Не зоофилия и не диверсия: в чем смысл фурри и при чем тут древние ритуалы?

13 июня 2024 в 19:00
Российские чиновники стабильно обвиняют фурри в сексуальных девиациях, зоофилии и в деструктивном влиянии на детей. Что, фурри правда считают себя животными и сексуализируют их? Вместе с реальными участниками фандома разбираемся, как и чем живет фурри-сообщество, могут ли его запретить — и почему история фурри гораздо древнее, чем вы думаете.

Да кто такие эти ваши фурри?

Аннет Капелли 31 год, она родилась в Иркутске. Девушке с детства нравились сказки о животных: сначала читала их вместе с прабабушкой, а затем сама — от «Теремка» до «Белого клыка». В 2002 году она пыталась найти что‑то по своим интересам в  интернете и наткнулась на термин «фурри»: это субкультура людей, которым нравятся разумные антропоморфные животные.

Такие персонажи отличаются от обычных зверей: они ходят на двух ногах, разговаривают, у них человеческие тела, мимика и жесты, они способны мыслить и чувствовать. При этом фурри, с которыми поговорила «Афиша Daily», отмечают: они не считают себя животными и не испытывают влечения к ним, а антропоморфных персонажей воспринимают как разумную расу.

Это такой же фандом, как у любителей аниме, «Звездных войн» или «Властелина Колец», только в центре внимания не готовые произведения, а собственные персонажи.

Фандом вырос из сообщества поклонников сайфая в конце 1970-х годов в США. Точкой отсчета называют 1976 год, когда появился первый фанатский фурри-зин Vootie с оригинальными персонажами. До этого поклонники человекоподобных животных опирались на детскую анимацию и диснеевских персонажей вроде Микки и Минни Маус, Дональда Дака, Робина Гуда — лиса. А в 1978 году был опубликован первый эротический фурри-комикс «Омаха» о кошке-стриптизерше. Через пару лет в Калифорнии стали проходить первые фурри-ивенты, где участники делились артами, комиксами, идеями и находили единомышленников.

Чаще всего у фанатов есть своя фурсонаСочетание английских слов fur — «мех» и person — «персона». — основной персонаж, который репрезентует человека в сообществе. Он может быть волком, лисой, собакой и другим животным. У фурсоны есть имя, характер, повадки и лорСовокупность историй, особенностей мира и мифологии, создающих глубокий и убедительный контекст.. Некоторые персонажи могут быть лучшей версией своих создателей. Фурсона Аннет — Нако, что‑то среднее между драконом и ящером. «Помните метафоры по типу „трудяга-муравей“ или „заяц-трусишка“, „большой и сильный, как медведь“? Вот и фурсоны будут чем‑то напоминать владельцев», — рассказывает девушка.

По словам Аннет Капелли, в нулевых в России основной костяк фурри-сообщества был в Москве и Петербурге. В маленьких городах доступного интернета еще не было, поэтому фандом в Иркутске выживал как мог. Участники списывались и знакомились на форумах, искали картинки, криво-косо переводили иностранные сайты, посвященные фандомам типа «Короля Льва», «Котов-воителей» или игре «Шпион Лис».

«С ребятами из городов по всей России мы делились творчеством, что‑то придумывали и диву давались, что на Западе существуют целые фурри-мероприятия. Как‑то раз мы придумали сюжет про разумных магических волков, которые берегут лес от злых сил».

«Я использовала этот лор и персонажей, чтобы написать сочинение на двадцать пять страниц — и получила за это первое место в окружной олимпиаде по литературе», — вспоминает Аннет.

По мере того, как интернет становился доступнее, фандом разрастался. Сейчас фурри — растущее молодое сообщество: по некоторым оценкам, их от 1,4 до 2,8 миллиона человек по всему миру. Сколько представителей фандома в России, неизвестно. Возраст участников движения варьируется от 14 до 35 лет, а профессии — от художников до сотрудников ФСБ. Фанаты рисуют комиксы, шьют костюмы, делают или организовывают прогулки и фесты. Например, «Русфуренцию», «ФурМаркет» и AnyFurry Fest.

«Когда выходил мультфильм „Зверополис“ в 2016 году, мы с ребятами впервые прошлись маленькой колонной на Дне города. Снаряжались кто как мог: шили, кроили и старались выглядеть максимально круто», — вспоминает Аннет. Сейчас она живет в Петербурге, администрирует сообщество «Фурри Культура». Раньше Аннет работала госслужащим, а сейчас — дизайнер, организатор прогулок и куратор арт-зоны на местном «ФуррбургФесте».

Аннет вспоминает: «В последний день перед увольнением с госслужбы я пришла в фурсьюте. Товарищи по работе и так знали, что мне нравятся такие штуки. Работа серьезная, сложная, со строгим дресс-кодом и уставшим коллективом — а я напоследок смогла немного приподнять им настроение».

Что такое фурсьют?

Это индивидуальный костюм из искусственного меха, физическое воплощение фурсоны. Для создания используют ткани, пластик, дерево, а порой даже электронику и другие сложные материалы. Это серьезная статья расходов для фурри: одна голова может обойтись в 20 тысяч рублей, а костюм целиком — в 90 тысяч.

22-летняя ФортунаЭто имя фурсоны героини. Настоящее имя она попросила не называть. пришла в фандом три года назад. Ее фурсона — ледяной дракон. В раннем подростковом возрасте ее впечатлил фэнтези-роман Кристофера Паолини «Эрагон»Первая книга из тетралогии «Наследие» рассказывает о мальчике Эрагоне из вымышленной страны Алагейзии, который во время охоты обнаружил драконье яйцо и впоследствии стал драконьим Всадником. Серия переведена на 50 языков, а общий тираж — 20 млн экземпляров. — настолько, что она решила попробовать себя в ролевых играх со своим героем. Девушке хотелось нечто большего, чем просто рисовать картинки с персонажем, она решила заказать для него костюм — и так узнала о фурри-комьюнити.

«Мои отношения с одноклассниками были не очень, и мне не хватало внимания и общения. А в сообществе я нашла людей, которые не оценивают меня по тому, что я слишком толстая или худая или не общаюсь с одноклассниками. Нас объединяет интерес к субкультуре, мы приходим на встречи пообщаться — и никому из них не интересно, как я учусь, выгляжу или какие у меня недостатки», — говорит Фортуна.

Последний год девушка создает фурсьюты и организовывает фурри-встречи в Москве. По словам Фортуны, на такие сходки может собираться до 200 человек. Она рассказывает, что такой маскарад радует в первую очередь детей: обнимаются, гладят костюм, играют или просят родителей сделать фото. «Родители относятся спокойно. Многие думают, что мы аниматоры, и предлагают деньги. Но такое у нас порицается: мы собираемся, чтобы хорошо провести время и подарить положительные эмоции себе и окружающим», — говорит девушка.

История фурри древнее, чем вы думаете

Историк Артур Чубур, изучая искусство субкультуры фурри, рассмотрел наскальные рисунки и поделки Франко-Кантабрийского региона и Урала эпохи верхнего палеолита40–12 тысяч лет назад.. Многие из них сочетают черты и животных, и людей. Чубур заметил, что фурри чаще выбирают для фурсон хищников — как и древние люди выбирали их объектами повышенного внимания и поклонения.

«Существует инстинктивная программа заключения союза с более сильным существом. Преобладание хищников в фурри-арте — вероятно, тот же подсознательный поиск воображаемого покровителя вплоть до самоидентификации с ним, попытка стать могущественнее через создаваемый на бумаге или в мыслях образ».

Чубур добавляет, что почти в каждой культуре и древней религии найдется место фурри-персонажам. Например, человек-тигр Дусэ, от которого, согласно мифологии, берут свое начало нанайцы, удэгейцы и манчжуры, человек-медведь Комсин, почитаемый у корейских племен, и пантеон богов Древнего Египта. С укреплением монотеистических религий отголоски зооантропоморфизмаЗооморфный — имеющий облик животного, антропоморфный — облик человека. Зооантропоморфизм — объединение двух обликов. и ритуалов, связанных с переодеванием в животных, остались в сказках, баснях и страшилках, о чем писал еще советский фолькорист Владимир Пропп в «Исторических корнях волшебной сказки» (1928). Такой ритуал, кстати, можно заметить в фильме Роберта Эггерса «Варяг» о викингах конца IX века: перед набегом на поселение герои надевают на себя волчьи шкуры, собираются вокруг костра и доводят себя до исступления, чтобы «обратиться» в хищников и стать берсерками.

Ольга Христофорова

Антрополог, фольклорист, доктор филологических наук, директор Учебно-научного центра типологии и семиотики фольклора РГГУ, ведущий научный сотрудник Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, автор книги «Мифы северных народов России»

«В мифах и ритуалах разных народов, особенно архаических (доземледельческих, или охотников-собирателей), обычно действовали персонажи зооантропоморфные. Они назывались как животные — медведь, ворон, койот, кузнечик и другие, — но при этом разговаривали и вели себя по-человечески. Это антропоморфные животные, или зооантропоморфные существа, — совсем как фурри.

Во время праздничных гуляний на Поклонной горе, Москва. 24 декабря 1994 года

Ряжение — неотъемлемый элемент многих обрядов народов мира, в том числе европейского карнавала. У восточных славян было распространено ряжение на Святки — зимний период между Рождеством и Крещением. Ряженые назывались в разных регионах по-разному — коляды, кудеса, святки, святошники, рядихи. Как и во время карнавала, люди переодевались в разных существ, в том числе в зверей: например, надевали шубу мехом наружу, на голову шапку, на лицо надевали маску или разрисовывали сажей — получались медведь или коза. Ходили в таком виде по домам, плясали и пели колядки, угощались и веселились».

«Такие ритуалы — это развлечение, сбрасывание своего привычного лица, отрицание повседневной принадлежности к статусу, гендеру, человеческому роду. Но это лишь временный отказ, и люди всегда это понимали: сейчас мы переоделись и веселимся, а завтра смоем с лица сажу, наденем привычный костюм — и за работу».

«Именно святочное ряжение лежит в основе новогодних детских утренников, когда детей наряжают белочками, зайчиками и другими животными. Так серьезные взрослые ритуалы стали детской игрой. Но в современную эпоху происходит наоборот: детские игры возвращаются во взрослую среду. Последние тридцать — сорок лет в развитых странах резко увеличился срок детства. Молодыми считаются люди до 40 лет, и среди них много так называемых young adult, увлекающихся подростковыми литературой, фильмами, видеоиграми, реконструкторствомИгровое воспроизведение „на натуре“ некоторой особой реальности с помощью своего тела и окружающих людей и предметов и проживание (в) этой реальности. Субкультура фурри — вариант реконструкторства. (Прим. Ольги Христофоровой.) .

А еще ряжение — это отрицание навязанных „взрослой“ культурой стереотипов и моделей: как жить, что думать, что чувствовать и делать, как себя вести, кем себя считать. В этом смысле отказ от жесткой антропоморфности сродни отказу от гендерных стереотипов, а фурри подобны небинарным персонам — только преодолевается тут противоречие не между мужским и женским, а между антропоморфным и зооморфным. Причем это противоречие просто снимается тем, что фурри — зооантропоморфные существа и сочетают черты и животного, и человека».


Некоторые исследователи ставят фурри в один ряд другими «проявлениями массового зооантропоморфизма» — териантропами и азеркинамиОт англ. otherkin — «другой род».. В отличие от фурри, для которых переодевание в зверей — это ролевая игра, териантропы считают себя животными, запертыми в телах людей. Они могут строить свою идентичность вокруг зверя, подобно древним людям. Азеркины определяют себя шире и могут считаться эльфами, драконами, инопланетными существами и другими нелюдьми.

Помимо этого, в массовом сознании субкультура человекоподобных животных смешивается с квадробикой. Это вид спорта, где люди подражают движениям и повадкам зверей на четвереньках, зачастую выполняя сложные акробатические трюки. Для большего погружения квадроберы могут использовать маски и хвосты, а некоторые участники движения называют себя терианами. Такой вид хобби распространен в основном среди детей и подростков. «Дети занялись совершенствованием тела, а их записали в фурри и начали гнобить. Хотя квадробика вообще не связана с нами: не все, что какое‑то животное, сразу фурри. Это все равно что отправлять программиста чинить чайник, потому что он шарит в технике», — говорит Аннет Капелли.

Артур Чубур считает, что популярность зооантропоморфных субкультур — это попытка эскапизма в слишком переменчивом мире. «Существуя на правах сетевого фольклора, субкультура фурри ярко отображает самые глубинные древнейшие архетипы подсознания, представляя естественный исход дегуманизации современной культуры. Это своеобразный уход от реальности, которая становится в последние десятилетия все более непредсказуемой», — считает историк.

Почему с фурри так много порно?

Художница Road Abelgeym увлекалась рисованием антропоморфных животных еще будучи подростком в 2010 году, когда заметила, как тем же занимается ее знакомая. Сейчас художнице 26 лет, и фурри-арт — это ее основной доход: за один несложный рисунок она получает 150 долларов на сайте FurAffinity. Стоимость артов на разных платформах может варьироваться от 50 рублей до нескольких тысяч долларов. Помимо антропоморфных персонажей и людей девушка рисует и эротические фурри-арты.

По словам Road Abelgeym, поскольку у всех участников сообщества есть свои фурсоны и другие персонажи, многим хочется их оживить или использовать для ролевой игры — и для этого они заказывают арты. Художники также могут придумывать и продавать своих персонажей. «Это как любое хобби: людям нужно куда‑то сливать деньги, чтобы это приносило удовольствие», — говорит девушка.

Фурри-порно отличается от привычного только тем, что его главные герои — не люди, а антропоморфные животные.

Опрос 2013 года, проведенный внутри американского фурри-фандома, показал, что 96,3% мужчин и 78,3% женщин когда‑либо смотрели такое порно. При этом респонденты отмечали, что большинство фандомных активити никак не связано с эротикой. Например, мужчины тратят на сексуальные ролевые игры онлайн 34% своего времени, в то время как женщины — 21,4%. Фурри, с которыми поговорила «Афиша Daily», это подтверждают: если вы причисляете себя к фандому, тематическое порно вам может быть не интересно. «Мы с мужем вместе третий год, у нас есть свои фурсоны. Иногда люди показывают нам [порнографию], но мы этим не восторгаемся. У многих это вызывает такое удивление: как это нам не нравится? Но это действительно вкусовщина и не для всех», — рассказывает Фортуна. Многие фурри действительно сталкиваются со стереотипом, что фандом строится исключительно на сексуальном интересе. Историк Октавия Вульф, изучающий фурри, считает, что такие предрассудки возникают из‑за того, что «медиа часто фокусируются на сексуальных аспектах».

Свою фурсону можно представить не только в человекоподобном виде, но и придать ему животную анатомию — такие арты называются feral («одичавший» с английского). Порно с такими персонажами тоже встречается, но приветствуется далеко не всеми членами комьюнити.

«Одно дело — сексуализировать вымышленных персонажей с человеческим телосложением и мышлением, которые способны отвечать за свои поступки и принимать решения, у которых есть личность. Другое дело, когда сексуализируют настоящих животных. К сожалению, такие извращенцы есть. Я такое не приветствую», — говорит Фортуна.

Road Abelgeym рассказывает, что за годы работы встречалась с разными запросами и артами. Она рисует далеко не все: ее привлекает больше эстетика, пластика тела и стиль. Но некоторые художники берутся за самые дикие запросы. Девушка объясняет популярность фурри-порно очень большим фандомом и «правилом 34»: если в мире что‑то существует, значит по этому уже сделали порно.

«Если ты увидишь арт с пролапсом матки у девушки, об который еще и тушат сигареты, скорее всего подумаешь: ***** [блин], что за ****** [треш]. А когда увидишь, что это еще и фурри, подумаешь: вдвойне ****** [треш]», — говорит Road Abelgeym.

Road Abelgeym обсуждала в чате фурри-художников, почему людей может возбуждать такое порно. «Мнения были разные, — говорит девушка. — Кто‑то считал, что такие изображения ярче и насыщеннее человеческого порно. Кто‑то отметил, что люди не воспринимают фурри-персонажей как животных — скорее как другую расу. Еще был хороший тейк, что людям могут нравиться мерзкие и экзотичные вещи, которые сложно применить к реальным людям. Перенося свои фетиши на персонажей-нелюдей, их можно сублимировать, дистанцироваться».

Могут ли запретить фурри в России?

В конце апреля детская омбудсвумен Татарстана Ирина Волынец предложила наказывать «за вовлечение несовершеннолетних в деструктивное движение фурри». По ее мнению, субкультура якобы пришла с Запада, разрушает детскую психику и проводит «диверсию против населения, направленную на превращение людей в животных».

Это не первый раз, когда чиновники хотят запретить движение. В 2021 году председатель комиссии по защите детей от деструктивного контента при Роскомнадзоре Андрей Цыганов предлагал приравнять «движение фурри» наравне с феминизмом, ЛГБТ* и чайлдфри к экстремизму, а саму субкультуру связал с педофилией и зоофилией.

В 2023 году Первый канал выпустил сюжет «Толерантность в США приобретает все более странные формы», в котором цитирует американские ютуб- и телеканалы. В частности, там использовался ролик с канала Truly о том, как парень-фурри Тайлер идет на свидание. «Фурри — это восхищение или интерес к животным, которые ведут себя как люди», — говорит он. Но в переводе Первого канале Тайлер почему‑то стал Дэвидом и тем, кто «считает себя собакой». Блогер Alex Dingo заметил, что таким образом авторы сюжета исказили перевод и общий смысл всех оригинальных видео, сравнили фурри с трансгендерными людьми и определили их как людей, считающих себя животными.

«Ведь если можно провозгласить себя мужчиной, не являясь мужчиной, и женщиной, не будучи женщиной, то зачем же себя ограничивать?» — говорит диктор.

При этом одиннадцать лет назад на том же канале был совсем другой сюжет про фурри: «Объединяет их любовь к героям комиксов, фильмов или компьютерных игр».

Фортуна

Фортуна призналась, что редко читает новости, поэтому не ощущает давления властей. На тематических прогулках она также не замечала ненависти со стороны прохожих, а на негативные комментарии в группе, которую модерирует, не обращает внимания. «Эта тема почему‑то стала очень оживленной последнее время, хотя, по-моему, каждые полтора-два года кто‑то выкидывает, что нас нужно запретить. Я считаю, что если бы действительно хотели запретить, уже сто раз бы это сделали», — говорит девушка.

Аннет Капелли, напротив, относится к заявлениям настороженно, а риторику чиновников называет несправедливой: «Деструктивно — не разбираться в вопросе, не складывать два и два и грести все под одну гребенку. Вы знаете, что у Росгвардии есть свой фурри-комикс? Это значит, что он что‑то деструктивное пропагандирует? После его чтения нужно резко полюбить эротический контент? Получается, что один чиновник говорит, что говорящие звери — плохо, но рядом существует этот комикс».

Road Abelgeym считает, что заявления чиновников — попытка отвлечь людей от более насущных проблем, а арт-сообщество реагирует на них по-разному. «Конечно, есть паникеры, которые такие: „Все, забираю все свои фурри-пиписьки и еду в Казахстан“. Но большинство людей относятся по рофлу. Запретили ЛГБТ* — удалили все арты из VK, написали в паблике, что ничего не пропагандируют и детям вход запрещен, ну и все. Если запретят фурри, возможно люди перейдут на другие площадки, будут шкериться. Но я не думаю, что из‑за этого кто‑то перестанет рисовать», — рассказывает она.

Героини сходятся во мнении, что заявления чиновников строятся на невежестве и нежелании погрузиться в вопрос, а фурри достается так же, как раньше доставалось аниме, косплеерам и другим субкультурам. «Это интернет, и треш-контент тут заходит лучше всего. И на тему фурри можно сделать кучу всякого бреда для нормисов, которые ни в чем не шарят, ничего не поймут и не пойдут ничего проверять», — дополняет Road Abelgeym.

«Для детей опасно отсутствие воспитания и образования или когда они попадают в плохую компанию, когда не могут отличить хорошее от плохого».

«Где угодно можно словить „деструктивность“ — в любом фандоме будет недетский контент, будь то аниме, „Ведьмак“ или „Трансформеры“. В таком случае можно запретить хоть всю поп-культуру».

«У нас люди рисуют, шьют, книжки выпускают, и дети визжат от восторга, когда видят фурсьюты. Это явно не опасно», — говорит Аннет Капелли.

* Верховный суд России признал «международное общественное движение ЛГБТ» экстремистской организацией и запретил его в РФ.

Расскажите друзьям