Вместе с Ириной Горшковой, ответственным секретарем по гендерному равенству Конфедерации труда России, рассказываем, как зарплата зависит от гендера, почему это вредно для экономики и что с этим делать.

Ирина Горшкова

Ответственный секретарь по гендерному равенству Конфедерации труда России

Неравенство зарплат все-таки существует?

К сожалению, да, причем в мире практически нет стран, где женщинам платят хотя бы столько же, сколько мужчинам. В России разница составляет почти треть: если быть точнее, среднестатистический мужчина, так любимый исследователями, зарабатывает в месяц 52 533 рубля, а его коллега женского пола — всего лишь 37 872 рубля. В Европе все немного лучше, но не стоит думать, что чем прогрессивнее страна и ее экономика, тем меньше разница зарплат: в Германии, Австрии и Франции все те же проблемы, женщины получают почти на 20% меньше, чем мужчины.

В исследованиях чаще всего используется формула «заработок мужчин минус заработок женщин». Сейчас глобально в мире этот показатель составляет 23%, в Европе — 14%, в России — 28%. Но можно поставить вопрос иначе: «На сколько процентов должна увеличиться оплата труда женщин, чтобы сравняться с мужской?» — и это будут совсем другие цифры. Для России это означает рост оплаты труда женщин почти на 40%. При этом мы должны понимать, что данные ограничены, и это может занижать реальные масштабы проблемы.

Как так получилось, если сегодня женщины и мужчины работают в одних и тех же компаниях, на одних и тех же должностях?

Однозначного ответа на этот вопрос до сих пор нет. Основа проблемы — в стереотипах о «типично женской» работе: например, в России треть всех работающих женщин заняты в сферах образования, обслуживания, здравоохранения и социальных услуг, которые в целом оплачиваются ниже, чем «типично мужские» профессии.

Ни в одной из «женских» сфер среднемесячная зарплата не достигает среднероссийского уровня, в отличие от оплаты труда в практически во всех «мужских» отраслях. Проводятся десятки исследований, в которых оценивается влияние уровня образования, сферы занятости и опыта работы, места жительства, возраста, перерывов в работе, связанных с рождением детей, корпоративных политик, самооценки и т. д. Относительно объективно удается оценить лишь лишь меньшую часть причин разрыва, но большая часть (около 60%) причин необъяснимы, они вытекают из гендерной дискриминации в целом.

Помимо прочего, в России до сих пор сохранился список запрещенных для женщин профессий. Сейчас в нем 100 видов трудовой деятельности и профессиональных областей, и здесь работает простая математика: мужчине доступно почти на 300 разных профессий больше, чем женщине, соответственно, и шанс найти работу у него выше.

Этот список — наследие советской эпохи, «заботы о репродуктивном здоровье», а по сути — прямая дискриминация женщин в сфере труда. Ситуация особенно критична в моногородах с преобладанием «запрещенных» профессий, к которым женщинам закрыт доступ.

При чем здесь стеклянный потолок и липкий пол?

Вместо громоздких терминов «сегрегация», «депривация» и «дискриминация», говоря о неравенстве зарплат среди мужчин и женщин, часто используют выражения «стеклянный потолок» и «липкий пол». Они емко описывают карьерные возможности женщин: продвигаясь по службе, женщина в какой‑то момент либо «прилипает к полу», либо упирается в «стеклянный потолок» и стать крупным начальником уже не сможет. Меньше 10% руководящих должностей в крупных корпорациях занимают женщины и имеют ограниченный доступ к высокооплачиваемым позициям.

Меньше женщин получают только женщины с детьми, или штраф за материнство

Гендерный разрыв в оплате материнства — это разница в оплате труда женщин, имеющих детей, и женщин, не имеющих детей. В России это почти 15%.

Вообще система социального страхования в России устроена так, что семье выгодно, чтобы в отпуск по уходу за ребенком шли те члены семьи, чей заработок ниже, и чаще всего это женщины. Сейчас размер пособия по уходу за ребенком до полутора лет — всего лишь 40% от средней зарплаты за два года, и оно не может быть больше 30 тысяч рублей в месяц. Помимо этого, в России женщины часто вынуждены уходить в менее неоплачиваемый отпуск, что, скорее всего, ухудшит их зарплатные условия, когда они вернутся на работу.

Помимо отпусков, связанных с рождением детей, общее распределение домашних обязанностей остается достаточно традиционным. По сути, часто женщина не только заботится о своих детях, убирает и готовит, но и ухаживает за пожилыми родственниками, которые нуждаются в этом. По данным Росстата, в 2019 году женщины тратили на неоплачиваемую работу в среднем в 2,3 раза больше времени, чем мужчины.

Неравная оплата труда — не только несправедливо, но и очень дорого

По средним подсчетам Всемирного банка, дискриминация женщин обходится мировой экономике от 15 до 30 триллионов долларов ежегодно. Для российского ВВП тоже нет хороших новостей: список запрещенных профессий, разница в оплате труда и долгие декретные отпуска стоят недешево. Главная причина проста: чем меньше зарабатывают женщины, тем меньше они платят налогов. Простые экономические законы говорят, что гендерная дискриминация невыгодна. Для любой экономики выгодно задействовать как можно больше людей в трудовой деятельности, а решение проблемы с неравенством зарплат только увеличит и ускорит денежный поток и рост ВВП.

Невысокие доходы женщин и их сокращение в кризис во всех странах приводит к негативным социально-экономическим последствиям: снижается объем расходов домохозяйств в целом, сбережений, инвестиций в образование и здоровье нового поколения.

И что со всем этим делать?

Просто взять и поднять зарплату всем женщинам во всем мире вряд ли возможно. Но есть другие пути решения проблемы, которые медленно, но верно появляются на рынке труда. В совокупности это ответственность и государства, и бизнеса. С одной стороны, это более справедливое распределение семейных обязанностей и возможность отпусков для отцов, с другой — публикация статистики по количеству и зарплатам женщин-работниц в отдельно взятых компаниях, прозрачная корпоративная политика оплаты труда.

Неравенство зарплат — часть большого механизма, где несправедливость смешивается с экономикой. Но если возвращаться к главной причине неравенства — стереотипам о типично мужском и женском труде, — стоит пересмотреть и заново определить ценность работы условных полицейского и медсестры. Каждый отдельный человек тоже может повлиять на эти процессы.

Как представительница одного из двух национальных профцентров России, я бы посоветовала создавать на рабочих местах профсоюзные организации, объединять как можно больше людей и выходить на переговоры с работодателем, задавая в том числе вопросы справедливости оплаты труда. Устраиваясь на работу, постарайтесь заранее выяснить, каков может быть уровень оплаты труда на интересующих вас позициях. Нередко женщинам не хватает навыков ведения переговоров, может мешать склонность к перфекционизму, повышенная требовательность к себе, нехватка уверенности в своих силах. Обратите на это внимание, восполните дефицит знаний, измените точку обзора на ситуацию — оно того стоит в прямом и переносном смысле.

Подробности по теме
«Не давать мне работать, потому что это тяжело, — глупо»: история первой девушки-машиниста
«Не давать мне работать, потому что это тяжело, — глупо»: история первой девушки-машиниста