Несмотря на скандальность, программы действительно помогали героям и предавали огласке важные истории, пишет в твиттере бывший редактор шоу Слава Тихонов.

Тележурналист Слава Тихонов пять лет проработал в редакциях ток-шоу Андрея Малахова: сначала в «Пусть говорят», а затем в «Прямом эфире». В 2019 году он ушел с канала «Россия 1», а недавно решил рассказать в твиттере о внутренней кухне подобных передач. В треде он пишет, что над созданием эпизодов работают шесть-семь бригад по пять-шесть человек. На подготовку выпуска отводится неделя, затем запись ждет своего часа — прямые эфиры у ток-шоу бывают редко. «Отснятый выпуск про Диану Шурыгину месяц лежал „консервой“, потому что никто на ее успех не ставил», — поясняет он.

Журналист утверждает, что большая часть историй на шоу — настоящие, их нередко находят в локальных изданиях. Затем с героями связываются через соцсети, чтобы достучаться до нужного человека, иногда приходится писать всем его друзьям либо через почтальонов. Уговоры Тихонов называет самой сложной частью работы редактора: «Задача по телефону убедить человека, что он должен прямо сейчас со своей бедой прилететь в Москву и рассказать о ней всей стране». «Простых», незвездных героев, обычно мотивируют обещаниями о юридической, психологической и информационной поддержке и стараются их сдерживать. Кроме того, им оплачивают дорогу и проживание.

Не дремлют и редакторы других подобных шоу. «„Пусть говорят“ и „Прямой эфир“ (иногда аналогичные ток-шоу на НТВ) непримиримые конкуренты, — добавляет Тихонов. — Перекуп и похищение будущих героев — нормальная практика. Иногда людям буквально говорят, что везут на Первый канал, а везут в студию „России 1“. Ну и наоборот».

Тихонов рассказывает, как героев накручивают перед съемкой и какие письма приходят в редакцию

1 из 5
2 из 5
5 из 5

Именно помощь реальным людям и привлекала Тихонова в работе на ток-шоу. «Благодаря нашим эфирам предавались огласке истории, которые в ней нуждались (мы сняли тринадцать эфиров про сестер Хачатурян), встречались разлученные семьи, анорексички толстели, толстые худели», — пишет он. Однако со временем бытовые истории стали замещать звездные разборки. «Я перестал понимать, для кого мы это снимаем, тупо не видел перед собой рядового зрителя программы, начал выполнять свою работу по инерции и по наитию. И поэтому неизбежно стал делать ее хуже», — объясняет журналист.

Многим пользователям тред показался познавательным. Но некоторые в ответ раскритиковали концепцию ток-шоу. «Отстойнейшая программа на все времена. Организаторы — падальщики людских эмоций, участники — беспринципные жалкие люди. Деградация страны произошла из‑за вас в том числе», — пишет @Aleksey_Smitt. На что Тихонов отвечает: «„Пусть говорят“ — прямая калька с Опры и шоу Джерри Спрингера. Мы можем и их считать падальщиками эмоций, но стоит признать, что, если зрителю Первого канала в прайм-тайм включить вместо Малахова Концерт Стравинского или Led Zeppelin, они просто переключат на „Второй“».

Подробности по теме
Из новой серии «Смешариков» вырезали слова «войнушка» и «захватчики»
Из новой серии «Смешариков» вырезали слова «войнушка» и «захватчики»