Термин «инфляция» сейчас звучит в новостях чаще обычного. Мы настолько привыкли к нему, что зачастую пропускаем мимо ушей. Но верно ли мы понимаем, что такое инфляция и чем грозит ее ускорение?

Недавно Центробанк РФ, ссылаясь на рост инфляции, поднял ключевую ставку до 7,5% годовых. Позже Росстат признал, что в годовом выражении ее темпы уже превысили официальный прогноз (5,7–6,2%) и достигли 7,8% впервые за пятилетку. Затем то же ведомство констатировало, что за неделю с 19 по 25 октября инфляция составила 0,28% — свежий рекорд.

Как правило, котировка ключевой ставки зависит от состояния инфляции. Что это значит для обычного человека? С повышением или понижением ключевой ставки будет меняться как стоимость товаров и услуг, так и процент, выплачиваемый по кредиту или депозиту.

Например, инфляция может быть выше процентной ставки по депозиту в банке. Если вы захотите внести все свои рубли на банковский счет под проценты, то лишь сократите потерю, но не заработаете: со вкладом 1 млн рублей под 3% годовых убыток составит около 4–5%.

Одни устали вникать во все эти манипуляции с процентами, другие и не пытались, полагая это делом скучным. А зря — это полезно для улучшения своего уровня жизни.

Что это значит?

Официальное определение Центробанка России звучит, кстати, несложно: «Инфляция — это устойчивое повышение общего уровня цен на товары и услуги в экономике». Речь о подорожании всего и вся, дешевеют только деньги.

Тут же, на сайте регулятора, приведены два показателя: инфляция за сентябрь 2021 года — 7,4%, а целевой показатель, заложенный финансовым руководством страны в свои планы, — 4%. Сравнение этих цифр само по себе позволяет понять, что, вероятно, что‑то пошло не так.

Что может пойти не так? Экономика каждой страны — это не закрытая система, а часть мирового порядка. Ведь если отдельные государства, компании и люди имеют свои интересы, то они могут прямо или косвенно влиять друг на друга. Так, например, инновации в производстве в одной стране могут привести к обесцениванию труда в другой, где их нет. Для сглаживания последствий главы стран реагируют повышением или понижением ключевой ставки.

Такие методы призваны отсрочивать кризис и за счет выигранного времени перенаправить ресурсы на новое производство. Помимо этого, события, которые никак не связаны с экономикой, тоже могут на нее влиять — климат, войны, катаклизмы.

Наш исторический опыт вообще заставляет думать, что инфляция — понятие с негативной окраской. Особенно после кейса 1992 года, когда в России она достигла 2508,84% в год. На самом деле бывают случаи, когда оценка позитивная.

Инфляция на пользу — и такое бывает?

Инфляция считается одним из главных признаков экономического роста. Будет некорректным разделять ее на плохую или хорошую, ведь на самом деле процесс один и тот же — разница в темпах. Директор филиала «БКС инвестиции» Никита Демидов разъясняет: «Умеренную и контролируемую инфляцию экономисты часто считают полезной, потому что она поддерживает экономический рост и способствует насыщению экономики деньгами через их выпуск банковской системой».

Умеренная инфляция — здоровая экономика?

Экономист и автор телеграм-канала «Деньги и песец» Дмитрий Прокофьев отмечает: «Если это свободный рынок с высокой конкуренцией, инфляция показывает деловым людям, что здесь можно заработать. Это очевидный маркер: рост цен означает, что на какой‑то товар или услугу спрос повышен, а предложение — нет. Когда‑то компьютеры были дороги и цены на них росли, и все бросились заниматься компьютерами, потому что это было выгодно. То же самое с такси: все прибежали на рынок частного извоза, конкуренция повысилась — цены поползли вниз. Такова закономерность. Это хороший вариант».

«Но есть и вариант плохой — когда несколько компаний-монополий держат цены, плавно их повышая. Это мы сейчас и наблюдаем», — уточняет экономист.

Соруководитель магистерской программы «Корпоративные финансы» Высшей школы менеджмента СПбГУ, член международной ассоциации АССА Александр Андрианов говорит о том, что инфляция может быть полезна отдельным компаниям: «Например, тем, которые экспортируют продукцию. Но у нас их очень немного. Главные бенефициары сегодня — сырьевые предприятия, которые продают продукцию за рубеж и получают валютную выручку».

А как это ощущают люди?

Кандидат экономических наук, бизнесмен, автор ТВ-шоу «Игроки» Игорь Калинин приводит другой пример: «Представим, что мы работники компании, которая повышает цены. Если спрос на производимый нами товар или услугу сохранится — прибыль компании возрастет, и избыток может быть направлен на развитие, маркетинг, зарплату».

Иначе говоря, когда повышается цена на товар, то сотрудники получают прибавку к зарплатам, которая будет покрывать разницу. Правда, в критическом состоянии предприятия чаще сокращаются и ухудшают экономическую ситуацию в стране. В лучшем состоянии экономики это больше похоже на естественный отбор: «Когда одни компании повышают цены и сохраняют своих клиентов, а другие не могут этого сделать, рынок очищается от предприятий, производящих некачественный товар, оказывающих услуги ненадлежащим образом».

Почему сейчас растет инфляция?

Никита Демидов полагает, что виноват коронакризис: «Борьба с экономическими последствиями пандемии потребовала беспрецедентной поддержки бизнеса, привела к выпуску в обращение через инструменты финансовых рынков миллиардов новых денег. При этом подобные меры поддержки в той или иной степени были использованы и применяются до сих пор практически всеми ведущими странами».

Игорь Калинин говорит об отсроченном эффекте: «Многие компании сдерживали повышение цен в 2020 году, на который пришлись основные ограничения, связанные с COVID-19. Текущее повышение — естественный процесс, несколько отложенный во времени». Он подчеркивает ключевое значение этого фактора:

«У части населения появились накопления, ведь путешествия, праздники, торжественные церемонии в этом году многим пришлось отменить. Как следствие — увеличился объем денежной массы в обороте, что вызвало повышение уровня цен».

«Скачок инфляции является следствием решений, принятых несколько лет назад: нам не надо никакого импорта — справимся сами. И теперь ведущие агрохолдинги, которые держат в руках наш рынок продуктов, могут делать с ним все, что захотят», — констатирует Дмитрий Прокофьев. Это важно, ведь в России велика доля расходов населения на продукты питания. Сейчас многим приходится выбирать из них самые дешевые. «Но сознание производителей отображает этот процесс как повышение спроса на такие продукты. Производители действуют по учебнику — повышают цены. А мощности производства — нет. Зачем инвестировать, когда надежды на рост доходов людей нет? Самоподдерживающийся процесс с негативной обратной связью», — подчеркивает Прокофьев.

Александр Андрианов напоминает также о резком — примерно на 15–20% — росте курса доллара в начале 2020 года: «Этот скачок серьезно повлиял на отечественных производителей — в частности продуктов питания. Они часто используют импортное оборудование, запчасти, ингредиенты. Цена комплектующих выросла благодаря подорожанию валюты, что мы в полной мере прочувствовали в 2021 году».

Дмитрий Прокофьев, в свою очередь, предлагает не ждать в ближайшее время удешевления энергии — а это ведь тоже «элемент цены на все».

Народное мнение

Социология в помощь: недавно были обнародованы результаты свежего исследования Фонда «Общественное мнение» (ФОМ) об инфляционных ожиданиях. Граждан спрашивают о том, как, по их мнению, будет меняться размер зарплат, пенсий и прочих социальных выплат. Судя по результатам опроса, соотечественники предчувствуют инфляцию на год вперед на уровне 13,6%. Социологи поясняют: рост ожиданий в октябре «превысил локальный максимум июля 2021 года и достиг максимальных значений с ноября 2016-го» (то есть за ту же пятилетку).

Больше всего людей беспокоит подорожание продуктов — а именно яиц, крупы, макарон, мяса, фруктов, овощей, молока и молочных продуктов.

Интересно, что вместе с инфляцией увеличивается и доля респондентов, которые регулярно пытаются оценивать будущий рост цен. В октябре она достигла 31%, а это, по наблюдениям социологов, максимальное значение с октября 2018 года, когда такой вопрос начал задаваться. До начала пандемии, в конце 2019-го — начале 2020 года, этот показатель находился в диапазоне 20–22%. В нечувствительности к конъюнктуре сограждан, получается, не обвинишь.

Заведующая кафедрой маркетинга, директор Центра стратегического маркетинга и инноваций Высшей школы менеджмента СПбГУ Мария Смирнова объясняет, как понимают инфляцию потребители: «Это дополнительный фактор снижения доходов — сокращая покупательную способность, инфляция также уменьшает ценность накоплений, что может привести к переоценке потребителями своего поведения. Они могут броситься приобретать давно запланированные товары, но в долгосрочной перспективе произойдет снижение расходов».

Пора пугаться?

Как обыватели, так и бизнесмены и профессионалы рынка воспринимают новости с напряжением. Поясняет Никита Демидов: «Последние данные по инфляции действительно вызывают опасения. Когда на текущие доходы можно купить все меньше продуктов, а ставка по депозитам ниже реального роста цен, такое сочетание не может радовать».

Игорь Калинин советует: «Страх — всегда от незнания. У любого человека есть потребности, и если скачки цен приводят к тому, что они не могут быть удовлетворены в полной мере, нужно вести диалог с работодателем… Возможно, стоит задуматься о смене места работы. Таким образом, скачка цен стоит в первую очередь бояться собственникам бизнеса — ведь он может вызвать виток увольнений».

«Люди, у которых есть что сохранять, вкладываются в иностранную валюту — по старинке. Если мы посмотрим на статистику третьего квартала 2021 года, то увидим, что в Петербурге резко выросли вложения на валютных депозитах. Однако мы не можем говорить о том, что бегство в СКВ — это массовое явление, потому что у большинства едва хватает средств на базовые продукты и поддержание текущего режима», — без оптимизма отмечает Александр Андрианов.

Что делать?

Чтобы сократить издержки, многие переводят рубли в другую валюту, но важно помнить, что и она подвержена инфляционным потерям.

Помните, что деньги, которые находятся в пассивном состоянии, только теряют в стоимости. А отдавая деньги под депозит в банке, вы лишь сокращаете потери. Поэтому лучшим решением будет инвестирование, которое поможет не только сохранить капитал, но и преумножить его.