Эрика Лабри не ждет, что люди ее поймут, но иной быть отказывается.

Термин «objectum sexual» был введен в обращение шведкой Эйей Риита, которая в 1979 году вышла замуж за Берлинскую стену и даже сменила имя на Эйя Риита Берлинер-Мауэр. C тех пор сообщество разрослось примерно до 400 человек, они объединились в организацию Objectum Sexual Internationale и завели свою страницу в фейсбуке.

Лабри, которая прославилась, выйдя замуж за Эйфелеву башню, стала в 2008 году героиней документального фильма, в котором также рассказывалось о ее прошлых отношениях с другими неживыми предметами.

Бывшая сотрудница американских ВВС Лабри была чемпионкой мира по стрельбе из лука, и состояла в отношениях со своим луком Лэнсом — а до этого с мечом. Недавно ее роман с Эйфелевой башней также подошел к концу, и сейчас у нее новая любовь — пока Лабри хранит подробности в тайне. Девушка возглавляет Objectum Sexual Internationale.

Лабри не понравилось, как фильм «Замужем за Эйфелевой башней» делал упор на фетишистской стороне ее сексуальности, но не рассказывал об эмоциональной близости, которую она испытывает в отношении предметов. Ей также не пришлось по нраву то, что в фильме заявлялось, что причина ее объектофилии — прошлые сексуальные травмы или душевная болезнь. Недавно она высказалась по этому поводу в интервью изданию News Australia: «Мир не понимает моей любви. Эйфелеву башню окружают миллионы туристов, которые влюблены друг в друга, а не в нее… ».

Комментируя предположение о том, что она любит предметы, потому что испытывает проблемы в отношениях с людьми, Лабри сказала: «Я всегда отлично ладила с людьми и была очень общительной, но никогда не хотела романтических отношений. Я испытывала давление со стороны общества и пыталась ходить на свидания, но ничего не удавалось».

«Я всегда говорю, что всякий человек на самом деле латентный OS, и просто этого не знает. Сентиментальные отношения людей с некоторыми предметами это очень близко к тому, что я испытываю. Однако у большинства людей не хватает инстинкта, чтобы развить более глубокую связь».

Лабри говорит, что осознала свою сексуальность еще будучи подростком. Лабри осознает, что объектофилия не принимается многими как форма сексуальности, и говорит, что не ждет от людей понимания.

«Я думаю, что OS принимали бы лучше, если бы люди осознали, насколько он безвредны. Мы не такие как все, но мы безвредны».