Недавно бывшие журналисты Илья Красильщик и Александр Поливанов запустили пятый сезон подкаста «Деньги пришли». Мы поговорили с основателями о том, что именно они боятся спрашивать у своих героев, как на протяжении трех лет находить новые темы и почему этот подкаст на самом деле не про деньги.

Илья Красильщик

Соведущий подкаста «Деньги пришли» и генеральный директор «Яндекс.Лавки»

Александр Поливанов

Соведущий подкаста «Деньги пришли» и главный редактор Альфа-Банка

— Почему вы решили делать подкаст?

Александр Поливанов: Мы работали в интернет-издании «Медуза» (признано иноагентом), где у нас была отдельная студия подкастов. Ее возглавляла Лика Кремер, сейчас она сооснователь студии «Либо/либо». Мы понимали, что подкасты должны начать окупать себя в какой‑то момент. Что окупит себя быстрее? Конечно, финансы, ведь придут все банки, и у нас будет много денег. И мы поняли: надо делать такой подкаст.

Илья Красильщик: В «Медузе» мы много сотрудничали с банками. Практически все материалы про финансовую грамотность были нативной рекламой.

Александр: До этого я работал экономическим журналистом в «Ленте.ру», и мне казалось, что я должен вести такой подкаст. Кто‑то предложил: «Давай вместе с тобой будет Илья». Я подумал и говорю: «Нет, мы дружим, и нам не о чем говорить. Я хочу с Катей Кронгауз». Она сказала: «Нет, попробуйте с Илюхой». И мы попробовали.

Сначала у нас была идея, которая оказалась абсолютно провальной. Нам казалось, что нам нужно спорить. Один всегда защищает одну точку зрения, другой — противоположную. Мы думали, что спорить — значит орать. Разговор был примерно такой: «Нет, не надо биткоины покупать! Ты что?» (Орет.)

Илья: «А не перебивай меня, я сейчас скажу!» (Орет.) Мы просто орали друг на друга, и пилот никуда не пошел.

Александр: Мы очень волновались. Честно скажу, нам иногда приходят отзывы, что «Два по цене одного» был более душевным подкастом и, вообще, раньше было лучше. А я боюсь переслушивать, потому что это было сделано на коленке, но все же искренне.

Илья: Еще мы долго ныли. Зачем‑то два человека с абсолютно неинтересной финансовой жизнью рассказывают что‑то непонятное.

Александр: А я верил в победу. На рубеже 2018–2019 годов мы покинули «Медузу» и переехали в Москву. До этого общались мы очень плотно, и снова хотелось видеться, но мы работали в разных местах. Хотелось, чтобы нас снова объединяло общее дело.

Илья: Когда мы выпустили последний сезон «Два по цене одного», мне позвонила арт-директор Альфа-Банка Ира Волошина: «Давайте вы у нас <подкаст> будете делать». И мы согласились.

Первый сезон был сделан без студии «Либо/либо». Я не люблю его. Бывает, берешь героя, сажаешь на студии, и на 40-й минуте уже становится понятно, что он не подходит. Но делать уже нечего, потому что выпуск выходит через несколько дней. А еще у нас пропал какой‑то разговор друг с другом, поэтому я просто гнобил Поливанова.

Александр: Нам реально помог Альфа-Банк тем, что он поддерживал нас и не влезал в творчество.

Илья: Это идеальный партнер, потому что он позволяет делать все, что мы хотим, помогает, когда мы просим, и не лезет при этом. Смешно, что нам регулярно приходят сообщения: «Хотим рекламу в вашем подкасте». Давай, кстати, с Альфа-Банком поговорим, вдруг найдем дополнительный источник дохода.

— Вы начали делать подкаст из‑за расчетливости или желания прокачать свою финансовую осознанность?

Илья: Это была расчетливость «Медузы», потому что она нуждалась в финансировании. Нас поставили как двух дебилов, которые говорят о деньгах, при этом ничего не понимая в них. Мы были легендарными в Медузе людьми, у которых никогда не было денег. Подкаст про финансовую грамотность вели два человека, у которых она сама была в минусе.

Александр: В этом было обаяние.

— А что‑то изменилось с тех времен?

Илья: Да, я стал больше зарабатывать и перестал волноваться о том, как я бессмысленно трачу деньги.

Александр: Мы перестали стесняться того, что не разбираемся в финансах. В этом наша сила.

— А какую цель вы преследовали на старте и как она изменилась сейчас?

Илья: В прошлом году «Два по цене одного» включили в презентацию Apple, было ужасно приятно. Слушай, ну что значит «какую цель преследуем»? Просто приятно сидеть и ******* [болтать] в микрофон. Сначала было очень стремно, когда ты встречаешься с этой бездной и должен говорить.

А сейчас это стало отдушиной. Когда ты занимаешься дико сложными, стрессовыми вещами, но можешь раз в неделю собраться с маленькой командой и сделать что‑то очень понятное, в чем ты разбираешься. Ты чувствуешь эффект от этого, вообще, приятно заниматься медиа.

Александр Помню, когда в первые разы к нам подходили люди на улице и говорили: «О, вы делаете подкасты „Два по цене одного“ и „Деньги пришли“», — я реально думал, что из‑за угла меня снимает скрытая камера и надо мной так друзья шутят.

Не верил, что этот треп может быть кому‑то интересен. А потом все-таки выяснилось, что большому числу людей это нравится и приносит пользу. Мы кому‑то оказались нужны, и это ужасно стимулирует.

— А в чем именно сила безграмотности?

Илья: Подкаст — это твои воображаемые друзья, которые попадают в жизнь слушателей через наушники. Значит, если бы мы были суперумными и финансово грамотными, были бы занудными друзьями.

Большинство людей финансово неграмотные. Занижая планку, тем самым мы снимаем с них давление относительно того, что ты должен разбираться в финансах. Мы говорим: «Ребят, мы дебилы, но это нормально». Для многих это становится приятным, дружеским взаимодействием.

— Как вы ищете героев и чей опыт вообще считаете полезным для своей аудитории?

Александр: На самом деле у нас разный и в чем‑то общий опыт работы в медиа. Вот Илюха делал журнал «Афиша». Искать людей, которые были бы интересны аудитории, всегда было нашей работой.

Илья: О, да! Я семь лет ждал этого интервью.

У нас есть общие принципы. Во-первых, наши герои не должны быть узнаваемыми. Во-вторых, нам не страшно звать наших знакомых. Это даже хорошо, потому что нам с ними легко разговаривать. Оказывается, что вокруг много людей, и на расстоянии вытянутой руки можно найти кучу удивительных историй.

Ранее мы записывали подкаст в студии и разговаривали около полутора часов. С тех пор, как мы начали делать видеовыпуски, все поменялось. Теперь наши пяти-шестичасовые интервью превращаются в полуторачасовой видеовыпуск. В них легче звать известных людей, и мы этому очень рады.

Александр: Самая творческая часть оказывается за кадром, когда мы садимся и на протяжении полутора часов накидываем пять-шесть тем на ближайшие выпуски. Как эта магия происходит, мне до конца не понятно.

Сколько лет можно разговаривать про деньги? Кажется, уже обо всем сказали, а потом вдруг начинается одно, другое. Давай этого позовем, давай вот так сделаем.

Илья: Видеоформат позволяет развивать то, что до этого было нельзя сделать. Если выпуск построен на том, что вы разговариваете друг с другом, невозможно раскрыть некоторые темы. А когда у тебя есть набор героев, можно начать делать что‑то другое.

Честно, подход к героям часто определен отсутствием времени. Я думаю, что можно делать более серьезный ресерч. Опять же, в этом сезоне все немножко по-другому, потому что появилась героический продюсер Алина, которая ищет героев. Это такая должность.

Александр: Ужасно нравится, когда мы выходим за рамки одного жанра. Все говорят: «Подкаст — это то, что записывают в микрофон в пустой комнате». А мы взяли и сделали выпуск на улицах Москвы. На протяжении семи часов мы ходили по улице и разговаривали.

Илья: Не ходили, а ездили на великах и потом нажрались.

Александр: Говорят, что в подкасте не должно быть дополнительных звуков. Однажды мы сделали выпуск про нашу любимую еду. Илюха принес с рынка огурцы, мы сидели, хрустели, выпивали и закусывали. Это тоже исследование, и мне это нравится.

Илья: С одной стороны, интересно ломать шаблоны, а с другой — занимательно их и создавать. Можно существовать какое‑то время в придуманном шаблоне, а потом его взорвать.

— Вы говорили, что на сороковой минуте понимали, что герой не ваш. Что это вообще значит?

Илья: Это история связана с конкретной девушкой, которая накопила денег на собственный фильм. Мы расспрашивали ее, и на сороковой минуте выяснилось, что ее обеспечивает молодой человек. Это ломает всю историю. Но мы решили, что это будет выпуск со смешным сюжетом, в котором на сороковой минуте случается перевертыш.

Еще был выпуск с дизайнером Петей. Мы записали с ним выпуск длиной в час о том, как считает свои траты в приложении, но забыли упомянуть название. Уезжая в тот день, мы с Поливановым обсуждали, что достигли дна. Нам потом писали: «Ребята, это самый смешной выпуск, который я вообще слышал».

Александр: А у меня был насморк тогда, и я постоянно сморкался, а Илюха постоянно над этим шутил.

— Какие самые популярные комментарии вам пишут?

Илья: В видеовыпусках самый популярный комментарий: «Я не так вас представлял». А в аудио: «Хватит перебивать друг друга или гостя». Или «Как Красильщик с такой дикцией может вести подкаст?».

Александр: Да, последние я всегда лайкаю.

Илья: «Красильщик, перестань унижать Поливанова».

Александр: А тут я делаю вид, что это меня не касается.

Илья: Еще я очень люблю комментарий: «Обожаю ваш подкаст, я так люблю под него засыпать».

Александр: Есть, конечно, какие‑то очень милые, например: «Большое спасибо, как будто оказался с вами на одной кухне. Эти вопросы задаю сам себе, и как классно, что есть такие же люди, которые про это думают. И главное, что они не назидают». Но, вообще, лучшие комментарии еще не написаны.

Илья: Лучшие комментарии — это отрицательные, я их коллекционирую.

 — По моим собственным наблюдениям, в России не принято говорить о деньгах. Это считается «нездоровым любопытством». Вы замечали такое?

Илья: Честно сказать, мне до сих пор неловко задавать вопросы про деньги. Мне жутко неловко задавать эти вопросы, поэтому мы их всегда пропускаем.

Александр: Продюсер Паша нам говорит: «Парни, ну вы чего не спросили?»

Илья: Иногда мы набираемся сил и говорим: «Мы сейчас зададим вопрос, если что, можешь не отвечать, вырежем. Какая у тебя зарплата?» Он говорит: «Я не хочу отвечать». Мы: «Ну ладно, ничего страшного».

Александр: Сегодня у нас был такой случай. На самом деле одна из первых вещей, которую мы поняли, когда начали записываться, — про деньги сложно говорить, и в некоторых местах ты чувствуешь себя некомфортно. Отчасти это похоже на разговоры о сексе. Деньги — такая же интимная штука для людей.

Илья: Деньги сами по себе — это некая социальная конструкция, которая определяет взаимодействие с миром и его восприятие. Это очень сильно характеризует тебя, поэтому про них неловко говорить. Это что‑то потаенное, то, через что ты воспринимаешь себя и свой успех.

— Не говорить о деньгах — это пагубная установка?

Александр: В России нет никакой финансовой грамотности. Люди берут микрокредиты, чтобы поставить на матч «ЦСКА» — «Спартак».

В отношениях нужно об этом говорить. Я знаю пары, где партнер не знает, сколько зарабатывает другой человек. Это мне кажется какой‑то дичью, ненормальными отношениями.

Илья: Мне кажется, что это не самое страшное. Вот когда они не знают, как поделить это и кто за что должен платить, — это может же быть некомфортным для обеих сторон. Конечно, в этом случае нужно разговаривать.

Нужно ли уметь говорить про свое богатство? Не обязательно. А вот когда это связано с отношениями или с тем, как не просрать свои деньги и потратить их с умом — эти все вещи очень важны и должны проговариваться.

Александр: Нужно уметь разговаривать про деньги с собой. Прям проговаривать: вот я зарабатываю столько‑то, я хочу что‑то откладывать или мне хочется инвестировать сейчас в себя. Сейчас я не хочу давать никаких советов.

Илья: Нет, мы не даем никаких советов.

— А как вы выстраиваете диалог с героями? Чтобы они не закрылись, а больше рассказали.

Илья: Во-первых, создание некоторой атмосферы: мы сидим, расслабленно шутим и на самом деле практически не задаем неприятных вопросов. Это не конфликтное интервью, у нас нет задачи вывести собеседника на какие‑то вещи, о которых он не хочет говорить. Наша задача — просто ********* [разговаривать] в свое удовольствие. Во-вторых, не перебивать. У нас это очень плохо получается.

Я понимаю, в чем сегодняшний успех: надо брать интервью с похмелья, когда у тебя нет сил спрашивать. Когда ты сидишь такой и думаешь: «Офигенно».

 — От каких убеждений относительно денег вы сами избавились, когда начали вести подкаст?

Илья: Я должен сделать заявление: этот подкаст никаким образом ни в чем мне не помог. Только в конце работы в «Медузе» я стал немного откладывать, но в целом не могу сказать, что он мне полезен финансово. Кроме того, что он напрямую увеличил заработок.

Александр: Нет, не знаю, я проговорил вещи, о которых я раньше даже не думал. Думал: «Ой блин, это очень сложно, я подумаю об этом потом». А подкаст заставил это проговорить, сформулировать позицию в этом смысле, я очень ему благодарен.

— Как вы ищете темы для выпусков? Если вы сами говорите, что уже обсудили все темы.

Александр: Все сезоны устроены более-менее одинаково. В начале мы соскучились, придумали много тем и классно нафигачили. В середине устали, тем нет, все плохо, выковыриваем наши старые наметки. Не получается, ну ладно, давай сейчас это запишем. О, классно, набрали ритм, супер, вот эти темы прям офигенные.

Илья: И тут сезон закончился.

Самое большое изменение за все время — у нас раз в две недели выходит видео вместе с аудиовыпуском, а в другую неделю — просто аудио. Раньше приходили в студию, практически не готовясь, садились и разговаривали полтора часа. Далее Ильдар Фаттахов с Пашей Боровковым героически из этого составляли получасовой выпуск.

Сейчас в видеовыпусках у нас по пять героев, с которыми мы проводим часовые интервью. У меня проснулась гораздо большая ответственность, потому что ты не можешь придумать проходную тему. Зато мы решили, что аудио для нас — это законная возможность расслабиться и просто посидеть и поговорить. И если в видео мы больше слушаем, то в аудио — больше говорим.

— Почему вы стали звать в подкаст директора по маркетингу Альфа-Банка?

Илья: Мы называем его просто Лешей. Мы долго думали о том, как сделать интеграцию с «Альфой». В первом сезоне ее не было, а потом мы сказали: «Слушайте, ну давайте что‑нибудь придумаем, странно, что в этом подкасте нет Альфа-Банка». И мы решили, что здорово разговаривать. Теперь к нам приходит Леша и общается на тему выпуска, приводит интересные факты из статистики банка или профильных изданий.

У нас бывают исключения, но почти всегда в выпуске есть Леша. У слушателей с ним тоже развиваются какие‑то отношения, он становится еще одним героем. Это получается суперорганично.

Александр: Много людей пишут, что это классная интеграция. «Я переживаю за Лешу». Или «Леша супер». И отдельно приятно в этом партнерстве то, что у Альфа-Банка нет цели в каждом выпуске что‑то втюхать.

— Как вообще рассказывать про деньги, чтобы это не было скучно?

Илья: Вообще, мы очень мало говорим о деньгах. Наш подкаст про повседневную жизнь и деньги как ее часть. Я не знаю, как сделать интересный подкаст только про деньги. Мне кажется, это будет очень скучно.

— Как долго вы планируете продолжать?

Илья: Каждый раз, когда заканчивается сезон, мы с замиранием сердца спрашиваем Лешу: «А что, будем обсуждать следующий?»

Александр: Пока очень приятно его делать.

Илья: Обычно записываемся в пятницу вечером. И как это здорово, когда у тебя десять зум-встреч, и ты приходишь вечером и записываешь пять интервью. Ну кайф же!

Александр: Но тут есть другая проблема: ты выходишь в полночь в Москве, вечер пятницы, и у тебя такой адреналин, с которым невозможно пойти не выпивать.