Мы сделаем все возможное, чтобы, в свою очередь, помочь им.

На данный момент сложно давать прогнозы, каждый день что‑то меняется, и пока никто не знает точно, как все повернется. Пока мы можем сказать, что не повышаем цены и будем прилагать максимум усилий, чтобы помощь квалифицированных психологов была доступна людям.

Наша миссия — помогать людям, и мы делаем все для того, чтобы поддержку получили все, кто в ней нуждается. Помимо нашей обычной деятельности мы открыли бесплатную первую психологическую помощь: те, кому сейчас плохо, могут получить 45-минутную онлайн-консультацию психолога Alter бесплатно. На этих сессиях наши специалисты помогают снизить уровень стресса и тревоги и проводят профилактику посттравматического стрессового расстройства. Здесь же доступны записи нескольких видеолекций от наших психологов о том, как справиться с тревогой. Они были записаны в период локдауна в 2020 году, но большая часть информации в них будет полезна и сейчас.

Наша зарубежная аудитория на данный момент — это в основном русскоязычные экспаты в разных регионах мира. Наши психологи также работают из разных стран. Мы по-прежнему доступны для пользователей из любой точки планеты.